Публикации в СМИ
Журнал "Россия XXI"
Альманах "Школа Целостного Анализа"
Видеосюжеты
Стенограммы суда времени
Суть времени
Исторический процесс
Смысл игры



Смысл игры. Смысл игры - 13

Смысл игры – 13 from ECC TV .


Скачать файл.avi (avi - 268.13 Мб)
Звуковая дорожка, файл.mp3 (mp3 - 22.12 Мб)
Версия для мобильных устройств, файл.3gp (3gp - 46.63 Мб)

Youtube
 

Смысл игры-13

 

Предыдущая передача моя вызвала много вопросов. И на ряд из них необходимо сразу ответить. Но прежде чем отвечать на них, давайте чуть-чуть обсудим ситуацию, ведь мы всё-таки говорим о некотором смысле игры, а не только о себе любимых. О смысле игры, которая явным образом осуществляется для того, чтобы у нас вообще не было страны. И чтобы никто из нас никому никаких претензий не мог предъявить, потому что исчезнет сама необходимость предъявлять претензии. Надо будет переустраиваться в каких-нибудь маленьких ханствах, эмиратах или независимых княжествах, и всё. Или ехать за границу.

Вот для того, чтобы так не произошло, надо поломать игру. Поломать игру можно, только задавая другие правила. И всё, что делается с митингами теми или иными на том или ином этапе, делается для того, чтобы поломать игру. Грязную, деструктивную игру, которая ведется против России.

Единственное, что я никак не могу понять — в настоящий момент времени уж тем более, но не мог понять и ранее, - это то, как можно не видеть вопиющий, чудовищный характер этой игры. Как можно не понимать, насколько патологичен процесс, который происходит у вас на глазах. Как можно вообще к этому процессу относиться как к норме.

Смотрите, что получилось, и как должна была выглядеть норма. Проходят выборы. Они проходят с большими нарушениями. Вопреки этим нарушениям, заметьте, на этих выборах резко набирает очки коммунистическая партия Российской Федерации, которой руководит опытный политик, Геннадий Андреевич Зюганов. Эта партия резко набирает очки, а на самом деле заявляет, что она получила ещё гораздо больше, но у неё отобрали голоса.

Как должна выглядеть в этом случае норма? Обманутая партия объявляет митинг, регистрирует этот митинг, и выводит на этот митинг как своих сторонников, так и тех, кто присоединяются, будучи возмущенными ужасным поведением власти, а также людей, которые вообще недовольны властью. На трибуне объявленного КПРФ митинга, зарегистрированного на членов КПРФ, с оргкомитетом из КПРФ и присоединенных к КПРФ организаций - ядро КПРФ, периферия, присоединившиеся организации. На трибуне такого нормального митинга находятся Геннадий Андреевич Зюганов как руководитель партии, которая триумфально нарастила свой электорат (и которая, вдобавок, возмущена тем, что у неё отняли часть голосов), и его ближайшие сторонники.

К ним могут присоединиться представители любых других общественных групп, как близких КПРФ по убеждениям, так и в принципе выражающих интересы электората, возмущенного нарушениями выборов, каким бы этот электорат ни был. Избегать при этом надо, в условиях когда выборы эти есть лишь пролог к выборам президентским, появления на трибунах людей, не совместимых с электоратом КПРФ, потому что в случае этого появления КПРФ могут в чем-то обвинить, а также КПРФ может потерять свой электорат. Но главное — что митинг должен быть зарегистрирован на партию, которая победила на выборах или, по крайней мере, резко там набрала очки; оргкомитет должен быть партийный, с другими группами, которые к нему примкнули; сценарий должен быть партийный, или согласованный с наиболее интересными из этих групп; выступать должны лидеры партии, а также другие, кого сочтут нужным внести в этот список лидеры партии, и кто совместим с электоратом партии и выгоден для будущих президентских выборов.

Вот этот процесс можно назвать нормальным. Лозунгами на митинге должна быть сильная президентская власть, национализация определенных отраслей промышленности, прежде всего сырьевых отраслей, изменение социальной политики, политики в сфере образования и т. д. Если бы так нормально развивались события, что бы сделала организация «Суть времени» – она бы пришла на митинг Зюганова поддержать Зюганова и его сторонников. Всё. Причем в любом качестве: в качестве одной из колонн, не важно, выступающих, не выступающих, в том качестве, в котором это сочтет нужным сделать партия. Которой отдал голоса народ, которая считает, что её обманули, и которая дальше идет на президентские выборы для того, чтобы решить наше общее дело, – победа социализма, фундаментальное изменение политики страны и т.д. Это же все есть очевидный нормальный сценарий.

