Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
Ответить в данную темуНачать новую тему
Родная речь. Уроки изящной словесности
Л.Задов
сообщение 27.11.2011, 16:39
Сообщение #1


Активный участник
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 196
Регистрация: 11.3.2010
Из: Киев
Пользователь №: 1715



Мне кажется, что то, что я напишу ниже целесообразнее было бы рассматривать в рамках некоего литературного кружка, но т.к. его пока нет, то я выкладываю на общем форуме.



Петр Вайль. Александр Генис.
«Родная речь. Уроки изящной словесности»
2011г. Издательство «КоЛибри»

«Мы задумали эту книгу не столько чтобы опровергать школьную традицию, сколько чтобы проверить - и даже не ее, а себя в ней. Все главы «Родной речи» строго соответствуют обычной программе средней школы»

В предисловии от авторов также говорится о том, что:
«Для России литература - точка отсчета, символ веры, идеологический и нравственный фундамент»

«классика - универсальный язык, основанный на абсолютных ценностях»

«задеть классика- все равно что оскорбить родину»

«главный инструмент сакрализации классиков - школа».


Авторы приглашают в увлекательное путешествие в мир классической русской литературы. Себя они назначили на роль проводников или капитанов машины времени . Цена за вход на этот аттракцион – 8$. Я последую за ними. Ведь надо же разобраться, почему они слово «Родина» пишут с маленькой буквы. Кстати, прошу меня извинить за «аттракцион», но это самая мягкая формулировка, которую я смог подобрать. Резкие выражения – лишь малая часть того впечатления, которое на меня произвела эта книга. Я ведь действительно хотел получить уроки изящной словесности и обогатить свою речь, а взамен получил оплеуху и ушат помоев.

Но надо отдать должное, авторы достаточно подробно разбирают феномен русской литературы и ее роль в развитии нашего общества. Вопрос заключается в том, что они русскость в этой сложившейся модификации ненавидят как таковую. Русскость, включающую в себя любовь к своему ближнему , т.е. к народу. А т.к. именно эта, народническая, тенденция превалировала, то они ненавидят все русское вообще. Но они ведь не могут сказать об этом прямо (два русскоязычных писателя). И начинается поиск проявлений в русской классической литературе черт протестантской этики либо каких угодно других моделей даже не развития, а существования. Если же нечто подобное обнаруживается, то авторы сменяют гнев на милость. Но от этих похлопываний по плечу в адрес Пушкина, например, остается какой-то очень неприятный осадок (вообще говоря, определить, кому авторы симпатизируют можно по степени уменьшения концентрации низости, грязи и подлых приемов, которыми они пользуются).

Прекрасно осознавая воспитательную роль книги в русской культуре, свою книгу они построили по принципу гранаты, после взрыва которой, эта воспитательная роль должна исчезнуть. А остаться должно литераторство, как ремесло по зарабатыванию денег. Изящная словесность ради себя самой.
Итак:

«В самом имени Карамзин слышна жеманность»
Такими словами начинают свою книгу авторы. Отбросив двусмысленность и недосказанность, используемые в предисловии, писатели начинают заголяться, и машина времени сразу превращается в рыдван, запряженный двумя засаленными боровами.
И понеслось…

«Знаменитое «под черной кожей бьется сердце тоже» вполне применимо к Карамзину с его знаменитым «и крестьянки умеют любить».
Есть тут этнографический нюанс, комплекс, мучающий, совестливых колонизаторов.»


Вообще в книге прослеживается одна закономерность: если какой-либо из рассматриваемых классиков абсолютно не укладывается в прокрустово ложе извращенной этики двух госдеповских критиков, то глава, посвященная ему, либо начинается с откровенной низости, либо написана с использованием отрицательной коннотации.
Например:
«В безусловной, широчайшей славе Ивана Андреевича Крылова ощущается привкус второсортности»

«Слава Белинского носит несколько мрачный тиранический оттенок»

«Мертвые души» слегка отдают бедекером»


«Тургенев своей книгой («Отцы и дети») вполне лапидарно описал новое явление»

«Как вышло, что едва ли не худшая из известных русских книг стала влиятельнейшей русской книгой?» - о романе Чернышевского «Что делать?»

