Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
Ответить в данную темуНачать новую тему
Кургинян: Опыт деконструкции (Часть первая)
сообщение 13.3.2007, 2:57
Сообщение #1





Группа:
Сообщений: 0
Регистрация: --
Пользователь №:

Предупреждения:
(0%) -----


На последнем заседании политического клуба Кургинян анонсировал выпуск серии трудов школы целостного анализа, представленный как подведение итогов деятельности аналитической группы за некоторый предшествующий период. Но можно задаться вопросом, следует ли в действительности считать подобного рода тексты подведением итогов существования школы, и не упускаем ли мы помимо всех тех идеологических обобщений и локальных разборов политических ситуаций Кургиняна, т.е. всего того, что можно наблюдать уже в «Слабость силы», нечто принципиально важное, чего данная аналитическая школа так до сих пор не представила. Речь идет, конечно, о необходимости описания методологического аппарата и формализации тех аналитических процедур, которые выработаны в рамках дискурсивной практики школы целостного анализа. Я хочу обратить внимание на тот факт, что, несмотря на уже довольно длительное существование ЭТЦ, все же до сих пор ничего подобного по сути предпринято не было. А между тем каждый, я думаю, кто хоть раз сталкивался с шокирующими аналитическими докладами Кургиняна (напр., последний «Туркменский доклад»), задавался вопросом, как он это делает и почему подобного рода информацию больше нельзя нигде встретить. Данный текст задается отчасти целью обнаружения тех теоретических стропил, которыми поддерживается деятельность школы целостного анализа.
Основное значение Кургиняна, которое будет оценено в будущем, состоит вовсе не в том, способствовал ли он формулировке какой бы то ни было метафизической доктрины, и очевидно не в том, сумел ли он предотвратить распад России (к тому времени такие мелочи никого уже интересовать не будут), но прежде всего в том, что он выработал мощную аналитическую методологию в такой в принципе далекой от тех научных областей, где подобного рода аналитическая практика уже утвердилась, сфере как политология. Деятельность Кургиняна можно вполне рассматривать как один из фактов экспансии структурного метода в различные гуманитарные науки. Следует пояснить, что структурализм Кургиняна нужно понимать не в том смысле, что он должен сообразовываться с установкой на восприятие «мира как текста» или использовать семиотический подход. Речь идет не о структурализме, каким мы его знаем в филологии, но об актуализации структурного метода, который был впервые сформулирован в рамках структурализма. Другое дело, что сам структурный подход и специфическая аналитическая методология, им обусловленная, распространилась на другие, совершенно отдаленные друг от друга области гуманитарного знания.
Собственно, аналитическая методология Кургиняна, понимаемая как системный анализ, обязана своим существованием непосредственно Московскому методологическому кружку. Школа Щедровицкого, будучи по основанию междисциплинарной, вообще оказала значительное влияния на всю гуманитарную ситуацию в СССР. Её некоторым аналогом на Западе явилось так называемое «системное движение» (сборник статей на русском: «Исследования по общей теории систем»). Следует добавить, что помимо текстов, Кургинян испытывал живое влияние самого Г.П.Щедровицкого. Напомню, что Щедровицкий провел в рамках театра «На досках» целую серию лекций, на основании которых была издана даже отдельная книга. Достаточно взглянуть, на используемую Щедровицким в своих трудах методику блок-схем (Щедровицкий Г.П. «Избранные труды»), чтобы понять, например, откуда это взял Кургинян. Таким образом, заслуга Кургиняна заключается не в выработке аналитической методологии как таковой (она была в той или иной форме воспринята у Щедровицкого), а в её специфическом применении в области политологии. Естественно, реализованная на материале совершенно особого рода, она претерпела серьёзные видоизменения и трансформации. В такой форме теория Кургиняна представляет собой совершенно оригинальное преломление структурного анализа, что дает основание признать Кургиняна создателем структурно-аналитического метод в политологии.
Претензии Кургиняна к экспертному сообществу, якобы культивирующему методологическую отсталость, необоснованны уже на том основании, что подобного рода аналитическая практика просто не может там существовать, как в силу недавнего своего возникновения, так и вследствие некоторых исторических причин. Как известно, структурализм, возникший впервые в России в виде формализма в 20-е годы был уже в 30-е полностью в запрещен. И именно Р.Якобсон представитель этой школы, успевший эмигрировать на Запад, выступил с созданием совместно с Н.С.Трубецким Пражского лингвистического кружка (структурная фонология), а затем оказал преимущественное влияние на Леви-Стросса К., основателя французского структурализма, а также Ж.Лакана. Кстати говоря, вообще значение русской эмиграции для Европы было ключевым. Например, лекции Кожева, на которого ориентируется в некотором отношении Кургинян, посещали не только феноменологии экзистенциальной ориентации (Сартр Ж.-П.), но и, например, тот же Лакан, активно впоследствии использовавший модель признания в своей деятельности.
Несмотря на то, что Кургинян использует структурную методологию, все же апеллирует он к неклассической модели структуры. Произошло же это не в силу каких-то предпочтений Кургиняна, но как следствие того материала, с которым ему приходится работать. Такая ориентация Кургиняна происходит в силу того, что, обращаясь к анализу политической ситуации, он имеет дело с динамическими системами (классический структурализм, как известно, не выходит за пределы статики). Представляя политическую ситуацию в категориях теории игры (Нейман Дж. Теория игр и экономическое поведение), Кургинян описывает её как столкновение по основанию множественных, нетождественных властных инстанций, существующих в разнородных социальных срезах. Мир, который описывает Кургинян, функционирует, таким образом, по модели ризомы (Делез Ж., Гваттари Ф. «Капитализм и шизофрения»). Ризома понимается как принципиально нелинейная, множественная динамика. Напомню, на формулировку Делезом и Гваттари модели ризомы большое влияние оказала книга Пригожина И. «Порядок из хаоса», описывающая термодинамику неравновесных процессов. Имея физико-математическое образование, Кургинян, конечно, не мог пройти мимо этого весьма характерного труда. Таким образом, структура описываемого Кургиняном исторического мира ризоматична, с той поправкой, что для Кургиняна, в отличие от Делеза, хаос в какой-то момент канализируется в форме определенного рационального порядка.
