Публикации в СМИ

Темы публикаций
Авторы

Журнал "Россия XXI"
Альманах "Школа Целостного Анализа"
Видеосюжеты
Стенограммы суда времени
Суть времени
Исторический процесс
Смысл игры

Кризис и другие-22
Тема: Россия
Автор(ы): С. Кургинян
Дата публикации: 08.07.2009
Источник: Завтра
No: 28

Сергей Кургинян

КРИЗИС И ДРУГИЕ

Визит в Москву президента США Барака Обамы начнется в понедельник, 6 июля 2009 года, и закончится в среду, 8 июля. Большинство читателей прочтут этот текст в четверг, 9 июля. То есть уже после того, как визит завершится. Пишу же я статью в момент, когда визит еще не начался. Но уже в ходе подготовки к проведению визита произошло очень и очень многое. И как-то к произошедшему отнестись надо.

Я не считаю, что произошедшее имеет для нашей страны принципиальное значение. В нынешнем ее состоянии принципиальным значением обладает весьма немногое. Это немногое – новый Договор о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ) – уже обсуждено мною в предыдущей статье.

Мое подключение к этой теме вызвано не тем, что я не верю в способность российских специалистов-переговорщиков добиться нужных параметров новых договоренностей. Ничуть не хуже их я понимаю, что дело не в этих параметрах, а в характере протекающих в России процессов. И что если мы не остановим эти самые процессы (регресс, дерегуляцию и так далее), то порожденная самими процессами "естественная убыль" российского ядерного потенциала (он же "советское ядерное наследство") все равно окажется выше той, на которую наши вменяемые переговорщики выведут новый СНВ.

Но кто может гарантировать, что в нынешней ситуации править политический бал будут наши вменяемые переговорщики (которых, кстати, осталось совсем немного)? А что, если в дело вмешается какой-нибудь влиятельный "как-известник"? Что, если он изречет: "Да что там бодаться... 1700 единиц... 1500 единиц... КАК ИЗВЕСТНО, и 100 единиц достаточно. КАК ИЗВЕСТНО, американцы – люди здравомыслящие, любящие комфорт. КАК ИЗВЕСТНО, даже если несколько наших стратегических ядерных "изделий" достигнут их территории, это для них недопустимый урон"?

Мало ли что известно "как-известнику", заявляющему, что корабль надо для устойчивости в шторм от балласта освобождать. И мало ли какой вес случайно получит не этот, так другой "как-известник" в нашей нынешней, существенно разбалансированной политической системе.

В виде профилактики от "как-известничества", я, оговорив нечто в предыдущей статье, которая вышла до визита Обамы, нечто уточняю в этой статье, которая выйдет сразу после завершения визита. Потому что мы живем не от визита до визита. И работа по СНВ продолжается.

Итак, повторяю и развиваю – по пунктам.

1) Имеется концепция американского опережающего ядерного удара по РФ, изложенная публично и весьма детально в таком авторитетном американском органе, как "Форин Аффеарс".

2) Эта концепция существует не сама по себе, а в совокупности с наращиванием американцами потенциала противоракетной обороны (ПРО). Речь идет не о мини-ПРО (ПРО, предназначенной для размещения на отдельных ТВД – театрах военных действий), а о макси-ПРО. ПРО, которая способна гарантировано парализовать наш стратегический "удар возмездия" в случае нанесения США по России опережающего ядерного удара. А значит, позволить американцам ударить по нам – впервые в ядерную эпоху – БЕЗНАКАЗАННО.

3) Конечно, кроме удара возмездия, мы, в случае ядерной атаки из США, в принципе, должны нанести так называемый "ответно-встречный удар". То есть, получив оповещение системы раннего предупреждения о начале американской ядерной атаки, запустить свои ракеты до того, как большинство этих ракет будет уничтожено первым американским ударом. Но наша система раннего предупреждения, в силу имеющихся регрессивных тенденций, неуклонно разваливается. И, не исключено, может не обеспечить в нужный момент это самое "раннее предупреждение", прозевать первый американский удар.