О Некрасове: «Душераздирающая экспрессивность в соединении с холодной картинностью, упрощенность, даже примитивность выразительных средств - и сильная , всепоглощающая интонация, которая и есть главная в блатной песне,- вот что идет от народа в этих стихах.»

«Салтыков-Щедрин - один из тех редких писателей, которым идут дешевые издания»


и так далее...


«Любви к простому человеку, человеку из народа от русского писателя требуют так давно и с такой настойчивостью, что нам покажется моральным уродом любой, кто ее не декларирует (Есть ли русская книга, посвященная вине народа перед интеллигенцией?)»

Авторами задан очень интересный вопрос, порождающий в свою очередь встречные вопросы. Есть ли примеры таких книг-покаяний в мировой литературе? О какой вине, собственно, идет речь? И самое главное, кого можно считать настоящим русским интеллигентом?

Мне представляется важным начать рассмотрение последнего вопроса.
В каждой главе авторами раскрывается и высмеивается какая-то сторона русской души. Соответственно интеллигент, по мнению авторов, должен быть лишен тех качеств, которые они высмеивают. В главе первой высмеиваются: сентиментальность, целомудрие , и ответственность интеллигенции перед простыми людьми.

#2«Торжество недоросля». Фонвизин.

В это главе авторы ставят знак равенства между свободным сознанием и обыдленным мещанством. Их герои - пострадавшая ни за что от репрессий того времени милая семья Простаковых, исповедующая простые и, с точки зрения авторов, правильные ценности.

«И какой же современной музыкой звучат реплики семейства Простаковых!»
«Не то что бы у них была своя какая-то идеология - упаси бог. В их крепостническую жестокость не верится: сюжетный ход представляется надуманным для вящей убедительности финала, и кажется даже, что Фонвизин убеждает в первую очередь себя.
Простаковы- не злодеи, для этого они слишком стихийные анархисты, беспардонные охламоны, шуты гороховые. Они просто живут и по возможности желают жить, как им хочется. В конечном счете, конфликт Простаковых, с одной стороны и Стародума с Правдиным- с другой, это противоречие между идейностью и индивидуальностью. Между авторитарным и свободным сознанием».


Кроме того высмеивается образованность как таковая. В противовес ей предлагают пользоваться «здравым смыслом» а ля – Митрофанушка.
Брак по любви тоже не к лицу интеллигенту – только по расчету.

#3. «Кризис жанра». Радищев.

В этой главе писатели уже привычно оттаптываются на возможности увидеть в простом человеке положительные качества.
Больше всего они недоумевают в отношении тех мотивов, которые могли побудить бывшего военного прокурора и действующего директора таможни к написанию и распространению своего сочинения. Исходя из своего мировоззрения, они предположили, что мотивом послужило литературное честолюбие и похоть.

«Присовокупив к званию писателя должность трибуна, защитника всех обездоленных, Радищев основал мощную традицию. Ее квинтэссенцию выражает печально известный стих: «Поэт в России больше, чем поэт». Развитие политической мысли в России стало неотделимо от художественной формы, в которую оно облекалось. У нас были Некрасов и Евтушенко, но не было Джефферсона и Франклина.
Вряд ли такая подмена пошла на пользу и политике и литературе, но теперь уже поздно об этом.»


Об этом думать никогда не поздно. Особенно тем, кто живет на своей земле. Так что же так печалит этих двух людей?
То, что русская литература, как часть русской культуры оказывала существенное влияние на развитие общества? А что, американские президенты - это такие сферические управленцы в вакууме? Метафизика Града-На-Холме что, упала с неба или она все-таки вырабатывалась внутри их общества, в том числе и под влиянием американских литераторов?

#4.Евангелие от Ивана. Крылов

Иван Андреевич Крылов виновен в том, что «создал не литературный жанр, а этическую систему».
«Произошло удивительное. Это не Крылов зафиксировал нравственную мудрость народа в форме басен. Это народ утвердил в своем сознании крыловские басни в качестве нравственной мудрости.
Слишком многое в российской истории сопротивлялось тому, чтобы моральным кодексом управляла принципиальная диалектичность этических норм, идущая от мифов, Сократа, евангельской притчи, рационализма, индивидуализма»


Интеллигенту же предписывается овладевать искусством двойных стандартов.