Вместо этого нормального сценария, что имеет место быть? На трибуне появляются люди, являющиеся квинтэссенцией всего того, что ненавидит партия, что ненавидит электорат этой партии, люди, которых лидер этой партии Геннадий Андреевич Зюганов поначалу совершенно справедливо называет «оранжевой проказой». Но не говорите мне дальше, что нет ничего общего между вождями и теми, кто собрался на митинг. Так не бывает! Есть вожди, есть оргкомитет, есть инфраструктура, есть ядро митинга, есть его несколько периферий. Митинг – это политическое событие, формирующееся вокруг определенной группы.

Группы, вокруг которых формируется событие, являются смертельными врагами коммунизма, Зюганова и всего. Сам Зюганов раньше, чем это делаем мы, называет вождей «оранжевой проказой», тем самым указывая, что к ним присоединяться нельзя – прокаженные, лепрозорий! Вот эти два события, во-первых, абсолютная подмена нормальных митингов с нормальными выступающими, с теми выступающими, которые определяются победой КПРФ – ростом электората КПРФ, новыми возможностями КПРФ, которым во многом способствовала и передача «Суд времени», и передача «Исторический процесс», это тоже ведь понятно, да? Не было более мощных кампаний по телевидению, увеличивших электорат КПРФ и Зюганова. Значит, вместо того, чтобы на митинге, зарегистрированном от лица КПРФ, как партии, которая требует изменений, появился Зюганов и другие, а также примкнувшие к ним группы, возникает митинг, зарегистрированный на кого-то, не имеющего никакого отношения к КПРФ. А на трибуне стоят все, кого КПРФ считает своими мерзкими, отвратительными врагами.

И этот факт фиксирует Зюганов! Непреложно фиксирует в своих собственных выступлениях, которые потом соратники Зюганова называют то ли сурковской, то ли путинской пропагандой. Но это же говорит сам Зюганов! Он же сам даёт оценку этим людям, и он много раз её давал на протяжении своей политической истории. Это же не новые фигуры. Это фигуры, вызывающие омерзение в коммунистическом движении.

Откуда эта подмена? Что она собой напоминает? Есть ли прецеденты таких подмен в истории ХХ века? Есть! Представьте себе, есть очень яркий прецедент. Он называется Майдан. На Украине во время оранжевой революции было именно так. Появились «западенцы», которые и составляли ядро митинга. То есть люди, ненавидящие Россию, ненавидящие любую пророссийскую ориентацию, абсолютно ориентированные на Запад, радикально ненавидящие всё русское вообще, русофобы, которым нет равных. И, кроме того, это люди, которые ненавидят саму Восточную Украину, ненавидят Крым, ненавидят всё омоскаленное, зараженное хоть какой-то степенью русскости, и имеющие очень диктаторские кровавые планы по отношению ко всему такому зараженному москализмом.

Эти люди сложили ядро митинга, от их лица выступали Ющенко и Тимошенко против Кучмы и Януковича. А кто к ним присоединился, кто создал всему этому легитимность? Симоненко – как руководитель Компартии Украины, и Мороз – как руководитель Социалистической Партии. Без них это было невозможно. Это и есть сценарий Майдана. С ними американцы переговаривались ещё до того, как начался Майдан. Они были перетянуты на ту сторону. За счёт этого всему этому был придан характер общенародного, общеукраинского движения, движения сил с разной идеологической ориентацией – народ против Кучмы и Януковича.

К этому моменту восточная Украина не подоспела на альтернативный митинг. Кучма был свержен, Янукович отброшен на глубокую периферию. Начался шабаш Ющенко и Тимошенко – чудовищный шабаш, чуть не обернувшийся в две тысячи восьмом году русско-украинской войной, про которую некоторые западенцы говорили, что это будет война с применением оставленного на Украине ядерного оружия.

Теперь происходит то же самое. На митинг наших «западенцев», нашего «малого народа», возглавляемого Немцовым, Шендеровичем и другими (вновь и вновь подчёркиваю, что я не использую, говоря «малый народ», ничего, отдающего какими-нибудь этническими соображениями – я использую термин, который имеет социальное, культурное, мировоззренческое и прочее значение). «Западники», «западенцы» наши, которые, в отличие от западенцев на Украине, не имеют даже никакого идеала России, они её просто ненавидят, и это тоже видно по митингам) - итак, на трибуне оказываются прежде всего эти западенцы, не имеющие даже сильных лидеров, готовых бороться за президентские возможности. Ющенко-то за них боролся!

Дальше, к этому западентству начинают больше или меньше примыкать сначала – надевающий белую ленточку Миронов, слегка растерянный ситуацией, потом – Зюганов, который проходит поразительную эволюцию от его первых слов про оранжевую проказу до последних заявлений о том, что «кольцо протеста организуют наши сторонники». Почему никто не обращает внимания на эту дичайшую метаморфозу, которая, как я сказал в предыдущей передаче, дополняется тем, что главный нынешний союзник, брат, соратник, правая рука Зюганова, человек по фамилии Удальцов, прямо говорит, что всё это нужно для того, чтобы продлить на два года срок президентства Медведева? Я уже говорил – Медведева, который хочет проводить программу десталинизции, десоветизации и так далее. То есть, западентскую программу. Вдруг оказывается, что всё «озападентстилось». Вплоть до Жириновского, который, так сказать, тоже уже начинает в этом оскорамливаться.