4) Никто, кроме нас, за наши тенденции не отвечает. Хотелось бы эти тенденции переломить. Но их, в любом случае, надо учитывать.

5) С учетом этих тенденций и того, что они порождают, американцы могут через какое-то время свести все риски для себя, связанные с их первым ядерным ударом по РФ, – только к рискам нашего ответного удара, или "удара возмездия". То есть удара, который мы нанесем после того, как прозеваем их удар, и большинство наших ядерных средств будет разрушено.

6) Для американцев риски, порождаемые нашим ударом возмездия, определяются тем, какую часть нашего стратегического ядерного потенциала они уничтожат своим первым ударом (тем самым, о котором писал столь развернуто "Форин Аффеарс"), и какие стратегические ядерные средства у нас после этого останутся.

7) То, что у нас останется после первого ядерного удара США, примерно пропорционально количеству действующих носителей и боезарядов, которыми Россия будет располагать на момент нанесения этого первого удара. А также состоянию и боеготовности российского "ядерного щита", которые при сохранении нынешних тенденций будут ухудшаться.

Оставив в стороне это ухудшение, сосредоточимся на главном параметре – этой самой пропорциональности. Если взять в качестве коэффициента пропорциональности, например, 0,9, то есть предположить, что американцы в ходе первого удара уничтожат 9 наших "наступательных стратегических ядерных единиц" из 10-ти, то при наличии, скажем так, 2000 единиц у нас для удара возмездия может остаться 200 единиц. При наличии 1700 единиц – останется 170 единиц. При наличии 1500 единиц – 150 единиц. А при наличии 500 единиц – 50 единиц.

8) "Как-известник" повторит, аки попугай, что (а) и 50 единиц достаточно, чтобы США испугались, и (б) США вообще не хотят ядерной войны.

Отвечаю: на уровне "КАК ИЗВЕСТНО" все именно так и обстоит. 50 единиц действительно достаточно (как, впрочем, и 25). А США действительно не хотят ядерной войны, любят свой комфорт, являются пока более чем вменяемой державой, а не взбесившимся империалистическим хищником.

Но, во-первых, при определенном развитии ПРО (которую – поверьте – американские демократы будут тоже лелеять, хотя и иначе, чем республиканцы!) 50 единиц (еще раз подчеркну, что все мои цифры условны) американская ПРО, развитая до определенной степени, сможет перехватить. А 150, 170 или 200 – нет.

Во-вторых, то, что сегодняшние США не хотят ядерной войны, являясь и впрямь более чем влиятельной державой, а не взбесившейся "империей зла", ни о чем не говорит. Мы не знаем, какими будут США через пять-десять лет. И сами США об этом не знают. Природа наделила их нынешнего президента сверхвысокой способностью ловить мух на лету. Чему я, как человек, не любящий мух, но физически неловкий, завидую белой завистью. Она наделила его еще рядом способностей – ораторской, в первую очередь.

Но у меня есть самые серьезные основания полагать, что щедрость природы этим и ограничилась. И что глобальный стратегический вызов нынешней ситуации Обаме не по зубам. А это значит, что через пять, а уж тем более десять лет американское общество, оказавшись в ситуации социального стресса, может выбрать очень жесткого лидера. Как поведет себя этот лидер? Увы, здесь возможны разные варианты.

В-третьих, даже если допустить, что американцы и впредь будут оставаться расслабленными любителями комфорта (а по мне так они, как нация, никоим образом к расслабленности не сводятся), нельзя вообще (а особенно при наличии нынешних наших тенденций) исключать на нашей территории как органических эксцессов, так и стратегических провокаций.

