Публикации в СМИ

Темы публикаций
Авторы

Журнал "Россия XXI"
Альманах "Школа Целостного Анализа"
Видеосюжеты
Стенограммы суда времени
Суть времени
Исторический процесс
Смысл игры

Медведев и развитие-17
Тема: Россия
Автор(ы): С. Кургинян
Дата публикации: 09.07.2008
Источник: Завтра
No: 28

Сергей Кургинян

МЕДВЕДЕВ И РАЗВИТИЕ

Скажешь, что перестройка является социальной скверной – люди пожмут плечами и решат, что меня прельщают лавры Савонаролы. А то и Нины Андреевой, с которой меня уже сравнил Александр Сергеевич Ципко. А что если и впрямь, говоря о скверне (пусть и социальной), мы переходим с языка науки на другой язык – с другими законами и другим радиусом действия?

Это было бы непростительно. Но на самом деле это не так. И вводя термин "социальная скверна", я не отменяю сделанную заявку на теорию политического развития, а, напротив, подтверждаю ее. В том числе и давая строгое определение вводимому мною понятию "социальная скверна".

Скверна – это внутрисистемный Танатос (потенциал смерти системы).

Но что такое Танатос? Допустимо ли вводить строгие определения, адресуя к божествам из греческой мифологии? Конечно же, нет. Для того, чтобы раскрыть научный потенциал понятия "Танатос", мне понадобится короткий исторический экскурс.

Триумф классического прогресса приходится на период с 60-х годов XIX века по 30-е годы века XX-го. Он связан с тремя великими именами – Маркс, Эйнштейн и Фрейд. Это не гении, а сверхгении. У сверхгениев есть сверхзадачи, ради решения которых они приходят в мир. Маркс, Эйнштейн и Фрейд хотели вывести Всё из одного Принципа. Это называется "научный монизм" (или универсализм). Человек может быть абсолютно светским. И при этом глубоко обусловленным своей культурой, опирающейся, в свою очередь, на религию. Были ли эти трое абсолютно светскими людьми – в конце концов, неважно. Их монотеистическая религия и культура породили научный монизм как сверхзадачу, которой они посвятили жизнь.

Гений находится в рамках науки, а значит, ищет истину. Сверхгений плюет на классическое разделение гносеологии (поиска истины), этики (поиска справедливости) и эстетики (поиска красоты). Эйнштейн не раз говорил о красоте, не отделяя ее от истины. И потому он сверхгений. То же самое двое других. Неважно даже, что они говорили. Важно, как они творили и жили. "Самое прекрасное в мире чувство – это ощущение тайны. ...Я испытываю самое сильное волнение перед загадкой жизни. Это чувство создает красоту и истину, порождает искусство и науку" (Альберт Эйнштейн).

Содержание рассматриваемого мною периода триумфа классического прогресса – поиск тремя сверхгениями возможности выведения Всего из одного Принципа. Какого Принципа?

Маркс хотел все вывести из Принципа под названием "отношения труда и капитала".

Эйнштейн – из Принципа под названием "пространственно-временной континуум".

Фрейд – из Принципа, который он называл "Эрос".

Объединяло всех троих "волнение перед загадкой жизни". Светские люди... Не светские... Вам бойко процитируют Эйнштейна: "Бог не играет в кости". На самом деле Эйнштейн сказал нечто гораздо более сложное. В своем письме Дж.Франку он написал: "Я могу еще, если на то пошло, понять, что Господь Бог мог сотворить мир, в котором нет законов природы. Короче говоря, хаос. Но то, что должны быть статистические законы с вполне определенными решениями, например, законы, вынуждающие Господа Бога бросать кости в каждом отдельном случае, я считаю в высшей степени неудовлетворительным".

Чувствуете метафизический замах?

Монизм Эйнштейна и дуализм Бора–Гейзенберга (замечу, что Гейзенберг не случайно заигрывал с фашизмом) – это не борьба людей или теорий. Это борьба метафизик.