#5. «Чужое горе». Грибоедов.

В этой главе облик авторов прорисовывается еще четче.
«Так современен и своевременен главный вопрос: глуп или умен Чацкий? Если, будучи носителем прогрессивных оппозиционных идей,- глуп, то тогда понятно, почему он суетится, болтает, мечет бисер и профанирует. Если же признать Чацкого умным, то надо признавать и то, что он умен по-иному. Осмелимся сказать: умен не по-русски. По-чужому. По-чуждому. Для него не разделены так бесповоротно слово и дело. Идея обязательной серьезности не давит на его живой, темпераментный интеллект»

«И во всех концепциях сквозит недоумение: зачем с такой парламентской страстью выступать перед недоумками? В этом и вправду присутствует недостаток здравого смысла- но не ума! Это разные категории, и если здравым смыслом обладает как раз масса, то ум- удел одиночек. »

Казалось бы, парадокс: во второй главе высмеивался ум и восхвалялся здравый смысл, а здесь все наоборот. Это кажущееся противоречие. В данном случае «умом» авторы называют освобожденное от любой ответственности сознание, нацеленное на достижение своих шкурых интересов. Совокупность таких «умов» - это «здравый смысл» Простаковых, то есть, говорящая свинья, послушник Низа.

#6. «Хартия вольностей». Пушкин.

Интеллигенту на заметку: «Пушкина выделяет его божественный эгоизм
«… и когда он написал «и на обломках самовластья напишут наши имена» он, конечно, не имел в виду, что потомки поймут его так буквально…»
Вообще все, что не укладывается в нормы их этики, отвергается авторами вот в такой вот безапелляционной и развязной манере.

В общих чертах облик «интеллигента» по Вайлю и Генису прорисован уже к седьмой главе. Сам способ этого оформления строится на отрицании, методе от противного. На том, что необходимо все трактовки классики вывернуть наизнанку. Так что же это за интеллигент, перед которым народ должен извиняться?

Итак, он должен быть лишен совести, сентиментальности, целомудрия, ответственности за свою историческую судьбу и судьбу своего народа. Он не должен вообще себя отождествлять с народом, а должен максимально от него дистанцироваться.
Руководствоваться он должен только «здравым смыслом», т.е. стяжательством.
Но есть еще одна характеристика. Авторы в помощь формирующемуся «интеллигенту» предлагают взять с собой специфический смех. Умение ничто не воспринимать всерьез. Кроме самого себя, конечно. А то ведь ему нелегко будет избавляться от всех этих многовековых наслоений гуманизма.

«Что делать, если мир изначально поделен на волков и зайцев, или генералов и мужиков? Первые обречены на жестокость. Вторые - на нищету и смирение »
После всего этого, я думаю, нам если и надо извиняться, то только друг перед другом за то, что в Гражданскую эту мразь не додавили.

Меня удивляла и продолжает удивлять вот это их ощущение собственной избранности. На чем оно основывается?
Здесь ответ, как мне кажется, кроется в их трактовках Пушкина:

«Всю жизнь Пушкин завоевывал мир, теперь он в нем растворяется. Он уходит в размер стиха, сливается с его вечным ритмом. Превзойдя вольность, страсть, поэзию, царя, родину, историю, поэт нашел наконец достойное вместилище своему гению - природу, мир, космос».
«В стихотворении «Осень» Пушкин устраивает прощальный парад своих идеалов. Смена времен года здесь – знак того, ниспосланного свыше ритма, которому - единственно - подчиняется поэт»

«На последних страницах поэт прощается, он чувствует, что, сливаясь с космосом, теряет свою индивидуальную жизнь. Но смерть ли это?
«Нет,- говорит поэт,- весь я не умру». Мир принял в себя Пушкина. Его гений полностью воплотился - он стал всемирным»

«Найдя свою дорогу, Пушкин указал путь для избранных».