И то, и другое может загнать ситуацию в тупик. Расслаблены американцы или нет – вопрос спорный. Я так считаю, что нет. Но "как-известникам", которые из США не вылезают, и впрямь виднее. А вот то, что американцы рациональны и берегут свой комфорт донельзя – это и они вряд ли будут отрицать. И нетрудно предсказать, что именно они сделают, узнав, например, что полувменяемый "русский фашист" (случайно сооруженный кем-то именно по голливудским стандартам) хочет нанести первым ядерный удар по США. В этом случае они, имея достаточно развитую систему ПРО, "сработают на опережение" именно по причине своей рациональности и вменяемости. А также любви к своему (своему ведь, а не чужому) комфорту. И впрямь – почему они должны чужой-то комфорт беречь?

9) Наша задача-максимум (которую никто за нас не решит) – переломить сегодняшний пагубный мегатренд (регресс, дерегуляцию и т.д.).

10) Но наша задача-минимум, если нам дорого наше Отечество и мы надеемся его когда-нибудь вылечить, – не подвергать американцев соблазнам. И, соответственно, спасти и себя, и мир от ядерной войны. А также от реализации модели однополярного ядерного мира. Прошу не путать с моделью однополярного мира. Обращаю внимание на то, что модель однополярного ядерного мира – в качестве основного лекарства от закона неравномерности развития при империализме – продолжает разрабатываться. На фоне участившихся разговоров о безальтернативности многополярного мира, об уходе США в глухую оборону и т.д.

11) Во исполнение задачи-минимум мы должны отказаться от любых сокращений стратегических наступательных вооружений. Коль скоро, конечно, американцы не предоставят нам стопроцентных гарантий своего отказа от построения системы ПРО в том виде, в каком она уже создана и продолжает наращиваться на Аляске и в Калифорнии, и будет создаваться где-нибудь еще. Между прочим, ясно, где. Там, где можно наиболее успешно перекрывать те траектории наших ракет, которые не перекрываются, например, с Аляски. Перекрыть эти траектории можно, создав еще один позиционный район ПРО на территории США – где-нибудь в Мичигане, поближе к границе с Канадой.

Готовность обсуждать отмену создания третьего позиционного района ПРО в Восточной Европе – похвальна. Хотя пока это только готовность обсуждать. Но от того, что он переместится в США, нам легче не будет. А поскольку совершенно непонятно, с чего бы это американцам в условиях расползания по миру ядерного оружия отказываться от стратегической ПРО, то у нас есть один выход. Поумерить (а лучше бы отменить) слишком опасные именно для нас (в нынешнем нашем состоянии) разоруженческие экстазы.

Что значит поумерить?

Предлагаю читателю сначала ознакомиться с мнением помощника Обамы Майкла Макфола, курирующего отношения с Россией, приведенным в статье В.Соловьева "Наступательное разоружение" в "Коммерсанте" от 3 июля. Макфол заявил следующее: "Они (цифры сокращения ядерных боезарядов – С.К.) зависят от того, что именно мы считаем. Сейчас слишком рано говорить о 1500 или другом количестве боеголовок. Я знаю, что это будет ниже уровня в 1700-2200 боеголовок, определенного в подписанном в 2002 году соглашении".

В этой же статье В.Соловьев цитирует бывшего начальника Главного штаба ракетных войск стратегического назначения Виктора Есина: "Потолок в 1100 стратегических носителей, обозначенный американцами, – это почти все, что у них есть. А наш президент заявил о готовности сокращать носители в несколько раз и довести этот показатель до 500-600. Компромисса здесь нет, поскольку США столь сильно ужиматься не желают. Это одно из главных расхождений".

А почему бы не довести показатель до 50-60? Зафиксируем, что высокий военспец информирует общественность о якобы имеющем место желании Верховного Главнокомандующего взять на себя опережающие обязательства по сокращению стратегических носителей. Опережающие!

К счастью, оценка Есина – не единственная. Из той же статьи (и не только из нее) мы с удовлетворением узнаем о том, что посылаемые нами сигналы тревоги попадают не вполне в пустоту. Что "российские военные, во-первых, передумали сокращать боезаряды ниже уровня в 1700 единиц, а, во-вторых, Москва увязывает будущие договоренности по СНВ с планами США разместить в Европе элементы своей системы ПРО".