На этот момент единственная возможность что-то противопоставлять такому вот оранжевому мутирующему субстрату – это собрать широкую антиоранжевую коалицию. Донецкую. Донецкие должны успеть в Москву. И они успевают. Сначала – на наш митинг, потом – на Поклонную Гору, потом – снова на наш митинг. Да, это не может не интегрировать в себя фактор Путина и всего, что связано с этим. И что? Надо позволить оранжоидам бесноваться так, как они хотят? Но ведь в этом бесновании уже не пахнет никакой победой КПРФ, никаким социалистическим проектом. Речь идёт о продлении срока Медведева, о десталинизации, десоветизации и вообще о западенской программе у нас. Если эту программу не сорвать, то, в отличие от западенцев на Украине, которые хотят иметь там Ридну Незалежну Украину, залитую кровью, так сказать, всего омоскаленного, но всё-таки могучую и так далее, то здесь будет просто распад. И потому и нет у западенцев сильных вождей, что нужен окончательный распад России.

Вот, почему никто не обращает сразу внимание на эту странную мутацию нормального политического процесса, в котором у «Сути Времени» была бы совершенно одна позиция, и процесса, радикальнейшим образом смутировавшего и дошедшего до полного безобразия? Притом, что я уже давно спрашивал и Ивана Ивановича Мельникова: «Иван Иванович, скажите, будете Вы с либералами или с консерваторами, если возникнет вопрос о какой-то коалиционной борьбе? Почему Вы, Иван Иванович, не ответили, когда вице-президент Байден сказал, что он будет поддерживать коммунистов – почему Вы не отвергли это с негодованием, как партия?»

Я же спрашивал это в программе Минаева «Честный понедельник» задолго до того, как всё это началось, значит, я что-то в этом понимал, что-то чувствовал. Ну, хорошо – я когда-то что-то чувствовал, я аналитик, то ли я правильно разгадываю шифры, то ли неправильно, - но когда это началось, когда все увидели этих людей на трибунах, почему в этот момент что-то не шелохнулось в душе? Почему не стало ясно, что это же просто мутация? Потом эта мутация нарастала, нарастала, нарастала. Удальцов просто открыл карты. Он вам сказал, кого вы ведёте к власти – отнюдь не Зюганова, а десталинизаторов и десоветизаторов, это же было сказано прямым текстом, не я же это сказал, а господин Удальцов!

Почему даже после этого не произошло какого-то опамятования, извинения перед теми, кто об этом предупреждал? Что это за дурдом? И что, в угоду дурдому, абсолютно напоминающему перестроечное безумие и являющемуся по сути Перестройкой–2, нужно отдать Россию, будущее наших детей и внуков? Нужно позволить её расчленить с тем, чтобы потом снова какие-нибудь взбалмошные особы мужского и женского рода говорили: «Ах, ах, нас опять обманули!»?

Итак, после того, как всё это начало происходить, мы приняли единственно правильное решение. Мы это решение осуществили на Поклонной Горе, потому что переломить процесс и тогда, и сейчас, и в будущем, можно будет только в широкой антиоранжевой коалиции. Нельзя выбрасывать из неё никакие слагаемые, потому что едва хватает сил для его гражданского перелома. Тем более что те силы используют, между прочим, и властные рычаги, и иноземную помощь, и вот этот дурдом. Можно ли было переламывать процесс силами только одной «Сути Времени»? Да, можно, можно – было бы – в одном единственном случае. Если бы зарегистрировавшиеся пятнадцать или шестнадцать тысяч каким-то чудесным способом не только переместились в Москву сами, но и перевезли туда же, на время митинга, своих друзей и родственников.

Вот в этом бредовом случае можно было бы всё переламывать только «Сутью времени». И тогда не было бы ни портретов Путина, прижимаемых к груди каких-то женщин, которые поют: «В чистом поле система «Град», За нами Путин и Сталинград!», ничего другого. Было бы то, что вы увидели на митинге у ВДНХ, и соответствующий тип претензий, и политическая победа, окончательная и бесповоротная. В этом случае можно было бы победить. Если бы Зюганов пришёл на Поклонную Гору, а не говорил, что у него горло болит. Вы видели, что он отвечал Леонтьеву по поводу того, почему он не пришёл? Посмотрите. В этих случаях можно было бы победить именно таким вот социалистическим альянсом. Либо нашим собственным, либо в коалиции с КПРФ. Но КПРФ повторяет судьбу симоненковской коммунистической партии и переходит на сторону западенцев, наших западенцев, которые гораздо больше ненавидят Россию, чем западенцы Украины. Это никто не видит, это непонятно?

