Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

10 страниц V  « < 2 3 4 5 6 > »   
Ответить в данную темуНачать новую тему
Юрий Озеров. Сталинград.
Cesare Borgia
сообщение 31.8.2012, 14:56
Сообщение #61


Активный участник
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 4670
Регистрация: 16.10.2010
Пользователь №: 2071



"Чёрный миф" о чекистах: войска НКВД в Великую Отечественную войну
Цитата
Отметились бойцы НКВД и при обороне Сталинграда. Первоначально главной боевой силой в городе была 10-я дивизия НКВД общей численностью 7,9 тыс. человек. Командиром дивизии был полковник А.Сараев, он являлся начальником Сталинградского гарнизона и укрепрайона. 23 августа 1942 года полки дивизии держали оборону на фронте в 35 километров. Дивизия отбила попытки передовых частей 6-й немецкой армии с ходу взять Сталинград. Наиболее яростные бои были отмечены на подступах к Мамаеву кургану, в районе тракторного завода и в центре города. До вывода обескровленных частей дивизии на левый берег Волги (через 56 дней боёв) бойцы НКВД нанесли значительный урон противнику: было подбито или сожжено 113 танков, ликвидировано более 15 тыс. солдат и офицеров вермахта. 10-я дивизия получила почётное наименование «Сталинградская» и была награждена орденом Ленина. Кроме того, в обороне Сталинграда участвовали и другие части НКВД: 2-й, 79-й, 9-й и 98-й погранполки войск охраны тыла.
http://topwar.ru/15627-chernyy-mif-o-cheki...nuyu-voynu.html

СМЕРШ – контрразведка под грифом «секретно»
http://topwar.ru/13253-smersh-kontrrazvedk...m-sekretno.html

"Керченский Брест". Героическая оборона Аджимушкайских каменоломен
http://topwar.ru/14210-kerchenskiy-brest-g...amenolomen.html
"Керченский Брест". Героическая оборона Аджимушкайских каменоломен (часть 2)
http://topwar.ru/14201-kerchenskiy-brest-g...lomen-ch-2.html

Казачество в Великой Отечественно войне: За Веру и Отечество!
http://topwar.ru/15999-kazachestvo-v-velik...otechestvo.html

Незабытые герои Великой Отечественой войны. Герой Советского Союза Туйчи Эрджигитов
http://topwar.ru/15554-ne-zabytye-geroi-ve...enoy-voyny.html


--------------------
Aut Caesar, aut nihil.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Cesare Borgia
сообщение 1.9.2012, 11:39
Сообщение #62


Активный участник
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 4670
Регистрация: 16.10.2010
Пользователь №: 2071



Последний снимок Второй мировой
2 сентября 1945 года был подписан акт о капитуляции Японии
Цитата
Окончание Второй мировой войны многие ассоциируют с разгромом гитлеровской Германии. Но завершилась эта война 2 сентября 1945 года, когда на борту американского линкора "Миссури" был подписан акт о капитуляции Японии.

http://www.stoletie.ru/territoriya_istorii..._2008-09-02.htm

В августе сорок пятого
63 года назад советские войска разгромили Квантунскую армию
http://www.stoletie.ru/territoriya_istorii..._2008-08-29.htm

Мал союзник, да дорог
http://www.stoletie.ru/territoriya_istorii..._2010-05-12.htm

Бразильский конвой
Почему о латиноамериканском вкладе в победу над фашизмом никто не вспоминает
http://www.stoletie.ru/territoriya_istorii..._2010-02-09.htm

Сообщение отредактировал Cesare Borgia - 1.9.2012, 12:12


--------------------
Aut Caesar, aut nihil.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Konstanten
сообщение 4.9.2012, 11:55
Сообщение #63


Активный участник
***

Группа: Актив
Сообщений: 528
Регистрация: 8.10.2010
Пользователь №: 2041



Сталинград в сентябре 1942.


14 сентября - 30 сентября 1942 .


Начиная с 6 сентября , по мере ослабевания ударов войск 24 ,66 и 1 гв. армий , немцы стали оттеснять войска 62 армии с линии Разъезд Конный -Питомник -Басаргино
сначала на линию Разъезд Конный -Оытная Станция -Песчанка , а затем к границам города на линию Орловка - Александровка -Купоросное.