Так, представитель МИД РФ Андрей Нестеренко в преддверии саммита заявил, что Россия "ждет серьезного разговора по проблематике ПРО, которая тесно взаимосвязана с вопросами сокращения стратегических наступательных вооружений". Но это и есть именно то, к чему мы призывали и призываем!

К сожалению, не Андрей Нестеренко, не российские опамятовавшиеся военные, не другие высокие эксперты определят конечный результат. Его определит большая политика. Причем не большая политика вообще, а большая политика в том ее качестве, которое мы сегодня имеем. И которое во многом определяется все теми же тенденциями дерегуляции и регресса. В силу чего эти тенденции и надо рассматривать с максимальной тщательностью.

Качество нынешней большой политики до предела обнажили события, развернувшиеся в преддверии московского саммита. Как бы ни прошел сам саммит, эти события уже сформировали нечто сокрушительное. Что же именно?

Все мы наблюдаем ранние симптомы "перестройки-2". Демарши Юргенса в России и за рубежом, большие игры вокруг не очень большого Орешкина, поход Медведева в "Новую газету" и прочее. Памятуя ранние симптомы "перестройки-1", мы обязаны выявлять аналогии.

Если их выявлять трезво, не увлекаясь, то найдется место для многого. В том числе, для постоянно делаемой заявки на достижение в нашем обществе некоего "модернизационного консенсуса". Что плохого в консенсусе? Ничего. Беда в другом – в том, что консенсус якобы нужен именно модернизационный. И при этом – ВООБЩЕ НИЧЕГО НЕ СКАЗАНО О ТОМ, ЧТО ТАКОЕ МОДЕРНИЗАЦИЯ. Точнее, сказана только дикая чушь о том, что модернизации без свободы не бывает. Причем, как мы помним, сказана эта чушь была не абы где, а в той самой "Новой газете", которую посетил Медведев.

Дело, конечно, не в том, что Медведев какую-то газету посетил, пусть и радикально-либерального толка. Дело в том, что посещение газеты является элементом загадочной политической программы, согласно которой надо вовлекать в российскую политическую систему некое меньшинство. Разговоры про модернизацию нужны для того, чтобы как-то легитимировать такое вовлечение. Я уже предположил в предыдущей статье, что заигрывание с этим меньшинством объясняется наличием у "питерского" властного трайба влечения к чужой микросоциальной регулятивности (иначе – сектантской сплоченности). По причине потери собственной микросоциальной регулятивности.

Какое место во всем этом занял приезд Обамы?

Не увлекаясь аналогиями, но и не забывая собственное горькое прошлое, вспомним о роли переговоров в Рейкьявике и на Мальте в реализации "перестройки-1". Вспомним и о роли в ней разоруженческой тематики вообще и темы ПРО в частности.

Вспомнив же обо всем этом, не позабудем и самое главное. То, как заявка на модернизацию (тогда это называлось "ускорение") плавно перешла в заявку на демократизацию, несовместимую ни с ускорением, ни с модернизацией, ни с любым форсированным развитием.

Демократизация-2? Смысл похода Медведева в "Новую газету" по-настоящему раскрывается только теперь. Но перед тем как обсудить этот смысл, завершим анализ странного желания нынешней власти вовлечь в политическую систему некое либерально-западническое меньшинство. Ведь именно это желание имеет в качестве одного из частных проявлений поход Медведева в "Новую".

"Вовлечь меньшинство! Немедленно! КАК ИЗВЕСТНО, мы не можем его не вовлечь, ибо..." Ибо что? Ибо без этого вовлечения, КАК ИЗВЕСТНО, модернизация невозможна.

КАК ИЗВЕСТНО, балласт надо сбрасывать для спасения корабля в шторм... КАК ИЗВЕСТНО, Голливуд расцвел в ходе Великой депрессии... КАК ИЗВЕСТНО, модернизации без свободы не бывает... КАК ИЗВЕСТНО, меньшинство вовлекать надо...