Таким образом, «Суть Времени» может побеждать только одна. Но тогда она должна мобилизоваться соответствующим способом! Я-то лично считаю, что этот способ абсолютно невозможен. Но, объявив митинг двадцать третьего у ВДНХ, мы объявили мобилизацию именно по этому принципу. Мы сказали: «Люди! Если мы хотим переламывать ситуацию сами, нам надо собрать минимум тридцать тысяч. Минимум. Для этого каждый член организации, который, естественно, может это сделать, который не находится где-то в Тмутаракани, который не болен (у нас есть замечательные люди, у которых так болят ноги, что они по комнате с трудом ходят, которые великолепно работают в Интернете или где-то ещё). Все другие люди должны не только прийти сами, они должны ещё и привести всех, кого они могут. Тогда реальные пять тысяч людей, которые заявили, что они являются членами «Сути Времени», приводят тридцать-сорок тысяч людей. Это элементарно делается – если все пять тысяч этого хотят.

Но ведь не пять тысяч этого захотели, и не три тысячи, правда же? Этого захотел некий актив. Он уродовался днём и ночью. Честь ему и хвала. Честь и хвала всем тем, кто работали в информационном пространстве, находясь на других территориях, в других государствах – всем им честь и хвала и низкий поклон, потому что вы прекрасно понимаете, что освещение события ещё важнее, чем само событие. Была проведена блестящая работа перед митингом. Теперь я призываю всех провести такую же работу после митинга. Потому что то, что мы предложили уже сейчас и то, что мы предложим в четверг, выпустив уже окончательный вариант продукции по митингу художественного качества, надо показывать коммунистам, другим сомневающимся группам.

Надо создавать кинопросмотры, надо искать проекторы и показывать это всё на соответствующих экранах, надо раздавать это по домам там, где не смотрят Интернет. Там, где смотрят, надо всячески давать ссылки, ссылки и ссылки, создавать новые информационные продукты, потому что все совместными усилиями сделали фактически идеальный митинг, выражающий всё, чего мы хотим.

Но ведь даже по отношению к этому идеальному продукту, находятся люди, которые выискивают недостатки, на отдельные элементы фыркают, кривляются, дёргаются, не понимая, какой ценой всё это сделано, каким подвижническим трудом людей, какое это всё имеет историческое значение и на каком высоком классе всё это было организовано теми, кто отдал этому все силы, всю душу.

Чего вы теперь хотите от меня, дорогие наши друзья из виртуального клуба «Суть времени»? Мы не хотим ущемить интересы в виртуальном клубе ни одного человека, что бы он ни делал. Мы не хотим оскорбить никого, и в названии «меньшевики» нет ничего оскорбительного.

Мы близко не заденем интересы человека, который просто нас смотрит и ничего не делает – он так же будет смотреть. Мы не заткнём рот людям, которые даже по-дурацки выражают какие-то свои претензии. Мы всё выслушаем. Потому что, возможно, тут есть крупица правды, и потому что мы благодарны за интерес к нашей продукции. Мы всем за всё благодарны.

Но чего вы хотите? Чтобы мы приравняли человека, который потерял работу, на протяжении месяца стоял в пикетах, потом всё это организовывал, и который решил, что это для него жизнь и судьба - и человека, который лежит на диване и смотрит нашу передачу? Но если мы приравняем таких двух людей, мы бесконечно оскорбим тех, кто работает! Мы же не хотим сказать, что работа – это только прийти на митинг? Работа – это так или иначе вложить определённую долю труда в организацию общего события, имеющего историческое значение, судьбоносное значение для России. Вот туда надо вложить труд, труд. Нужно ра-бо-тать, так или иначе, одним или другим способом. Любым.

 Когда мы говорили о ролевых функциях, мы же говорили и о другом. Что главным критерием для каждого человека являются его трудозатраты, его рабочие усилия. Да, их не всегда можно объективно оценить, поэтому мы не рвёмся ни к какой здесь формализации. Но мы понимаем, что в любой организации есть соратники, сторонники и поддерживающие. Это всегда есть.

И люди сами определяют, где они, не мы будем определять, кто из вас является большевиком и меньшевиком, а вы. И гораздо удобнее, комфортнее быть меньшевиком. Что, большевики что-нибудь особенное получат? Но это образ, это метафора. «Ах, меня оскорбили! Ах, меня обидели!». Сколько времени можно так носиться с собой? С собой, любимым? Сколько времени можно иметь такую тонкую кожу и такую тонкую чувствительность по отношению к тому, как к тебе отнеслись в ситуации, когда главное – это страна, когда надвигаются совершенно неприятные события.