С квантовым дуализмом Эйнштейн так и не согласился до самой смерти. Но Эйнштейна победило нечто другое. Та физическая Реальность, которая заставила его ввести в монистические уравнения собственной Общей теории относительности дополнительный "лямбда-член". Тот самый "лямбда-член", который разрушил монизм теории и который впоследствии был назван "темной энергией" – Танатосом в его физическом воплощении.

Взявшись за построение политической теории развития, я не могу подробно описывать все перипетии этой борьбы Эйнштейна с Реальностью, оказавшейся более сложной, нежели предполагал классический монизм. Тем более, что история этой борьбы, скажем так, далеко не прозрачна. Но нам и не нужны все перипетии. Достаточно констатации того, что Эйнштейн в итоге все-таки столкнулся с какими-то частями Реальности, фундаментально противоречащими его жажде единства мира. И ему стало скучно. Или страшно – кто знает.

Маркс тоже столкнулся с какими-то кусками Реальности, которые не укладывались в то, что было его сверхзадачей. Я имею в виду не мировую революцию, а возможность выведения Всего из одного Принципа. Маркс назвал то, с чем он столкнулся, "азиатским способом производства". И замолчал. Ему тоже стало или скучно, или страшно... Неважно.

Но наиболее ярким этот процесс был у Фрейда. Где-то под конец своей научной карьеры (и вопреки делу всей своей жизни) он вдруг публикует статью с названием "Эрос и Танатос". Можно много рассказывать об истории этой статьи, о персонажах, содействовавших ее написанию, а значит – и самоотказу Фрейда. Да, именно самоотказу! Потому что для Фрейда написать в заголовке статьи "Эрос и Танатос" значило уничтожить дело своей жизни – выведение Всего из Эроса. Фрейд в этой статье признал, что Смерть (вдумайтесь!) – не умаление Жизни (это-то всем понятно!), а нечто абсолютно отдельное от нее, невыводимое из нее.

Так что не я ввожу Танатос как научное понятие. Это сделал уже давно Фрейд. Это делали и до него. И (многие) после него. Кстати, Фрейд заговорил о Танатосе на фоне развертывания ненавистной ему нацистской оргии. Но она не была только лишь фоном для его интеллектуального поиска. Она стала вызовом, на который он ответил введением понятия Танатос.

Итак, зафиксируем, что Танатос после этой статьи Фрейда вполне оформился как научное понятие. И что дело не ограничилось Фрейдом. После статьи "Эрос и Танатос" начался подъем как новых, так и ранее существовавших наук (танатографии, например), занятых выявлением Танатоса, а значит, и управлением Танатосом.

Подчеркиваю – наук! Не богемных полухудожественных упражнений, а наук! Да, их развитием воспользовался постмодернизм. Но ведь не он один. Воспользовались, например, все, чьей специальностью является смерть чужих систем. Специалисты этого профиля поняли, что можно использовать три приема, позволяющих уничтожить враждебную систему.

Первый прием – отделение внутрисистемного Эроса (потенциала Жизни) от внутрисистемного Танатоса (потенциала Смерти).

Второй прием – активизация такого отделенного от Эроса Танатоса.

Третий прием – засовывание Эроса в мясорубку отделенного от него и активизированного Танатоса.

Если перевести огромный корпус религиозных представлений о "мертвечине" и "скверне" на светский системный язык, то эти три приема как раз и называются "осквернение". Так что введение понятия социальной скверны и социального осквернения – разрушения системы за счет активизации внутрисистемного Танатоса – мне представляется вполне корректным. И я берусь доказать, что "перестройка" – это и есть социальное осквернение, активизация внутрисистемного Танатоса с целью ликвидации системы.

Была система – некий кристалл. Некто запустил Танатос и получил булькающую беспомощную слизь. Получил – и радуется...

Кто-то скажет, что такой подход все же в большей степени использует язык искусства, а не язык науки.