"КАК ИЗВЕСТНО" – это и есть ложные "мин" Конфуция. Выявляя ложность этих "мин" с помощью "ши", мы выполняем завет великого китайца и исправляем имена.

Займемся этим в очередной раз, задавая очередному "КАК ИЗВЕСТНО" ряд наипростейших вопросов, тестирующих степень его связанности с разного рода "ши".

Вопрос #1. Какое меньшинство надо вовлекать в политическую систему? Любое? Оказывается, что совсем не любое, а так называемое либерально-западническое. Убежден, что название не отражает сути (опять-таки, к вопросу о "мин" и "ши"). Но для начала соглашусь следовать логике подобного называния.

Вопрос #2. Зачем надо это меньшинство вовлекать в политическую систему? Только, пожалуйста, без "КАК ИЗВЕСТНО". Вам известно – растолкуйте нам, недоразвитым, недопросвещенным. Вы ведь понимаете, надеюсь, что всех вовлекать в политическую систему нельзя. Хотя бы потому, что тогда исчезнет гражданское общество. А также потому, что система потеряет дееспособность – к вопросу о неуправляемом росте членов КПСС в период застоя.

Оппозицию иногда и впрямь надо вовлекать в политическую систему. Но какую оппозицию? Опасную для системы с электоральной и иных точек зрения. Опасно ли либерально-западническое меньшинство с этих точек зрения? Оно собирает слишком много голосов? Оно выводит миллионные толпы на площади? В порядке заострения темы – почему надо не Квачкова вовлекать, а Немцова (называю условные имена)? Вопрос задаю не с точки зрения ценностей, а с точки зрения рациональности, эффективности, то есть того, что и составляет существо любой политики.

Вопрос #3. Разве это меньшинство уже не вовлечено в политическую систему? Чубайс не вовлечен? Юргенс не вовлечен? Каково соотношение позиций данного меньшинства во власти с позициями этого меньшинства в обществе? Согласитесь, что позиции во власти стократ превышают позиции в обществе. Теперь надо сделать, чтобы позиции во власти в тысячу раз превышали позиции в обществе? А зачем? И называется ли это "вовлекать"? Не имеем ли мы дело с еще одним ложным "мин"?

На самом деле, конечно, имеем. Сделанные мною прикидки вполне достаточны для того, чтобы это выявить. И констатировать, что речь идет не о том, чтобы ВОВЛЕЧЬ некое меньшинство. А о том, чтобы на него ОПЕРЕТЬСЯ.

Вопрос #4. Можно ли в демократической системе опереться на меньшинство, и можно ли тогда ее называть демократической?

Вопрос #5. Не потому ли на него надо опереться, что оно, в отличие от нынешнего трайба (который смог себя легитимировать выборами, патриотизмом и так далее), сохраняет внутреннюю саморегулятивность? Саморегулятивность некоей специфической секты.

Вопрос #6. Что это за секта?

Вопрос #7. Откуда она черпает ресурс сплоченности (саморегулятивности)?

Вопрос #8. Что делать, если этот психологический и социальный ресурс она черпает из источника под названием "антигосударственная страсть" (к вопросу об уже неоднократно цитировавшемся анекдоте: "Пропала собака... сука... как я ненавижу эту страну!!!")? Если в основе эта страсть, то секту все равно надо втягивать в систему? На нее все равно надо опереться? ОПЕРЕТЬСЯ В ЧЕМ?

Вопрос #9. Насколько эта секта совместима с модернизацией? Что, если удастся показать, что данная секта – фундаментально постмодернистская? И потому может только уничтожать модернизацию, а не осуществлять оную?

Вопрос #10. Можно ли опереться на эту секту и сохранить в стране политическую и иную стабильность?

Вопрос #11. Можно ли опереться на эту секту с сохранением государственности, легитимности власти, территориальной целостности, даже остаточного консенсуса (он же – путинское большинство)?