Тут возникает целый ряд вопросов.

Если исчезают История, Родина и народ, как хранитель памяти и языка, то в чем тогда воплотился, по мнению авторов, Пушкин? В размере стиха, его вечном ритме? Но ведь и размер стиха менялся по ходу Истории, и ритм. История и есть, в том числе и их развитие. Кроме того, стих – единственная литературная форма, которая не может быть, так сказать, экспортирована, пересажена на чужое языковое поле. Что бы жить, ему необходима родная почва. Та самая пресловутая родная речь, которую так нещадно терзают Вайль с Генисом.
По их логике служить надо каким-то абстрактным вибрациям космоса. Порядок такой: господа служат вибрациям космоса, а рабы служат господам. Но самое интересное, как соединяется их картина мироустройства (некий источник неких вибраций) с тем сверхчеловеком, которого они пытаются выпестовать? Ведь по сути, они рисуют портрет типичного бюргера в должности шафтфюрера СС. И если им так дороги именно поэтические вибрации, то, меня интересует вопрос: сколько литературных гениев вышло из этой среды?

Книга написана оголтелыми постмодернистами, и многих классиков, которых они разбирают, они тем или иным способом назначают себе в подельники. Кому интересны их приемы и методы, обращайтесь к первоисточнику. Кроме того, я уверен, что многие важные аспекты их разрушительной деятельности от меня ускользнули в силу моей необразованности.

Пойду Свифта почитаю. Надо как-то перебить это послевкусие.


Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
konb
сообщение 27.11.2011, 16:57
Сообщение #2


Активный участник
***

Группа: Актив
Сообщений: 724
Регистрация: 28.7.2010
Из: Сан-Паулу
Пользователь №: 1883



Цитата(Л.Задов @ 27.11.2011, 11:39) *
Мне кажется, что то, что я напишу ниже целесообразнее было бы рассматривать в рамках некоего литературного кружка, но т.к. его пока нет, то я выкладываю на общем форуме.

Вы знаете, что на еот.су действует интернет-газета? В ней, в частности, очень много публикуется рецензий на разные идеологически неблизкие художественные произведения (в основном фильмы). Было бы очень уместно, как мне кажется.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Aussie
сообщение 7.3.2012, 10:27
Сообщение #3


Новичок
*

Группа: Пользователи
Сообщений: 10
Регистрация: 4.2.2012
Из: СПб
Пользователь №: 5782



Если можно, добавлю 5 копеек.

Одной из острейших лингвистических(?) проблем сегодняшнего дня является потеря семантической стройности языка (в частности, русского). На мой взгляд, это происходит из-за
- дивергенции профессионального сленга и языка субкультур и их распространения в непрофессиональной среде и вне этих субкультур, соответственно (как источника болезни),
- снижения общего образовательного и интеллектуального уровня (как иммунитета), а также
- отсутствия понимания, что латентное развитие "болезни" требует лечения (и самого лечения, разумеется!)...

В итоге фразы теряют смысл или их смысл искажается, а высказывания "зашумляются" и начинают восприниматься неоднозначно. Это затрудняет информационный обмен между элементами системы и, следовательно, снижает её эффективность. В этом смысле качественный и ПРАВИЛЬНЫЙ язык, действительно, является точкой отсчёта.

Где особенно важно использовать "правильный" язык?
В первую очередь, в законодательных актах, нормативной литературе, ГОСТах, глоссариях и т.д. Сегодня - ужас: законы часто содержат семантически бессмысленные фразы, в ГОСТах используется либо устаревшие, либо неоднозначные сленговые термины и т.д. Спортсменам и шутам гороховым, заседающим в Думе, этого не понять, поэтому... всё грустно.

Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Kaonasi
сообщение 16.3.2012, 9:40
Сообщение #4


Новичок
*

Группа: Пользователи
Сообщений: 1
Регистрация: 13.3.2012
Пользователь №: 5904



Цитата(Aussie @ 7.3.2012, 10:27) *
Если можно, добавлю 5 копеек.