К 12 сентября иссякли силы у наступающих севера 24 ,66 и 1 гв. армий и на Сталинградском фронте наступило затишье до 18 сентября,
а на фронте 62 и 64 армий у Сталинграда развернулось первое общее наступление на город 6 полевой и 4 танковой армий гитлеровцев.
10 сентября 1942 командующим 62 армией генерал-лейенант В.И.Чуйков был назначен и 12 сентября приступил к исполнению своих обязанностей в Сталинграде.
А 13 сентября немцы начали первый штурм города.

Цитата("В.Адам.Катастрофа на Волге.Мемуары адъютанта 6 полевой армии Паулюса.")
14 и 15 сентября немецким дивизиям удалось глубже проникнуть в Сталинград.
Кровопролитные бои разыгрались у вокзала Сталинград-1 и на Мамаевом кургане, высоте 102.
Только 14 сентября вокзал пять раз переходил из рук в руки. С Мамаева кургана виден был весь город, включая пристани и большие промышленные предприятия в северной части Сталинграда — "Красный Октябрь", "Баррикады" и тракторный завод.
На 60 километров простиралась пересеченная глубокими оврагами территория города, лабиринт домов, улиц и площадей, широкая лента Волги вдали.
На юге возвышался над рекой покрытый лесом остров Голодный.
На другом берегу можно было заметить деревню Красная Слобода — главную базу снабжения советских войск, сражавшихся в городе.
Понятно, что русские не оставляли попыток отбить Мамаев курган, господствующий над местностью.
16 сентября им это удалось. Несмотря на неоднократные, сопровождавшиеся большими потерями попытки с нашей стороны, за последующие десять дней оказалось возможным занять лишь половину этого холма.





1. 13 сентября.

Сталинград

Начало наступления. Оставив в "покое" (до начала октября) группировку 62 армии на севере города - основные удары немцы нанесли в центре города и на юге
Немцы атаковали в центре с направления:
-Городище - Разгуляевка (71,76,295 пехотные дивизии) в направлении Мамаева Кургана и вокзала Сталинград-I против пехоты 23 танкового корпуса. Немцам удалось овладеть аэродромным поселком и машинно-тракторной станцией между Разгуляевкой и городом.
А во второй половине дня стрелковые части 23-го танкового корпуса были оттеснены до полосы лесопосадок, примыкающей к поселкам заводов «Красный Октябрь» и «Баррикады».
и на юге из
- Песчанки - Садовая (24 и 14 танковые , 29 моторизованная и 94 пехотная дивизии - все 48 танкового корпуса 4ТА армии Гота) в направлении вокзала Стaлинград-2.
Первые атаки группировки Гота были отбиты артогнём из-за Волги.