Вопрос #12. Если секта является постмодернистским (а не модернистским) социальным образованием, то как можно, опираясь на нее, осуществлять любое развитие? Не только модернистское, но и любое. Постмодернизм и развитие – две вещи несовместные. В следующих статьях я буду это подробно доказывать. Хотя по мне так речь идет о доказательстве того, что Волга впадает в Каспийское море. И все же...

Вопрос #13. Почему власть хочет, имея горький опыт предшественников, сделать во второй раз в точности то, что является перестройкой, процессом, уже однажды приведшим к тому, что самою же властью названо "геополитической катастрофой"?

Вопрос #14. Почему власть хочет не только общество, но и себя обрушить?

Политическая система устойчива, говорите вы. Согласен. Но лишь с одной оговоркой. Такая устойчивость обеспечивается, как это ни парадоксально, двумя параллельными дерегуляциями. Макросоциальной – парализующей общество. И микросоциальной – парализующей властный трайб. Налицо двойная самоподдерживающаяся парализация. Она и порождает устойчивость ЭТОЙ политической системы. Когда говорится, что народ и партия едины, всегда надо уточнять – едины в чем?

Такая устойчивость мгновенно исчезает при вовлечении внутрь системы столь инородных образований, которые сейчас хотят вовлечь. Так их хотят вовлечь ради этого?

Не успел я на заседании одного из очень известных политических клубов задать те четырнадцать вопросов, которые я сейчас задаю читателю, как посыпались ответы. Но не от членов клуба, которые раздраженно затихли (хорошо знакомое мне по перестроечным временам раздражение), а от... Обамы.

Сначала, 1 июля 2009 года, испанское информагентство EFE сообщило, что во время своего первого официального визита в РФ президент США Барак Обама даст интервью "Новой газете". Параллельно РИА "Новости" процитировало слова все того же Майкла Макфола: "Президент даст интервью "Новой газете"... Мы все решили, что это будет хорошая идея".

Что это за идея – ясно до боли. Особенно если присмотреться к обрамляющей визит Обамы политической дискуссии в российских и зарубежных СМИ. Тут вам и статья в "Вашингтон пост" Льва Гудкова, Игоря Клямкина, Георгия Сатарова и Лилии Шевцовой. И полемические отклики на эту статью Алексея Пушкова, Андрея Пионтковского, Ирины Павловой, Дмитрия Саймса, Анатоля Ливена... И масса других статьей (Алексея Малашенко, к примеру). И, наконец, статья Александра Янова, одного из певцов и гуру "перестройки-1". Я называю очень разнокачественные материалы, каждый из которых вполне заслуживает отдельного комментария.

Но, как мне кажется, во всех этих материалах делается одна и та же принципиальная ошибка. В чем же она?

В том, что рассматриваются только два варианта.

Первый – при котором США должны строить отношения с Россией, исходя из их представления о том, какой Россия должна быть с точки зрения США. Эта концепция называется концепцией политического идеализма, примата ценностей.

Второй – при котором США должны строить отношения с Россией исходя из того, какова она есть (концепция политического реализма, примата интересов).

Первую концепцию и обсуждать стыдно. А вот вторую... По отношению к ней есть один вопрос. Всего один, но очень существенный.

А что значит "исходить из того, какова она есть"?

Любая страна – не данность, а совокупность процессов. В России протекают очень разнокачественные и болезненные процессы. Но это процессы. Отношение к России, сообразуемое с тем, какова она есть, предполагает ли учет этих процессов? Осуществляемые действия должны учитывать общественные тенденции?

Мне справедливо возразят, что не дело иноземцев подключаться к общественным тенденциям. И что реальность для них состоит в том, что общественные тенденции сформировали некую власть. А они, иноземцы, строят отношения с реальной властью как выразителем реальных тенденций.