...
Сегодня - ужас: законы часто содержат семантически бессмысленные фразы, в ГОСТах используется либо устаревшие, либо неоднозначные сленговые термины и т.д. Спортсменам и шутам гороховым, заседающим в Думе, этого не понять, поэтому... всё грустно.

Ну раз на то пошло, добавлю и я свои 5 копеек, да будет мне это позволено...
Я не доверяю первому впечатлению, мои мысли идут несколько дальше. Я не считаю, что законы наши таковы потому что "спортсмены и шуты гороховые" заседают в Думе. Законопроекты разрабатываются и вносятся на обсуждение не ими, а экспертными группами в правительстве или фракциях, поэтому говорить о том, что законы создаются дилетантами, я бы не стал. Складывается впечатление, что законы так писаны нарочно, для того чтобы можно было путать, при противоречиях ссылаться на нормы других законов, толковать так, как выгодно той стороне, которая больше заплатит толкователю (=судье). Другими словами, делается всё для того чтобы деньги были фактическими толкователями норм государственного права. И делается это сознательно.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Yeleneya
сообщение 20.12.2012, 23:38
Сообщение #5


Активный участник
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 178
Регистрация: 2.1.2011
Из: Manchester/Alma-Ata
Пользователь №: 2376




http://www.youtube.com/watch?v=hdf1Zb-MvIc


Мой ответ постмодернистам, посягнувшим на русскую классику. А.С Пушкин.


Я не литературовед, не лингвист, не преподаватель русского языка и литературы, даже не студент филфака, но не без помощи последних попытаюсь прокомментировать выступление писателя, философа, геополитика А.Г Дугина о "болезненном" феномене А.С Пушкина. Рискую оказаться в той самой категории "дебилов" т.к при более глубоком погружении в изучение хода развития русского языка и русской литературы, начиная с эпохи Киевской Руси до периода социалистического реализма, я больше убеждаюсь в поступательности и приемственности этого процесса, в неразрывной связи его с историческим развитием нашей страны и мира в целом.

А.Г Дугин противопоставляет современный русский литературный язык, основоположником которого является А.С Пушкин, как язык «тупиковый«, а следовательно мёртвый, языку "истинно" русскому, коим владели древнерусские летописцы, в частности протопоп Аввакум. Дело в том, что языки, и не только русский, изменяются во времени, какие-то быстрее, какие-то медленнее, ведь язык - это не готовый продукт, а инструмент, который непрерывно используется каждым из нас. Изучением процесса изменения языка занимается историческая лингвистика. Вот с каким трепетом и преклонением перед старорусским языком Пушкин пишет в одной из своих статей : " Как материал словесности, язык славяно-русский имеет неоспоримое превосходство пред вcеми европеййскими: судьба его была чрезвычайно счстлива. В 11веке древний греческий язык вдруг открыл ему свой лексикон, сокровищницы гармонии, даровал ему законы обдуманной своей грамматики, свои прекрасные обороты, величественое течение речи; словом, усыновил его, избавя таким образом от медленных усовершенствований времени. Сам по себе уже звучный и выразительный, оселе заемлет он гибкость и правильность. Простонародное наречие необходимо должно было отделиться от книжного, но впоследствии они сблизились, и такова стихия, данная нам для сообщения наших мыслей." Да, для изучения древнерусской языка и литературы необходимы исторические исследования и комментарии, без которых нам не понять "реалий" того времени (вплоть до бытовых подробностей) и не оценить художественные достоинства древнерусских произведений.

Протопоп Аввакум (1621-1682) - центральная фигура литературы раскола - старообрядчества, наиболее яркo отразил трагизм никонианских реформ 17в. В многолетнем заточении в земляном "срубе" Аввакум пишет знаменитое "Житие" и многочисленные "беседы", в одной из них летописец так обращается к царю Алексею Михайловичу: "Бедной, бедной, безумное царишко! Что ты над собою зделал?... Ну, сквозь землю пропадай... Полно християн-тех мучить!" Летописец часто включает в свой нижегородский диалект вульгаризмы-ругательства: Никон - "носатый", "адов пёс", "шиш антихристов". "Никониане" вообще - "душегубцы", "собаки", "толстобрюхие". А вот уже "Калигула", "увенчанный злодей", "тиран" в пушкинской гневной инвективе:

Самовластительный злодей,
Тебя, твой трон я ненавижу,
Твою погибель, смерть детей
С жестокой радостию вижу.
Читают на твоём челе
Печать проклятия народы,
Ты ужас мира, стыд природы,
Упрёк ты богу на земле.
( А.С Пушкин Ода Вольность 1817г.)