Таким образом, в самом широком смысле можно смело утверждать, что методология Кургиняна являет пример постструктурализма. Более того, по всей видимости, в России это единственный пример полноценной самостоятельной постструктуралистской методологии. Постмодерн как явление искусства получил в России в той или иной степени распространение, но оригинальных постструктуралистских теорий по сути создано не было. И вот, несмотря на все заявления Кургиняна об интеллектуальной стагнации, мы по факту имеем возникновение в постперестроечной России постструктуралистской школы, выработавшей мощный аналитический аппарат, применяемый в области политологии. Школа Кургиняна - это прежде всего событие гуманитарной науки, сколько бы он не дистанцировался от нее. Значение Кургиняна в политологии равнозначна роли Лакана для психологии. Будучи маргинальной фигурой для академических кругов и не понятый, естественным образом, в рамках политического сообщества, кругозор которого вообще не позволят ставить проблемы такого уровня, Кургинян обрекается на изоляцию. Более того, Кургинян сам эту изолюцию усугубляет, пытаясь полемизировать, например, с коммунистами или, как заявлено, готовя разгром Солженицына, т.е. человека, по основанию не искушенного во всей этой теоретической подноготной, соответственно неспособного подключать адекватный теоретический язык.
Чтобы конкретизировать постструктурализм Кургиняна, проиллюстрирую это на примере Жака Лакана, очевидное сходство с которым просматривается. Отношения структурализма и постструктурализма представляются довольном запутанными. Дело в том, что помимо последовательных структуралистов (Леви-Стросс К., Греймас А-Ж.) и радикальных постструктуралистов (Делез, Деррида) целый ряд исследователей-структуралистов, каковыми были например Фуко и Барт, в более поздний период своей деятельности перешли на позиции постструктурализма. К таковым безусловно относится и Лакан, который, полностью сохранив свою связь со структуралистской доктриной, между тем сформулировал все основные концепты постструктурализма (связь означающих, некартезианская модель субъекта и т.д.). Именно такой же случай и являет Кургинян. Т.е., постструктурализм Кургиняна следует понимать не как отказ от системного анализа и структурной методологии, но как модернизация их с учетом того материла, к которому они применяются.
Помимо принятия неклассической модели структуры, Кургиняна в качестве постструктуралиста характеризует целый ряд признаков. Во-первых, это сознательный отход от классического типа научности, событие, природу которого Кургинян в самом начале своей лекции на примере с Горбачевым обосновал фразой «не хочу быть обслугой». Во-вторых, отказ от академического теоретизирования в пользу оригинальной формы подачи своих идей. Собственно, эпатирующую манеру выступления и вообще принцип семинаров Кургинян в той или иной степени заимствовал как раз у Лакана, который первый сделал акцент на форму подачи содержания научного выступления. В-третьих, ориентация на практику в пользу теории, вызванная также спецификой сферы деятельности Кургиняна (политика). Хотя общеизвестна ориентация постструктурализма на политический дискурс, имеющая своим источником еще неомарксизм: в качестве примеров, можно представить обращение Бодрийара к теме иракской операции «Буря в пустыне», теоретическая деятельность Славой Жижека. В-четвертых, принципиальный отказ придавать своей концепции систематическую форму. Действительно, Кургинян так до сих пор и не позаботился о формализации и теоретическом обобщении созданной им методологии. Хотя те разборы, которые устраивает Кургинян на своих заседаниях (напр., «Туркменский доклад»), и являют собой характерные примеры деконструкции.
На последний пункт я бы хотел обратить особое внимание. При том, что периодически появляющихся текстов школы целостного анализа более чем достаточно, Кургинян до сих пор не предпринял попытки описать те аналитические процедуры, которые он использует в своих разборах. Из этого следует, что Кургинян, несмотря на все его призывы к интеллектуальному росту, по сути закрыл доступ к тому аналитическому ядру, которое и составляет как раз главное его достижение. Кургинян объясняет этот факт тем, что его клуб не школа, а мастерская, и что он не хочет приглашать людей на все готовое. Но я, например, человек с улицы по основанию не буду (и не смогу) обрабатывать те 15 книг, которые он планирует издать (помимо всех тех, которые уже изданы), и вычленять из них по кусочкам методологию. Мне нужна выжимка в одной книге, где бы эта методология была прописана, но именно этого Кургинян отказывается предоставить. Т.е. он отказывается делать то, с чего начинается всякая вменяемая научная школа. В принципе при овладении аналитической методологии школы целостного анализа и наличии широких информационных каналов возможно создание подобных аналогичных групп и соответственно распространение структурного метода в отечественной политологии. Но Кургинян заблокировал всякий доступ к своей оригинальной аналитической теории. Здесь есть, конечно, и вполне экономический расчет, в соответствии с которым Кургинян продолжает эксплуатировать возможности своей методологии. Но главной причиной является по всей видимости то, что Кургинян желает сохранить еще и контроль за «выходом». Дело в том, что если предоставить весь этот аналитический аппарат в свободное распоряжение, то не известно, как его будут использовать, и не факт, что это же оружие не будет обращено и на самого Кургиняна. Кургинян же, поставивший своей задачей не только анализировать, но и влиять на политическую ситуации, естественным образом, допустить этого не хочет. Сохраняя методологию в конфиденциальном виде, Кургинян оставляет за собой право интерпретации тех результатов, которые выдаются по факту ею актуализации. Кургинян, таким образом, ангажирован своей политической деятельностью, и его позицию в этом смысле нельзя назвать вполне искренней. Следует подчеркнуть, что результаты, которые представляет Кургинян в своих аналитических докладах, объясняются вовсе не какой-то особой компетенцией и наличием доступа к конфеденциальной информации, но исключительно той аналитической методологией, которая выработана в рамках школы целостного анализа. И между тем Кургинян постоянно создает иллюзию какой-то особой компетенции, актуализируя все масонские фокусы в форме отрицаемых им чуда (шокирующие доклады), тайны (спецслужбистские связи) и авторитета (доступ к властным структурам). С другой стороны, ясно, что рано или поздно, если это не будет сделано в рамках ЭТЦ, кто-то решится предпринять попытку системного выявления тех аналитических процедур, которые Кургинян артикулирует. Не факт, что этот человек сделает это с той же последовательностью, с какой этот метод продвигает Кургинян. Далеко не очевидно также, что он сохранит за этой теорией авторство Кургиняна.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Alipov-ml
сообщение 16.3.2007, 13:52
Сообщение #2