Что ж, и искусство немаловажно. Оно ведь тоже технологично. Образы – это импульсы, воздействующие на сознание. Так ведь? И что, если систему под названием "дом" разрушит импульс под названием "взрыв", то это – наука, и даже техническое ремесло (подрывное дело)? А если систему под названием "культура" разрушит импульс под названием "образ", то это – не наука, а искусство? Но если речь идет о разрушении систем, то так ли важно данное разграничение? Одни системы разрушаются атомными бомбами, другие – образами. Неужели тот, кто разрушает, не сведет это воедино во имя достижения своей цели? Обязательно сведет, и давно уже свел.

Знаю это отнюдь не понаслышке. Знаком с соответствующими разработками, которые осуществляли как зарубежные специалисты, так и наши умельцы, выехавшие за рубеж. Разве Александр Зиновьев, вернувшись на российские развалины, не признавался в том, что занимался на Западе чем-то подобным? Признавался, и не он один. А многие и не признавались – по вполне понятным причинам.

Но разве можно все сводить только к иностранцам и эмигрантам?

Разве Александр Николаевич Яковлев, всесильный идеологический шеф коммунистической партии, не говорил после краха собственной партии и СССР о том, что "удалось переломить хребет"? Кто-то скажет, что он оперировал метафорой, а не адресовал к технологии? Но почему тогда так успешно был сломан этот самый хребет? И почему я должен считать, что это метафора, если я знаю, что специалисты по теории систем называют технологии, обеспечивающие демонтаж оси системы, – "ломкой хребта"?

А что, Анатолий Ракитов, советник Ельцина, не призывал к смене ядра российской культуры? Или тут тоже надо говорить об искусстве, а не о науках особого рода? А почему? Ведь абсолютно понятно, что речь идет именно о науках.

Есть люди, кончающие жизнь самоубийством. Они могут делать это по разным причинам. Многие трактуют террориста-смертника как человека, стремящегося заслужить место в раю. Мол, гурии и все прочее. Это в огромной степени задано тем, что такие "многие" избыточно зацикливаются на исламском суицидальном терроризме (шахиды). Но в других культурах вообще нет понятия рая, а суицид и суицидальный терроризм – наличествуют. И метафизически обосновываются неприятием такого скверного дела, как жизнь вообще, и тем более жизнь вечная.

Короче, наука о суициде (наука! слышите?) уже достаточно подробно разобрала автономную от Эроса (воли к жизни) суицидальную мотивацию (волю к смерти). А начали этот разбор не ученые (психиатры, психологи и т.д.), а философы. Прежде всего, Артур Шопенгауэр, для которого подлинная свобода – это еще и независимость от необходимости.

При этом независимость от необходимости (не "познанная необходимость" Гегеля, а НЕЗАВИСИМОСТЬ от необходимости) не может быть связана для Шопенгауэра просто с проявлением воли, направленным вовне (волей как "волей-явлением"). Она связана с абсолютностью воли, направленной сразу и вовне, и внутрь себя – повсюду. То есть с волей как "волей-сущностью".

Животное на это не способно. Оно может направить волю вовне, но подлинной свободы достигнуть не может. Ибо животное принадлежит только природе. В природе есть только необходимость. Значит, животное находится в сфере необходимости, которой и подчиняется. Свобода же обитает в благодати. Но как тогда она может обнаружиться в явлении?

По Шопенгауэру, она может обнаружиться, только когда "воля-сущность" (дух) вступает в противоречие с "волей-явлением" (телом). И отрицая последнее, уничтожает тело как свое проявление. Самоубийство тем самым для Шопенгауэра (конечно, не любое самоубийство, а добровольная смерть, вызванная крайним пределом аскетизма) представляет собой единственное проявление абсолютности воли. А значит, и единственное, что позволяет обрести свободу и благость. Такое отношение к самоубийству заслуженно закрепило за Шопенгауэром не только славу "величайшего пессимиста" и певца самоубийства, но и статус первого теоретика так называемой "воли к смерти".