Основной удар своей критики протопоп Аввакум направлял против господствующей церкви, его обличения иногда даже носили откровенно "еретический" характер, угрожающий самому существованию церкви как феодального института; даже перспектива вообще остаться "без попов" не смущала Аввакума; " аще нужда привлечёт", лучше, по мнению Аввакума, "исповедатися искусному простолюдину, нежели невежди попу, паче же и еретику".

Полу-фанатик, полу-плут;
Ему орудием духовным
Проклятье, меч, и крест, и кнут.
Пошли нам, господи, греховным
Поменьше пастырей таких -
Полу-благих, полу-святых
(А.С Пушкин Эпиграмма на архимандрита Фотия 1820г)

Протопоп Аввакум сочувствуя "горемыкам - христианам", полагает, что единственный путь спасения: - бегство из этого мира зла, насилия и несправедливости в леса, на окраины государства. Однако даже эта проповедь пассивного сопротивления, с которой выступал Аввакум не могла скрыть содержащегося в его произведениях резкого возмущения и протеста. Не случайно разинцы после разгрома их движения и казни Степана стали в 70х годах объединяться под знаменем "старой веры" и примкнули к движению, возглавлявшемуся протопопом Аввакумом. Для того, чтобы донести свои произведения для "простого" читателя Аввакум пишет на живом разговорном русском языке. В предисловии к своему "Житию" он обращается к читателю: "... и аще что реченно просто, и вы, господа ради, чтущии и слышащии, не позазрите просторечию нашему, понеже люблю свой русской природной язык, виршами филосовскими не обык речи красить, понеже не словец красных бог слушает, но дел наших хощет". Не ту же мысль о высоком общественном назначении языка и поэзии выражает А.С Пушкин в стихотворении "Пророк" ("... и вырвал грешный мой язык, и празднословный, и лукавый...")? Многие русские писатели, в том числе и советские, в поисках яркой и образной речи не раз обращались к сочинениям Аввакума. Его произведения внимательно изучали М. Горький, А. Толстой и многие другие.

Ни один из поэтов и писателей прошлого не занимался так много историей своего народа, как Пушкин. Вот он пишет П.Я. Чаадаеву, отрицавшему самобытность и героический характер русской истории: " Что до нашего исторического ничтожества, то никак не могу присоединиться к вашему мнению. Войны Олега и Святослава, и даже удельные усобицы - разве это не та же жизнь кипучей удали всех народов. Нашествие татар - печальная и великая картина. Пробуждение России, развитие её могущества, движение к единству... Клянусь честью, ни за что на свете я не хотел бы переменить отечество, или иметь другую историю, кроме истории наших народов". Патриотические убеждения и исторические раздумья Пушкина сподвигли поэта на мысль воскресить в памяти потомков одну из величайших страниц русской старины "Песнь о вещем Олеге".

Характер древнерусского летописца, каким видел его А.С Пушкин, поэт воссоздал в образе придворного летописца Пимена в драме "Борис Годунов". Пушкинский Пимен - выразитель общественного, народного мнения и как бы олицетворяет собой народный суд над царём Борисом. За внешним спокойствием Пимена таится глубокая любовь к родине, чёткое понимание того, где "правые" и где "виновные".

Если я правильно поняла, то утверждение А.Г. Дугина о том, что "Пушкин указал на тупик русской культуры и сам таковым являлся, но беспорно талантливым" перечёркивает всё последующее русское культурное наследие и не только литературное. Великий русский критик В.Г Белинский в своих одиннадцати статьях "Сочинения Александра Пушкина" дал образец глубокого и целостного анализа идейного содержаня и художественного своеобразия произведений поэта. Для Белинского "писать о Пушкине - значит писать о целой русской литературе: ибо как прежние писатели русские объясняют Пушкина, так Пушкин объясняет последовавших за ним писателей". Особенно отчётливо критик указал на преемственную связь между Пушкиным и Гоголем. Оценку творчества Пушкина, данную Белинским, унаследовали и развили Чернышевский и Добролюбов.