Сколько времени можно так сильно шарахаться из стороны в сторону под влиянием общественных психозов? Но вы же прекрасно понимаете все, что линия «Сути времени» была безупречной на протяжении этих месяцев, что мы нарастили позиции неслыханно. При этом, не поступившись ни долей своих принципов, своей идеологии. Кто может в чём упрекнуть людей, проведших такой митинг, как на ВДНХ? Никто! Что касается митингов широкой коалиции, то они абсолютно необходимы по одной простой причине – потому что в нынешнем своём состоянии, «Суть времени» не может собрать ни тридцать, ни, тем более, сто тысяч людей. Не может.

Если тысячи людей будут настолько талантливы, что каждый из них будет приводить по пятьдесят, по тридцать, по двадцать, как, между прочим, это делают пиар-группы, собирающие массовые мероприятия, вот тогда мы сможем. Если наших соратников будут десятки тысяч – мы тоже сможем. В сегодняшней ситуации мы этого не смогли, правда же? Ну, не смогли, по факту. Мы выложились. Я лично, человек, имеющий вполне ограниченные возможности, отдал всё, что я мог, на то, чтобы это мероприятие было предельно убедительным.

И я не скорблю по этому поводу, я горжусь тем, как это всё было произведено. Но ведь нет возможности это сделать, правда? Если она есть, значит, её кто-то не использовал? А почему не использовал? Не потому же, что листовки были такими или другими? Не от этого зависит, правда, всё? А от того, какое количество людей создают какой мощности магнитное поле, втягивая в это всё остальное.

Да, нам было трудно, да, одновременно с нашим митингом шёл и митинг КПРФ, и митинг в Лужниках, И многие из наших же сторонников пошли в Лужники на путинский митинг, держа в руках наши же листовки. И что? Вот в той реальной исторической ситуации, которая есть сейчас, мы собрали столько, сколько собрали. Мы собрали очень много – гораздо больше, чем мы собирали с помощью достаточно сильных союзников на предыдущий митинг. Сейчас же этих союзников не было, мы были одни. И, слава Богу, что мы собрали столько, что мы остались одни, и мы сумели создать образ самих себя, без всяких широких коалиций.

«Вот это – мы!» - сказали мы. «Пусть все на это смотрят!». Теперь все будет зависеть от работы тех, кто этот образ будут распространять. Потому что этот образ – безупречен! И безусловен! И он предъявлен (визуализирован) на очень высоком уровне уже сейчас. И будет предъявлен (визуализирован) через несколько дней, на еще более высоком уровне. Это оружие в ваших руках. Как вы им распорядитесь – это первая задача, большевики вы, меньшевики или кто-то другой.

Теперь скажите, нет ли второй задачи, которая заключается в том, чтобы люди, решившие посвятить себя этому делу, делу, и сказавшие сами: «Мы это готовы сделать», и подтвердившие это степенью своего участия, не оказались структуризированы таким способом, чтобы они могли получить соответствующее этому их желанию образование, чтобы их научили тому, как работать с людьми, как создавать это магнитное поле.

Ведь они хотят, а те, кто не присоединились – этого не хотят. Может, они хотят знать что-то о философии или о идеологии – так мы же им расскажем! Мы же их не обидим, мы вообще никого не обидим из тех, кто входит в виртуальный клуб «Суть Времени». И никого ни к чему не призываем. Люди работают по той программе, которая была, которая связана с историей, с философией, - слава Богу, пусть работают! Мы же не говорим, что они должны прекратить работать, или что они люди второго сорта. Мы хотим собрать тех, кто готов к политической активной борьбе как в информационном поле, информационно-идеологическом (но к конкретной борьбе: информационное противодействие, агитация и так далее), так и к борьбе прямо в реале, прямо на митингах. Мы хотим их собрать, их научить чему-то, отвечающему этим их конкретным желаниям, и за счёт этого собирать большие митинги, больше и больше, а также другие политические акции. Мы хотим это сделать именно для того, чтобы со временем меньше и меньше нуждаться в широких коалициях, которые размывают нашу идеологическую ориентацию и вызывают соответствующие упрёки у соответствующих капризных людей, поддающихся на психологическую диффамацию наших многочисленных откровенных врагов, а также немногочисленных идиотов.

Вот в этом нашем желании нет ничего плохого и ничего, обижающего других! А если я это желание не удовлетворю, если я не структуризирую группу тех, кто готов к политической борьбе - вновь подчеркиваю! - в информационном пространстве, или в реале, или и там, и там, то я совершу непростительную ошибку и оскорблю этих подвижников!

Но главное не в том даже, что я их оскорблю. Я не сумею насытить их всем тем материалом, который нужен, чтобы они работали активнее! Т.е. я провалю деятельность организации, лишу ее будущего! Лишу ее всех тех возможностей, которые сейчас перед ней открылись! Понимаете, о чем идёт речь? Не о том, чтобы кого-то обидеть, а о том, чтобы Россию реально спасать и наращивать потенциал организации! И ни о чем больше. Обижать никто никого не будет. Но вы-то сами подумайте, откуда берётся эта бесконечная обидчивость некоторых членов нашей организации, эта капризность, эта психическая неустойчивость? Она берётся от того, что регресс, дорогие друзья-товарищи! И в этом регрессе люди становятся слишком пластичными, слишком нервными, слишком зацикленными на себя!