Именно в связи с этим особо буйствовал двойник и оппонент Шопенгауэра Фридрих Ницше. Мол, какая смерть?! "Над жизнью нет судьи" – и так далее... Но жизнь, над которой нет судьи, жизнь как отрицание справедливости, – это феномен, восславление которого, по сути, подтверждает, а не опровергает правоту Шопенгауэра. Так что отношения Ницше с Шопенгауэром (а также Ницше с Вагнером) отнюдь нельзя назвать тривиально антагонистическими.

Танатос – это и есть воля к смерти... Тема эта разобрана уже не только в том, что касается человека. Проанализировано, что такое "контуры смерти" и "точки смерти" в разного рода сверхсложных системах. Введен термин "программа самоликвидации". Самопрограммирующиеся сверхсложные системы изучены и с точки зрения возможности их побуждения к "программированию на самоликвидацию".

Обсужден, причем подробно, феномен так называемых "превращенных форм". Это философское обсуждение (блистательно осуществленное, например, советским философом Мерабом Мамардашвили) было впоследствии переведено на язык теоретической биологии и общесистемный язык. Этим пользуются медики, обсуждающие ряд заболеваний (системная красная волчанка и так далее). И зачем притворяться, что все это не доведено до комплекса технологий? Да, эти комплексы технологий не продаются на "Горбушке" и не находятся в открытом доступе. Ну и что?

Совершенно очевидно, что уже сейчас обиходными являются понятия "суицидальные группы", "суицидальные секты" и так далее. А лет через двадцать к самопрограммированию на смерть будут побуждать сверхсложные компьютерные системы. Да и сейчас есть специалисты, которые далеко продвинулись в этой, пока еще достаточно закрытой, размытой и проблематичной сфере.

Словом, Танатос – это на современном Западе уже не только наука, но и технологии. Восток же занимается технологиями Танатоса, в соответствии со своей интеллектуальной и культурной спецификой, тысячелетиями. И достаточно далеко в них продвинулся.

А теперь вопрос на засыпку: если можно так запрограммировать систему... А также личность... А также группу... То почему нельзя так запрограммировать более крупное сообщество (народ, нацию, цивилизацию)?

Почему нельзя выявить тонкую структуру этого сообщества, его системные коды, его потенциалы сверхсложности? Почему нельзя, выявив, начать это самое "программирование Танатоса"? Или кто-то считает, что термин "социкультурные коды системы" – это тоже метафора?

Ракитов говорил о культурном ядре, но ядро – место, где содержатся эти самые коды. Если можно попасть в ядро и начать работать с кодами, то почему нельзя (если очень хочется) поработать с этими кодами так, чтобы актуализировался спящий потенциал Танатоса?

В каждой культуре, обладающей своим ядром, этот потенциал устроен по-разному. Ну, так и танатизируют их в соответствии с устройством конкретной культурной системы. А также в соответствии с общесистемными принципами.

Не может работа по актуальной политической теории стать одновременно пособием по проблеме Эроса и Танатоса. Да и не факт, что в условиях современной интеллектуальной войны так уж стоит все раскладывать до конца и по полочкам. Я так в этом абсолютно не уверен.

А для развития заявленной темы достаточно и приведенного выше. Ибо теоретические сведения необходимы мне здесь для того, чтобы раскрыть понятие "перестройка", и не более. Когда я захочу рассматривать вопрос Танатоса или превращенной формы в общетеоретическом плане, я буду писать принципиально другие сочинения.

Итак, я утверждаю следующее.

Во-первых, "перестройка" – это активизация внутрисистемного Танатоса.

Во-вторых, работа с внутрисистемным Танатосом (автономным потенциалом смерти системы) для кого-то уже является не искусством, а технологией. Или же гибридом искусства и технологии.

В-третьих, опыт работы с внутрисистемным Танатосом наращивается.

В-четвертых, нет никаких оснований считать, что этот опыт (а также новые разработки) не будут применены для активизации внутрисистемного Танатоса страны под названием Российская Федерация. Если такой опыт был применен успешно для активизации внутрисистемного Танатоса страны под названием СССР... Если его применение (и именно оно) называется "перестройка" (прошу не путать с периодом перемен, развитием, ускорением и прорывом), то почему невозможна "перестройка-2"? Конечно, с учетом новой специфики: степени повреждения культурного ядра, глобального контекста, особенностей имеющихся осевых функций и так далее.