Пушкин! Тайную свободу
Пели мы вослед тебе!
Дай нам руку в непогоду,
Помоги в немой борьбе!
Не твоих ли звуков сладость
Вдохновляла в те года?
Не твоя ли, Пушкин, радость
Окрыляла нас тогда?
( А. Блок "Пушкинскому Дому" 1921г.)

Я также позволю себе не согласиться с тезисом А.Г Дугина о том, что до второй половины тридцатых годов Пушкин был сброшен с корабля современности. В 1921 году петроградскими литературно-научными организациями было принято решение о ежегодном чествовании памяти Пушкина в день его смерти . В 1922 г А.В Луначарский зачитывает свою статью "Александр Сергеевич Пушкин" в Москве в Доме Союзов на вечере, посвященном 85-й годовщине со дня смерти поэта. Пушкинский Дом, ранее как музейно-архивное заведение, именно в советский период приобретает статус научно-академического института. "Мой Пушкин", монография В.Я Брюсовa написанная в1911г., так и не напечатанная при жизни пушкиниста, но изданная в 1928г. типографией "Красный Пролетарий".
Следующая статистика приведена в пушкинском календаре, изданном 50 тыс. тиражом в 1937г к столетию смерти поэта: "С 1917 по 1936 г. в СССР выпущено 248 изданий отдельных произведений, сборников, однотомников, избранных и полных собраний сочинений Пушкина общим тиражом в 9млн. экземпляров. К концy 1936г цифра возрастёт до 21 млн. экземпляров.
На языках народов СССР за это время издано произведений А.С. Пушкина около 1.5 млн экземпляров. Интерeсно, что в царской России за 10 лет - с 1907 по 1917 г. - на национальных языках было издано всего 13 книг с обшим тиражом в 35 тыс. экз. В переводах на украинский, белорусский, грузинский, армянский, татарский, тюркский и узбекский языки выходят почти полные с.с А.С Пушкина. По подсчётам Всесоюзного пушкинского комитета, произведения Пушкина переводятся сейчас впервые свыше чем на пятьдесят языков народов СССР. Произведения поэта переведены на ингушский, чеченский, кабардинский, адыгейский, лезгинский, аварский, карельский, коми-зырянский, таджикский, киргизский, казахский, калмыцкий,крымско-татарский, еврейский, греческий, марийский, кумыкский, лакский, чувашский, башкирский, якутский, эвенкийский, бурятский, молдавский, на деcятки языков народов севера и юга, востока и запада нашего великого, многонационального Советского Союза".Для уровня дореволюционного пушкиноведения и всей старой филологической науки характерен эпизод с так называемым "Зуевским окончанием "Русалки", когда маститые специалисты-филологи оказались не в состоянии отличить от пушкинского текста грубую и полуграмотную подделку "под Пушкина" некоего Д.П. Зуева, глубокого старика, заявившего в 1887г., что он помнит окончание "Русалки" и якобы слышал его много лет назад, из уст самого поэта.

Вторая половина 20века. Ни на ком другом, как на А.С Пушкине "отыгрались" постмодернисты всех мастей. Постмодернист не ищет истины, не ищет правды, ведь за истину и правду нужно бороться, а иногда и умирать. Постмодернист выбирает смысловую множественность, новаторство потенций, свободно-похотливую, подвижно-ускользающую непредсказуемость, игру, но в итоге он обречён только на смерть:
" Скажут, как жить в таком доме?
Я отвечу:
- А в Пушкинском доме и не живут..."
( А. Битов "Пушкинский дом"1964)

Не живут, значит и не любят... "Так любви нет, и никогда не было"- утверждает постмодернист.
Что такое постмодернистская деконструкция, о которой говорит А.Г Дугин? Это ризома "истин", постгуманизм, постисторизм. На историческую свалку сбрасываются традиционная наука, традиционная культура, традиция как таковая, как "греховные и бездуховные" порождения Модерна, с которым нужно беспощадно расправиться любыми способами. Художник, заявляют постмодернисты, не изображает жизнь, но как-бы проецирует себя в различных образах, социальных вариациях. Отсюда - полное отрицание идейности, искать её - "всё равно, что от пирожника требовать сапогов", в этом и есть - болезный постмодернистский тупик.