Это же надо избывать вне зависимости от того, хотите вы быть большевиками или меньшевиками - просто для того, чтобы жить! Для того чтобы вместе делать историю. Вот о чём идёт речь!

Теперь о реальных событиях. По данным социологов Левада-центра, т.е. самого американского центра, непрерывно получающего американские гранты и всегда работающего на американцев: из тех, кто точно придёт на участки 04.03.12 за Путина готово проголосовать 66%, за Зюганова - 15%, за Жириновского - 8%, за Прохорова - 6%, за Миронова - 5%.

По данным ФОМ (Фонд «Общественное мнение») 58,7% поддержит Путина; 16,2% - Зюганова; 8,8% - Жириновского; 8,6% получит Прохоров; 6,1% - Миронов.

По данным ВЦИОМ (т.е. самого прокремлёвского, как всегда говорили, источника): отдать свой голос за Путина решили 58,6% избирателей; Зюганову - 14,8%; 9,4% - Жириновскому. За Прохорова высказалось 8,7% респондентов, за Миронова - 7,7%.

Что это всё означает? Что это за политическая игра, при которой Левада-центр даёт Путину на 8% больше, - что вообще беспрецедентно! - чем лояльный Путину центр? Не задумываетесь, что это за игра?

Это игра, при которой хочется включить знаменитый кремлёвский «код успокоения» (я много раз о нём говорил в таких случаях): «Всё в шоколаде! Всё! Победа в кармане, всё зашибись! Всё замечательно! Надо успокоиться, наплевать на то, как именно развиваются события – всё равно мы победили! Вперёд-вперёд-вперёд!»

Кто это делает? Это американцы делают! И теперь возникает вопрос, могут ли американцы позволить событиям развиваться по спокойному сценарию?

Я не могу ответить на этот вопрос точно. Но моя аналитическая интуиция говорит мне, что не могут. Я объясню почему. Потому что американцы где-то должны развязать «бэмс». Либо в Сирии и Иране, либо у нас. А где ещё? Больше негде. Они должны развязать этот «бэмс» по очень разным соображениям. Прежде всего, просто по предвыборным: Обаме нужен пиар. Ему нужно шоу. Кроме того, есть соображения оперативно-стратегические, каковые заключается в том, что они должны каким-то образом где-то что-то нарастить с тем, чтобы поднять свой рейтинг и не дать этому рейтингу обвалиться. И, наконец, есть соображения подлинно стратегические – они должны менять мир. Они не могут в этом деле засиживаться, делать какие-то паузы, откатываться назад. Откатятся назад хоть чуть-чуть – покатятся вообще чёрт знает куда.

Значит, они где-то должны устроить «бэмс». Где? Либо в Сирии и Иране, либо у нас. Но в том варианте, в каком мы сейчас существуем, и особенно в случае победы Путина, ни в Сирии, ни в Иране они не могут устроить «бэмс» при нашей поддержке. Не могут! Потому что мы этих вещей не поддерживаем уже сейчас и не поддержим в дальнейшем, если Путин победит. Напротив, мне кажется, что готовность поддержать и Сирию, и Иран сейчас в России больше, чем она была когда-либо.

Но если это так, то нельзя начать «бэмс» на сирийско-иранском направлении. Об этом уже начинает осторожно говорить Хилари Клинтон. Какие остаются в запасе направления? Только русское. Не устроить «бэмс» нигде – наверное, кто-то скажет, что это высоковероятно, но не я. Я в это не верю! Я не считаю это возможным. В соответствии с этими моими – пока что – умозаключениями я считаю, что «бэмс» будет. И что цифра 66% есть цифра, которая призвана успокоить Кремль. А на самом деле, идёт форсированная подготовка самых разных неблагоприятных для России вещей. И весьма кровавых, что не исключено, и каких-то таких беспрецедентно массовых за огромные американские деньги, и информационно-психологических, и других.

Будет использоваться всё. Либеральное крыло Кремля будет давить на тех, на кого оно может надавить. И ведь понятно на кого – лишние два года и так далее... Это же всё некое предложение, по отношению к которому будут осуществляться все меры давления. И все шоу на Болотной, Сахарова и в дальнейшем – это есть шоу, нацеленные на подобное давление, на усиление этого давления! Это всё спектакли для одного актёра, которого надо на что-то сподвигнуть, и всё! А все остальные – статисты в этом спектакле! Так, по крайней мере, я считаю. Я убежден в своей правоте и уже приводил аргументы в пользу этой правоты.