В-пятых, если тогда "перестройку" (как отрицание развития) осуществляли под маской развития, если за все эти годы "перестройку" как "Танатос периода перемен" так и не рассмотрели отдельно от "Эроса периода перемен" (развития, ускорения и прорыва), – то почему сейчас кто-то не может попробовать осуществить "перестройку-2" (новое отрицание развития) под маской развития-2?

Ну, и что делать? Отрицать идею развития? Бороться с головной болью методом отсечения головы? Это глупо. И кто-то, наверное, рассчитывает на то, что возобладает подобная глупость.

А в чем альтернатива? Бежать, очертя голову, за всем, что будет рекламировать себя в качестве Эроса, являясь на деле Танатосом ("То кости лязгают о кости" – Блок)? Уже добегались в конце 80-х годов...

Ну и что делать-то? Голову беречь, вот что!

Надо не только понять, но и ценностно ощутить отличие "перестройки" от развития (ускорения и так далее) как отличие Танатоса от Эроса. А пережив и поняв, вооружиться "датчиками скверны", способными уловить, где дух живой, а где мертвый, где развитие, а где "перестройка" как его антитеза. А к датчикам этим подключить сирену – чтобы она выла при первых отклонениях стрелки за "красную черту". И чтобы все и каждый поняли, что значит вой этой сирены. Да, каждый!

Нужны не внешние, а внутренние датчики (хотя хотелось бы, чтобы внешние тоже были). Если вы понимаете, чем одно отличается от другого, вас не "возьмут на хапок", не захватят врасплох, как в конце 80-х годов. Но и в пугливого стагнационщика, лепечущего "хочу Брежнева, чтобы не было Горбачева!", тоже не превратят.

Политическая теория развития – это выявление ряда смыслов, которые содержит в себе сама идея развития. Зачем нужно обсуждение развития?

Первая и основная цель – теоретически проработать возможность движения в векторе "ускорение – прорыв".

Вторая цель – не дать нашим противникам в руки тех карт, которые им так нужны. Не дать им низвести группу оппонентов "перестройки" к группе ретроградов, враждебных переменам. Если мы правильно задаем альтернативу между линией на ускорение и прорыв – и линией на "перестройку", то мы сумеем избежать этого капкана. А противникам нашим, повторяю, очень хочется, чтобы мы в него угодили.

Третья цель – добить "перестройку". Добить ее до конца. Это актуальная политическая задача. И, чтобы ее решить, нужен соответствующий новый понятийный аппарат. Существующего аппарата категорически недостаточно.

Четвертая цель – в защите подлинных ценностей развития и Восхождения человечества. Только отделив ускорение и прорыв от "перестройки", как зерна от плевел, мы можем спасти подлинность развития. А значит, и свою Родину.

Только так мы спасем идеалы прогресса и гуманизма. А может быть, и идеалы свободы и демократии (хотелось бы, чтобы и их). Но, в любом случае, это спасение возможно лишь при абсолютном размежевании с духом "перестройки" как "духом мертвым". Если же мы и "дух живой", и все эти нуждающиеся в спасении ценности будем ассоциировать с "перестройкой", то есть "духом мертвым", то ценности погибнут, а мы окажемся в клоаке абсолютной реакции. Может быть, кому-то именно это и нужно?

Согласитесь, что четыре вводимых мною цели не чужды идее развития, но одновременно являются целями политическими. И в этом смысле можно говорить о политической теории. Но политическая теория только тогда имеет право на существование, когда сопрягается хоть с какой-то практикой.

Есть ли эта практика? Иначе говоря – запахло ли "перестройкой" как очередной социальной скверной?