Великолепный образ т.н. "био-социологов", предтечи нынешних постмодернистов нарисовал Владимир Маяковский в стихотворении "Марксизм - оружие, огнестрельный метод. Применяй умеючи метод этот":

Зазубрит фразу (ишь, ребятье!)
и ходит за ней, как за няней,
Бытие - а у этого - еда и питье
определяет сознание.
Перелистывая авторов на букву "эл",
фамилию Лермонтова встретя,
критик выясняет, что он ел
на первое и что - на третье.
- Шампанское пил? Выпивал, допустим.
Налёт буржуазный густ.
А его любовь к маринованной капусте
доказывает помещичий вкус

В заключение хотелось бы поздравить А.Г Дугина с публикацией его произведения "В поисках тёмного логоса", с большим интересом возьмусь за прочтение этой книги в надежде понять для чего и кому нужен поиск "темного", но не светлого логоса.


Справочная литература:

РВБ А.С. Пушкин с.с. в 10 томах
И.П. Еремин Лекции по древней русской литературе, изд. ЛГУ 1968
А.С Пушкин в русской критике, сборник статей, изд. художественной литературы, Москва 1950
Пушкинский календарь, изд. СОЦЭКГИЗ 1937
Пушкин в школе, сборник статей, изд АПН РСФСР, Москва 1951
И.С Скоропанова Русская постмодернистская литература: новая философия, новый язык, Санкт-Петербург, Невский простор, 2002
Д. Баевский Парапушкинистика, ОООПФ "Полиграфист" 2003






Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
staatskunst
сообщение 21.12.2012, 13:06
Сообщение #6


Активный участник
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 483
Регистрация: 13.4.2011
Пользователь №: 4033



Дугин вреден для психики и не стоит обсуждения.


--------------------
Мой профиль можно не смотреть - там пусто. :)
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
staatskunst
сообщение 20.1.2013, 17:03
Сообщение #7


Активный участник
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 483
Регистрация: 13.4.2011
Пользователь №: 4033



Ну, ладно можно и про Дугина. Только надо понимать, что психиатр слушая пациента учитывает что он не в себе, а если у психиатора не будет четкого разграничения на плохо и хорошо, он сам может стать психом согласившись с пациентом в его неправильных мыслях.


Русский язык и культура речи. Использование «крылатых» слов.
http://www.bibliotekar.ru/russkiy-yazyk/134.htm

Цитата
Особую интеллектуальную значимость приобрели ставшие образными слова манкурт и шариковы. Манкурт – это тот, кто утратил историческую память, нравственные, духовные ценности и ориентиры; связь со своим народом (по имени манкурта – героя книги Чингиза Айтматова «И дольше века длится день...»: «Людей легко лишить исторической памяти, превратить, по яркому образу Ч. Айтматова, в манкуртов» (Правда. 1990.23 марта.), «Неправда! Мы не манкурты. Не забыть свой род, а приподняться над национальной принадлежностью, и на этой высоте благожелательности, взаимоуважения увидеть в глазах другого боль и проникнуться ею» (Правда. 1989.3 сент.). Отсюда было образовано существительное манкуртизация – превращение кого-либо в манкурта: «Советский человек – это как бы метафора всего советского народа, а на самом деле – мутационное следствие миграции и манкуртизации, а также «национальной», то бишь интернациональной политики» (Огонек. 1990. № 35).


Крепко завернули фразу...

Сообщение отредактировал staatskunst - 20.1.2013, 17:04


--------------------
Мой профиль можно не смотреть - там пусто. :)
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

Ответить в данную темуНачать новую тему

 



Текстовая версия Сейчас: 27.11.2021, 21:00