Значит, все формы давления будут. К ним относится и кровь, снайперы, драки, стрельба... И давление с помощью массовых мероприятий, которые можно осуществить только на огромные деньги и в условиях эксцессов. И какие-нибудь стачкомы, и дикие кампании дискредитации, информационно-психологические войны... И другие формы давление Запада... И мало ли ещё что! Не вижу я возможности благополучного завершения данной истории. Не вижу!

А поскольку я этого не вижу, то понимаю, что, во-первых, мы должны собрать собственное ядро, мобилизовав его до предела. И это абсолютно не значит, что все, кто в это ядро не войдут, будут исключены - не важно - из организации или из состава большевиков. Ну, я вас умоляю! Ну, перестаньте так нервничать! Никто никого не хочет обижать! Дел у нас других нет, кроме как обижать отдельных членов ВКСВ! Вот просто нечем больше заниматься, понимаете, кроме как этими членами!

Мы хотим собрать некоторый реально действующий мобильный актив. Вы хотите и можете в него входить – дверь открыта. Не хотите или не можете... Если не можете - ну, не можете. Применяйте другие методы действий. Ну, вы стояли в тех же пикетах, собирали где-нибудь в регионе какие-нибудь митинги. Но они сейчас менее эффективны... Ну, прекрасно, собирайте!

Вы хотите концентрировать рабочие усилия на направлении, так сказать, контроля за выборами – концентрируйте! Мы только вам объясняем, где лежат приоритеты! Хотим объяснить, что после того, как «Лига избирателей России» сказала вместе с «Круглым столом 12 декабря», что никакие результаты не будут признаны легитимными, фокус переносится на эксцесс! Потому что так говорят только, когда делают ставку на эксцесс, это понятно? Как именно мы будем противодействовать эксцессам, зависит от того, какие формы будут принимать эксцессы. В одних случаях усилия «Сути времени» как организации могут оказаться именно решающими, но это требует определённых усилий и это может происходить только в определённых случаях.

В других случаях широкая антиоранжевая коалиция понадобится, потому что надо будет переламывать какие-то мощные движения западенского характера с русской спецификой. Это не предопределено. Мой анализ – что ни март, ни апрель, ни май не будут благополучными. Что нам надо готовиться к противодействию. А для того, чтобы готовиться, нужно собирать актив, насыщать его определённым уровнем подготовки, а все остальные должны активу помогать.

А вход в актив – свободный. Свободный, но только есть один термин: работа. Работа. Не «работа вообще». Ну, вот человек занимается философией. Ну и замечательно, он занимается, что-то пишет. Мы ему благодарны за это, его работа замечательная. Но зачем его тогда учить, как собирают сторонников? Как с ними разговаривают, как их агитируют, как ведут себя психологически, через что переступают в себе самих, через какие свои комплексы, сомнения, страхи? Ему же не надо этого рассказывать, он философскую статью пишет, и спасибо ему!

Ну, он не хочет, чтобы его назвали меньшевиком – ну, пусть он называется сторонником, какая разница? Если эти названия путают (а мне казалось, что они не должны путать), то используйте другие термины. Будьте твёрдо убеждены в одном: никто никого не заденет ни в какой степени, но тех, кто хочет стать соратниками, и готов к активной – подчеркиваю снова – как к работе в реале, так и в информационной войне, или другим методом действия на поле этой борьбы – вот им будет оказано особое внимание. Это не значит, что другим не будет оказано внимания вообще, это означает, что им будет оказано внимание особое. Соответствующее их специфике.

Ну конечно, проще всего это называть «лицей», но в лицее-то есть и философы, и кто угодно, поэтому ну взяли термин, там, ВКСВ(б). Ну и что? Он условен. Ну, назовите это «соратники». Опять-таки подчёркиваю: все туда могут войти. Люди не могут приехать? Пусть оказывают более активную информационную поддержку, и мы вообще не будем там щупать всё до деталей, потому что кого-то можно обидеть, у нас нет такой цели. Но те, по кому видно, что они уже встали на этот путь, и не просто вкалывают, а отдают этому всё время и все силы – на это мы откликнемся, потому что в противном случае – а вам не приходило это в голову? – мы обидим их! Правда же? Встаньте на их место и посмотрите на всё их глазами.

А самое главное, о чём я хотел вас попросить – в столь ответственный час, при столь неблагоприятном развитии ситуации, при такой нарастающей остроте конфликта – перестаньте, повторяю в третий раз, думать о себе и своих обидах, тем более, что они вымышленные. Никто вас обижать не собирается. Давайте я перед вами извинюсь, что вы все такие нервные, и что каким-то не слишком ловким словом я вас обидел. Успокоились?

Просто потому что обижать никого не хочется. Вокруг столько скотства, столько элементарной пьянки, столько стеклянных, тупых лиц, что каждый человек с духовной ориентацией, как бы обидчив и нервен он ни был, всё равно является драгоценным ресурсом страны.