Но тогда причем здесь заявленный поход Обамы в "Новую газету"? "Новая газета" – не власть. Она – выразитель одной из общественных тенденций. "Мы все решили, что это хорошая идея", – говорит Макфол. И его называют реалистом??? Если американская политика и впрямь желает быть реалистичной, строя отношения с Россией, то она (а) должна учитывать влиятельность той тенденции, которую выражает "Новая газета", и (б) должна просчитывать реальное воздействие визита Обамы в "Новую" на эту тенденцию.

Поясню. Предположим, что американцы хотят реалистично строить отношения с Кубой. Где преобладающая тенденция – все еще поддержка Кастро и его линии, но где уже нет жестких репрессий. И американский президент может приехать, дать интервью любой кубинской газете. Но учтет ли американский президент, что, приехав и дав это интервью, он убьет газету как газету кубинскую?

Я не о Кубе. Я о "Новой газете". После посещения Медведева она фактически потеряла статус оппозиционной, не получив взамен иной социальной роли в нынешнем российской обществе. Но после посещения этой же газеты Обамой она потеряет статус не оппозиционный, а национальный. Два визита, и вместо живого СМИ – покойник. Которого роскошно хоронят. С оркестром, почетным караулом и пр.

Если американцам нужно влиять на общественные тенденции и поддерживать газету, которая выражает нужные им тенденции, то они сегодня, при нынешнем реальном российском обществе, должны "Новую газету" ругать. Посещая же ее, они газету "топят". А значит, они ориентируются не на ценности и не на интересы. А на что-то очень странное. То, что олицетворяет собой феномен Обамы.

"Мы думаем, это хорошая идея", – говорит Майкл Макфол.

"Дети, не мочите пальцы в воде, не становитесь в воду босыми ногами и не суйте после этого пальцы в розетку, находящуюся под током", – сказала мама, уходя из дома. "Это идея!" – сказали дети.

Реалисты? По отношению к чему?

Если бы американский президент дал интервью "Новой газете" в 1989 году – она бы стала самой читаемой газетой страны. Стала бы оказывать на общество большее влияние, и впрямь реально обеспечивая американские интересы.

Но если американский президент делает то же самое в 2009 году, то кто он? Политик-идеалист? Политик-реалист? Или же не политик, а блестящий охотник за мухами и великолепный исполнитель экзотических танцев?

Пока я мучался, отвечая самому себе на эти вопросы, Обаму посетила новая хорошая идея. Такая, что лучше некуда.

Как пишет в "Таймс" Кэтрин Филп, "президент Обама выбранил российского премьер-министра Владимира Путина за то, что тот никак не может перестать мыслить в категориях холодной войны". Речь идет об интервью Обамы агентству "Ассошиэйтед пресс", опубликованном в "Лос-Анджелес таймс" 2 июля. Том самом, в котором сказано, что Путин одной ногой стоит на старых позициях, в отличие от Медведева.

Тут ошалели все. Даже часть западников. Обама и их "развел" своей очередной "хорошей идеей". Михаил Ростовский – западник и либерал. Но у него есть чувство собственного достоинства. В статье "Обама всех построил. По мнению американского президента, у Путина слишком широко расставлены ноги" ("Московский комсомолец" от 04.07.2009) он внятно выразил свое отношение западника к вызывающему и беспредельно идиотскому поведению главы иностранного государства, выкинувшего столь оскорбительный фортель.

Осуществление за два дня двух фортелей ("хороших идей") забивает осиновый кол во все, что касается американо-российского диалога. Будь то диалог на основе ценностей или диалог на основе интересов.

Это не значит, что диалог прекратят. Его будут вести – сусально, с помпой. Власть и так называемая элита (равно "как-известническая" и противоположная) сделают вид, что ничего не случилось. И станут увлеченно обсуждать детали судьбоносного саммита. Но для общества – все ясно. И эта беспощадная ясность сослужит очень плохую службу Дмитрию Медведеву. Да и всему большому мировому политическому процессу.