Если я просто скажу, что запахло, – то я инквизитор. Это отвратительная роль, которая мне претит более, чем любая другая. Есть люди, которые к ней тянутся, и даже пишут по этому поводу модные сочинения. Но я знаю, что развязывание охоты на ведьм – вернейший путь к разрушению своей страны и своего общества. Дух охоты на ведьм вообще омерзителен. Но он ведь еще имеет свойство превращаться в корыстный промысел. У вас сосед по коммуналке слишком долго в туалете сидит и вам мешает... Почему не назвать его врагом народа, если вы можете? Почему он враг народа? "А у меня нюх такой – я чую..."

Короче, нужны не отсылки к интуиции (чую... не чую...), а доказательства. И нужны они не для того, чтобы кого-то прищучить или даже осудить. Они каждому нужны для себя. Если вы понимаете, что к чему, то в вас этот "дух смерти" не разбудят. Вы себя спасете и другим поможете.

Займитесь не ущучиванием других, а самими собой. Не дайте взять себя тепленькими этому самому новому Танатосу, научитесь ставить соответствующие защиты, – и не будет никакой "перестройки-2". Ухмылки будут и пожимания плечами, а не очередной самоубийственный покаянный массовый вой.

Кому-то не нравятся смыслократы. Но что плохого в смыслократии? Какая-то "кратия" всегда будет... или что – нужна плутократия? А может, танатократия?

Сталин был неизмеримо кровожаднее Горбачева или Ельцина. Но он не мог дать товарищу по партии задание и потом наказать товарища за то, что тот его прямое указание выполнил. Потому что Сталину нужно было, чтобы система работала. А в этом случае она работать перестает немедленно. Горбачеву же, как минимум, не нужно было, чтобы система работала. А как максимум, ему нужно было, чтобы она не работала. При чем тут Макиавелли? Макиавелли не рекомендовал государю покупать политическое выживание (власть как форму) ценой уничтожения власти как содержания. Макиавелли рекомендовал государю презирать людей, а не государство, которое он возглавляет...

Да, в связи с известным скандалом по поводу корпорации АНТ Николай Иванович Рыжков плакал. А почему он плакал? Он был слабым человеком? Директор Уралмаша не может быть слабым человеком. Рыжков, спасая Армению после землетрясения, ну никак не проявил себя в качестве слабого руководителя. Так почему он плакал?

Рыжков увидел, как Горбачев сделал то, после чего их, как ему казалось, общая собственность – система – уже не будет работать. И еще Рыжков услышал хохот товарищей по системе. Почему-то по-идиотски радовавшихся тому, что система работать уже не будет. В этом была скверна. Она дохнула на Рыжкова. И он заплакал.

Но так вести себя с системой Горбачев мог только после того, как шабаш "перестройки", то бишь дебольшевизации, освободил его от любых социальных обязательств по отношению к тому благому, что было в системе и создавало из нее социальный космос. Ибо шабаш убил все благое. Погасил все звезды Идеального. А после этого – какие обязательства? Шабаш дебольшевизации превратил советский социальный космос в ад, в место без звезд. А в аду царит ненависть. Обитателей подпитывает только энергия Танатоса – углубление и обострение разрушения.

Дело не в том, что Ельцин и Горбачев конфликтовали жестче, чем их предшественники. Нет, они конфликтовали несравнимо мягче. Но с использованием технологий, которые, например, Сталин и Троцкий (вполне достойные ученики Макиавелли) никогда бы не могли даже попытаться использовать. "Ты из-под меня РСФСР выбиваешь? А я из-под тебя Татарстан с Башкирией выбью". Так не конфликтуют даже самые свирепые властолюбцы, желающие "оседлать", а не разрушить государство. Так конфликтуют только танатократы, оказавшиеся в социальном аду.

Но что сделало партократов танатократами? "Перестройка", скверна истерической дебольшевизации, погрузившая все во тьму и погасившая звезды Идеального. Это она лишила их мир (систему) статуса социального космоса. Это она погрузила все в адскую тьму. А погрузив, высвободила весь потенциал танатократической ненависти. Чем иным можно пробавляться в аду?