Но только страну спасти не удастся, если подобного рода человек не откажется от этой своей нервности, возбудимости, подозрительности, обидчивости, и не встанет в ряды бойцов в той мере, в какой жизнь позволяет ему это сделать. А даже, может быть, в еще большей мере, и, как ни странно, жизнь его от этого станет богаче. Не надо надрываться с пятым числом (с митингом 5 марта), считая, что кто-то кого-то ущемит из тех, кто не придёт. Не надо. Надо понять ситуацию, подумать над ней и действовать разумно.

Мы же, со своей стороны, пятого будем готовить людей к дальнейшему развороту событий. При одном развороте событий всё снова войдёт в застойное вялое русло, и мы будем готовиться к новым испытаниям, которые будут отсрочены на какое-то время: мы перегруппируем силы, обучим людей, соберём еще больше сторонников и соратников, спокойно. При другом, турбулентном развитии событий, мы будем действовать адекватно им: когда надо – собирая широкие коалиции, когда надо – заявляя свою позицию с предельной резкостью и определённостью. Это – политическая война. Вам её придется вести вместе с нами. Вам придётся научиться это всё понимать, спокойно, без всяких раздражений на это реагировать и действовать всё более сплочённо. Всё в большей степени думая не о себе любимом, а о нашем общем деле и о нашей Родине, которой, поверьте, не хорошо, совсем не хорошо сегодня.

Поэтому мы не снимаем, а, наоборот, подчёркиваем главный лозунг текущего момента: «Отечество в опасности!», или, как говорили ещё в таких случаях, «Граждане! Отечество в опасности!». Давайте будем считать, что все мы – граждане, а граждане – это люди, которые всегда говорят о том, что они могут сделать для Отечества, а не что Отечество может сделать для них, или ýже – что они могут сделать для общего дела, а не что это общее дело должно сделать для них, обласкав их или, как минимум, их не обижая.

Нельзя, никого не обижая, собирать людей на борьбу. Не получалось это в мире ни у кого. Всё, что я могу сказать о себе – что я всегда был для подобного рода вещей слишком мягким человеком, слишком сильно ценил всех людей, которые не относятся к категории, так сказать, упивающихся скотством. Слишком сильно всегда любил и ценил каждого человека с какой-либо духовной ориентацией.

Сейчас наступает время, когда мало этой духовной трепетности. Она по-прежнему меня восхищает, но к ней надо добавить что-то другое: бойцовское чувство, готовность к самопожертвованию – я имею в виду здесь обычное, мирное, рабочее самопожертвование. Самопожертвование, которое заключается в акте труда и самоотдачи. Кто знает, ещё чего потребует от нас развитие ситуации? Дай бог, чтобы это развитие не было экстремально-бурным, ибо Россия, как целое, к этому не готова. Но что будет – то будет.

Поймите меня правильно, все мои дорогие соклубники, которых я всех люблю одинаково, поймите, что действовать придётся именно так, поймите, примите это, и делайте свой свободный выбор. Никто вас ни к чему не обязывает, вы абсолютно свободны его сделать. Но сделав его, вы ставите себя в зависимость от собственного выбора. Это – единственная благородная зависимость, которая существует. Сделав выбор, человек дальше отвечает за него перед самим собой, а также перед мёртвыми и живыми, страной, близкими и много-много ещё чем: перед своими идеалами, перед своими любимыми книгами, перед своими ценностями, и так далее. Вот этот вид ответственности и является главным из тех, которые могут что-то спасти. Возникнет, пробудится до конца это чувство ответственности – возможно, мы и возьмём все те невероятно трудные барьеры, которые нам предстоит брать в ближайшем будущем.

Спасибо, что вы меня выслушали, и до новых встреч.


Вверх
   29-07-2013 14:00
Отставка после зачистки// Прокурор Подмосковья подал рапорт об увольнении по внутриведомственным обстоятельствам [Коммерсант]
Эдварда Сноудена могут отправить в центр временного размещения за пределы Москвы [Коммерсант]
Roshen не получала официального уведомления о запрете поставок конфет в Россию [Коммерсант]
Германский промышленный концерн Siemens может отправить в отставку генерального директора Петера Лешера за четыре года до окончания срока действия его контракта. На днях Siemens вновь выпустил предупреждение о снижении прибыли, и это уже пятое предупреждение… [Коммерсант]
Главу Siemens могут отправить в отставку// Компания вновь выпустила предупреждение о снижении прибыли [Коммерсант]
Dollar under pressure as central bank meetings loom [Reuters]
EU's Ashton heads to Egypt for crisis talks [The Jerusalem Post]
Dollar slips as Japan stocks skid [The Sydney Morning Herald]
Something fishy going on as Putin claims massive pike catch [The Sydney Morning Herald]
Russian blogosphere not buying story of Putin's big fish catch [The Sydney Morning Herald]


Markets

 Курсы валют Курсы валют
US$ (ЦБ) (0,000)
EUR (ЦБ) (0,000)
РТС (0,000)