Активный участник
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 555
Регистрация: 3.11.2006
Пользователь №: 39



"Претензии Кургиняна к экспертному сообществу, якобы культивирующему методологическую отсталость, необоснованны уже на том основании, что подобного рода аналитическая практика просто не может там существовать, как в силу недавнего своего возникновения, так и вследствие некоторых исторических причин" -

Вы имеете в виду, что низкий интеллектуальный уровень элиты есть следствие чисто исторических причин, или что этот уровень есть норма? :)
Вот товарищ Сталин всю свою жизнь не мог понять, почему талантливый человек из низших слоев общества, получивший все возможности для обучения и развития в системе власти, на каком-то этапе власти спотыкается и перестает учиться, постигать новое (в частности см. речь 07.11.40). Сталин действительно не смог решить эту загадку, что отчасти привело к стремительной деградации управленческих кадров впоследствии.

"Будучи маргинальной фигурой для академических кругов ". -

Современный российским академическим кругам следует чаще перечитывать монолог Чацкого о временах Очакова и покоренья Крыма.

"сознательный отход от классического типа научности, событие, природу которого Кургинян в самом начале своей лекции на примере с Горбачевым обосновал фразой «не хочу быть обслугой". -

Скажите, а что, слуга - это классический тип научности? Может быть, дух Ньютона вразумил бы Вас в этом вопросе - но, боюсь, никак не человек, сие не в человеческих силах.

"Кургинян, таким образом, ангажирован своей политической деятельностью, и его позицию в этом смысле нельзя назвать вполне искренней" -

Очень интересный тезис. Вообще, Господь в своей безграничной мудрости создал человека, способным отстаивать свои интересы, интересы его общества из его (человека) собственных интересов, а также интересы общества помимо или против его (человека) собственных интересов. Но вот человека, способного отстаивать интересы чужого общества во вред своим собственным интересам и помимо или также во вред интересам своего общества, Он не создал. Как мне кажется, с вашей точки зрения, позицию высшего судии по этому вопросу нельзя назвать искренней. Стоило представить весь спектр "интересантов". Но, боюсь, в этом случае в Одессе (где был введен в русккий язык термин "интерес", как Вам, возможно, известно) для обозначения этой последней категории человечества придумали бы другое слово.
Кто-нибудь помнит, как по-немецки "дырка"? Я что-то подзабыл.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

Ответить в данную темуНачать новую тему

 



Текстовая версия Сейчас: 16.10.2018, 5:41