Отношения с Россией упорно хотят строить без учета протекающих в ней реальных процессов. Процессы сами по себе – отношения сами по себе. Что это за формат?

Предположим, что американцы хотят поддержать Д.Медведева и нанести вред В.Путину. Если это "перезагрузка", то что такое "разводка" и "политическая диверсия"? Но предположим, повторяю, что это так.

Понимают ли американцы, что с точки зрения общественных тенденций они делают прямо противоположное? Что их публичная пощечина Путину просто требует от каждого гражданина России, имеющего чувство собственного достоинства, поддержать Путина. Вне зависимости ни от чего. Ни от того, как поведет себя сам Путин. Ни от политической конъюнктуры. Ни от человеческих предпочтений.

Понимают ли американцы, далее, в какое положение они ставят не рядового гражданина России, а президента Медведева? Могут ли они представить себе нечто симметричное в ходе, например, вашингтонского саммита? Понимают ли, обсуждая, как вести "перезагрузку", что де-факто уже продемонстрировали невозможность оной?

Я пишу статью, не зная итогов саммита. Но я знаю, что он обнулен, не начавшись. Иллюзий у меня нет. Российское общество – не китайское, не иранское, не турецкое. В противном случае на следующий же день после выверта Обамы на улицах Москвы стояли бы миллионные толпы. Визит был бы отменен. В стране разразился бы политический кризис.

Ничего подобного не происходит и не произойдет. Все по той же причине: дерегуляция, регресс и так далее. Реакции притуплены, сведены к абсолютному минимуму. Но это не значит, что их нет. Реальное российское общество проиграно американскими реалистами.

Скажут: "Вы же сами показали, что в реальности этого общества нет".

Отвечаю: да, его нет. И отсутствие реакции на "хорошие идеи" это доказывает. Но люди-то есть. И настроения есть. И среды с разными настроениями что-то между собой объединяет. Меня вот с Михаилом Ростовским совсем немногое объединяет. Но ведь объединяет. Я надеюсь (шутка), что господин Обама породит еще много "хороших идей", столь же тонких, тактичных и глубоких, как эти две. И мы с Ростовским на основе этого сможем построить некий (пусть негативный, но все же!) консенсус. Как говорится, пустячок, а приятно.

Что же касается того, что общества нет, то, помнится, один крупный политик ХХ века, анализируя ситуацию в СССР, сказал, что классовых сил, противостоящих социализму, уже нет, "но остались живые люди".

Общества нет, а живые люди остались. Со своими чувствами, своей исторической (пусть и поломанной) обусловленностью. Вы хотите строить политику, не только игнорируя их наличие, но и смачно харкая им в лицо? Попробуйте.

(Продолжение следует.)




Вверх
   29-07-2013 14:00
Отставка после зачистки// Прокурор Подмосковья подал рапорт об увольнении по внутриведомственным обстоятельствам [Коммерсант]
Эдварда Сноудена могут отправить в центр временного размещения за пределы Москвы [Коммерсант]
Roshen не получала официального уведомления о запрете поставок конфет в Россию [Коммерсант]
Германский промышленный концерн Siemens может отправить в отставку генерального директора Петера Лешера за четыре года до окончания срока действия его контракта. На днях Siemens вновь выпустил предупреждение о снижении прибыли, и это уже пятое предупреждение… [Коммерсант]
Главу Siemens могут отправить в отставку// Компания вновь выпустила предупреждение о снижении прибыли [Коммерсант]
Dollar under pressure as central bank meetings loom [Reuters]
EU's Ashton heads to Egypt for crisis talks [The Jerusalem Post]
Dollar slips as Japan stocks skid [The Sydney Morning Herald]
Something fishy going on as Putin claims massive pike catch [The Sydney Morning Herald]
Russian blogosphere not buying story of Putin's big fish catch [The Sydney Morning Herald]


Markets

 Курсы валют Курсы валют
US$ (ЦБ) (0,000)
EUR (ЦБ) (0,000)
РТС (0,000)