Есть ли шанс, что нечто подобное повторится? Увы, шанс есть. Я не хочу сказать, что оно обязательно повторится. Но шанс, повторяю, есть. И он реализуется в одном-единственном случае. В случае "перестройки-2", когда новые "дебольшевизаторы" начнут новую ломку хребта, убивая слабые позывы нынешней, не до конца превращенной в ад, реальности к тому, чтобы хоть в малой степени снова стать хоть каким-то космосом. Если новые "дебольшевизаторы" внушат политической элите, что она обитает в месте без исторической благодати, без звезд Идеального (то бишь, в социальном аду), то политическая элита скажет: "Ах, в аду? Ну, раз так..." И тогда начнется...

В самом начале этой работы я, исходя из теоретических выкладок и здравого смысла, предположил, что такое возможно и сейчас. И даже связал с попытками системного подкопа под (как мне кажется, весьма прочные) отношения между В.Путиным и Д.Медведевым. Тогда же я утверждал, что идеологическим основанием для такого подкопа будет подача фигуры Путина как творца чекистского застоя, а Медведева – как освободителя от застоя во имя развития.

С момента этого предсказания прошло примерно четыре месяца. И вот уже такой ответственный и аккуратный политик, как первый заместитель главы кремлевской Администрации В.Сурков, говорит о деструктивных силах, пытающихся подорвать союз Путина и Медведева. Для того, чтобы политик ранга Суркова публично высказался на столь жгучую тему, нужны специальные основания. Причем такие, что уже даже прагматически, сугубо конкретно, – "нельзя молчать". Так значит, скверной пахнет?

Но новый разгул скверны может обеспечить только очередная "перестройка". А что, если пахнет и ею тоже?

Элиты конфликтуют (смотри мою книгу "Качели")? Что ж, они всегда конфликтуют. Но если они начнут конфликтовать по модели социального ада, – тогда конец. Будут новые неостановимые политические пожары на окраинах, социальные протесты и так далее.

Так зря или нет мы обсуждаем тот Танатос ("перестройку-1") с оглядкой на возможность следующего ("перестройки-2")? Хоть я не инквизитор, но... этот новый Танатос, к сожалению, улавливаю.

Улавливаю и другое. Четыре цели, которым мы пытаемся подчинить обсуждение идеи развития, ГЛУБОЧАЙШЕ ВРАЖДЕБНЫ тем силам, которые хотят навязать происходящему одну-единственную потаенную логику – логику новой "перестройки" как очередного Танатоса.

Заявленные четыре цели настолько враждебны этим силам, что даже очевидная скромность нашей попытки заняться теорией политического развития вызывает все более серьезное и "системное" бешенство. А также противодействие. Я уже пунктирно отследил это противодействие, обсуждая мелкие подрывные игры, призванные заклеймить все силы ускорения и прорыва как сплошную "Нину Андрееву-2". Чтобы потом в очередной раз сказать: "Либо эта ужасная "Нина Андреева-2", либо наш прекрасный Танатос-2".

И я обсудил возможность новой бешеной антикоммунистической истерии, описал структуру этой истерии и ее почву в сознании.

Я понимал, что одними провокационными играми (например, вокруг ХАМАСа) и совсем уж мелкими "разводками" все не ограничится. Что когда эти игры будут сорваны, начнется переход к фронтальной атаке. "Кто-то" окажется в цейтноте. Этому "кому-то" надоест устраивать разводки, загонять тех, за кем он охотится, в тупиковые международные лузы. И тогда этот "кто-то" начнет подменять дискуссию о развитии новым антибольшевистским шабашем. То есть "перестройкой-2".

Не поленитесь, проверьте – номер газеты "Завтра", в котором я предсказал и разобрал с общих позиций новую (в том числе и адресованную нам) антикоммунистическую истерию, вышел в свет 25 июня 2008 года. Никто еще не призывал на этот момент к дебольшевизации (а значит, к очередной "перестройке"). Но я точно знал, что это произойдет, и потому с опережением описал структуру сознания возможных новых "дебольшевизаторов".

И вот – пожалуйста. В тот же день, когда вышел номер "Завтра", где я это описал, появилась (в "Литературной газете") откровенно "дебольшевизаторская" статья Александра Сергеевича Ципко "Снова "Красный проект"?". Как вам такое совпадение?

Тон статьи Ципко, отчетливо инквизиторский, тоже о многом говорит. И очень напоминает похожие статьи двадцатилетней давности. Если в "разговоре о левой идеологии" считается приемлемым такой ТОН РАЗГОВОРА, – то РАЗГОВОРА в принципе быть не может.

Но что это вообще за разговор? В чем его сокровенный смысл?

Выступая в газете "Завтра" и в других местах, я несколько раз предлагал не обсуждать красных, белых или кого-либо еще, а обсуждать только идею развития. Не я один говорил, что время формального красно-белого синтеза – в прошлом. И что синтез может быть только содержательным, то есть основанным на понимании объединительной роли развития, столь необходимого для страны. Что же касается красно-белых полемик, то они себя во многом исчерпали. Прошло время, когда можно было проклинать или восславлять. Нужно научиться понимать. Нужно отказаться от расхожих клише и категоричностей. Это не значит отказаться от принципов. Но негоже быть рабами прошлого и его страстей в момент, когда страна вновь находится в такой опасности.

Выводя на сцену Ципко и его "Снова "Красный проект"?", авторы начинания бросают вызов идее любого консенсуса. Ципко в восхитительно развязной интонации будет обсуждать этот самый "снова "Красный проект"?". Наверное, кому-то хочется, чтобы кто-то в такой же интонации опять начал обсуждать "снова "Белый проект"? А результат? Разве неясно, чем это обернется? Это-то и есть "перестройка".

А собственно, почему нельзя обсуждать развитие? Нечего о нем сказать? Когда нечего сказать, то молчат.

Ну, не хотят молчать... Пусть обсуждают то, что им нравится. Пусть те, кому нравится Белый проект, – обсуждают Белый проект. Пусть тот же Ципко расскажет о Белом проекте. Расскажет умно и с любовью. И я об этом прочитаю. И в ответ постараюсь что-то рассказать о Красном проекте.

Но если Ципко с ненавистью рассказывает о Красном проекте, то значит, он зовет дух ненависти. Зачем? И куда ведет эта дорога? В лаборатории мысли? Да полно!

Пахнет именно "перестройкой" с ее психическими атаками, призванными вновь и вновь придавить нашего несчастного соотечественника. Разбудить в нем комплекс вины, довести этот комплекс до так называемого "бреда вины" (вполне строгий термин, используемый в психиатрии). Это все называется – удар на поражение.

По кому удары наносите, господа? Потом опять скажете, что целили в коммунизм, а попали в Россию?

(Продолжение следует)




Вверх
   29-07-2013 14:00
Отставка после зачистки// Прокурор Подмосковья подал рапорт об увольнении по внутриведомственным обстоятельствам [Коммерсант]
Эдварда Сноудена могут отправить в центр временного размещения за пределы Москвы [Коммерсант]
Roshen не получала официального уведомления о запрете поставок конфет в Россию [Коммерсант]
Германский промышленный концерн Siemens может отправить в отставку генерального директора Петера Лешера за четыре года до окончания срока действия его контракта. На днях Siemens вновь выпустил предупреждение о снижении прибыли, и это уже пятое предупреждение… [Коммерсант]
Главу Siemens могут отправить в отставку// Компания вновь выпустила предупреждение о снижении прибыли [Коммерсант]
Dollar under pressure as central bank meetings loom [Reuters]
EU's Ashton heads to Egypt for crisis talks [The Jerusalem Post]
Dollar slips as Japan stocks skid [The Sydney Morning Herald]
Something fishy going on as Putin claims massive pike catch [The Sydney Morning Herald]
Russian blogosphere not buying story of Putin's big fish catch [The Sydney Morning Herald]


Markets

 Курсы валют Курсы валют
US$ (ЦБ) (0,000)
EUR (ЦБ) (0,000)
РТС (0,000)