Цитата("А.И.Еременко.Сталинград:Записки командующего фронтом")
В период оборонительных боев за Сталинград было создано несколько артиллерийских групп.
Управление ими было организовано настолько четко, что требовалось не более 15–20 минут времени, чтобы направить огонь большой плотности в любую точку обороны Сталинграда.
В этом-то и состояла одна из причин высокой стойкости нашей обороны.
Свои атаки противник начинал в разное время: большей частью утром, реже днем и еще реже вечером — и повторял их по нескольку раз в сутки. Наиболее трудной для проведения контрмероприятий являлась вечерняя атака, начало которой совпадало с наступлением сумерек. При атаке в это время последние минуты светлого времени противник использовал для действий своей артиллерии и авиации. Любая, тем более мощная, артиллерийская и авиационная подготовка атаки нарушает систему обороны, управление и в особенности подготовку контрмероприятий пехоты, танков и артиллерии. Ночью, в темноте, боевые действия всегда затруднены: танкисты перестают видеть, куда идти и в каком направлении вести огонь; стрелки и артиллеристы лишаются возможности вести прицельный огонь; пехота теряет целесообразные направления для контратак. Правда, современные средства подавления, приборы ночного видения и способы наблюдения и ориентировки позволяют лучше организовать ночные действия войск и всех боевых средств. Изучая действия врага, в том числе и вечерние атаки, мы пришли к твердому выводу, что к тому геройству, храбрости и военной хитрости наших людей, которые в массовом масштабе проявлялись повседневно на поле боя, нужно добавить необходимое, как воздух, умение организовать систему артиллерийского и минометного огня и так построить его управление, чтобы оно отвечало следующим требованиям:
а) быстрота маневра траекториями, а иногда и колесами (гвардейские минометы — «катюши», как правило, маневрировали колесами, истребительно-противотанковая артиллерия также во многих случаях маневрировала колесами);
б) быстрота открытия организованного и мощного огня;
в) точная стрельба по заданному квадрату.
Чтобы лучше осуществлять руководство и управление артиллерийскими группами фронтового подчинения, мы назначили командующего артиллерией 51-й армии генерал-майора артиллерии В. П. Дмитриева командующим артиллерийскими группами фронтового подчинения. ....Эти мероприятия, осуществленные едва ли не впервые в практике шедшей войны, сыграли исключительно большую роль в укреплении устойчивости нашей обороны под Сталинградом.
При такой организации командование фронтом действительно могло влиять положительно на ход боевых действий, могло срывать планы противника и навязывать ему свою волю, чему отчасти помогала и тактика гитлеровцев, как известно страдавшая шаблонностью.
Каждый раз их атаки предварялись авиационными ударами, мощной бомбовой «обработкой» переднего края и ближней глубины участка нашей обороны, намеченного противником для атаки. Обычно сначала бомбили «юнкерсы» (Ю-87 и Ю-88), нанося удар несколькими волнами; затем вступала в бой артиллерия; обычно артиллерия и авиация, чередуясь, а иногда одновременно, вели авиационную и артиллерийскую подготовку в течение от 40 минут до одного часа, а иногда и более; примерно за 20 минут до атаки танков и пехоты появлялись пикирующие бомбардировщики и тоже обрабатывали передний край. Становилось ясно, что скоро начнется атака.
Правда, это не всегда удавалось легко определить, так как бой гремел не затихая ни днем ни ночью, самолеты непрерывно появлялись то большими, то меньшими группами, шли воздушные бои, ни на минуту не умолкала зенитная артиллерия. В этой обстановке важно было быстро определить, где именно сосредоточились изготовленные для атаки пехота и танки противника. Противник, как правило, держал свои первые эшелоны на расстоянии 200–300 метров от нашего переднего края; далее в глубину до трех километров и более стояли в развернутых боевых порядках (замаскировавшись) и ждали сигнала для начала действий остальные его войска, предназначенные для атаки.
Как только удавалось определить участок, намеченный противником для атаки (а это нам удавалось почти каждый раз), сразу же давались указания о подготовке контрмероприятий.
Что это за указания? Давалась команда командирам подгрупп: артиллерийской, противовоздушной обороны, гвардейских (реактивных) минометов, командующему ВВС, в которой указывались цели, по которым должен вестись огонь, плотность артиллерии и количество назначаемых снарядов, время готовности открытия огня — для артиллерийских групп 15–20 минут (так как они всегда были готовы), а для авиации несколько больше, смотря по обстановке. Чтобы проверить, правильно ли определен участок атаки и установить наблюдение за действиями противника, обычно держались в воздухе истребители-разведчики, которые разведывали предполагаемый рубеж и, еще находясь над противником, по радио передавали сведения о ходе подготовки врага к атаке и моменте ее начала. Таким образом, по данным воздушной и наземной разведки, а также артиллерийских наблюдателей, мы определяли момент начала атаки противника. Как только она выявлялась, немедленно отдавался приказ об артиллерийском и авиационном ударе по заранее распределенным целям, т. е. по целям, которые были назначены 20–30 минут назад, когда выявился исходный рубеж атаки противника. Как правило, такие удары были настолько сильны, что противник не выдерживал их.
Обычно артиллерийский и авиационный налет начинался, когда поднималась в атаку пехота, следовавшая за танками противника. Это делалось неспроста. Если такой налет производить несколько ранее, когда противник находится на месте, готовясь к атаке, то результаты контрподготовки обычно бывают незначительными, так как исходный рубеж у противника готовится всегда хорошо (здесь и убежища, и другие укрытия). Если же такой налет производить как раз в те моменты, когда у противника все приходит в движение (к тому же нередко гитлеровское командование посылало своих солдат в атаку, подпоив их для смелости), то результаты наших контрмероприятий, почти, как правило, были существенны; обычно вражеские атаки не только бывали отбиты, но зачастую атакующим дивизиям наносился большой урон. Дело в том, что на участке атаки нам действительно удавалось сосредоточить огонь большой силы. Он организовывался примерно так. В 100–200 метрах от нашего переднего края на глубину 2–4 километров, на фронте всего участка атаки с некоторым обеспечением флангов, создавалась густая полоса заградительного огня. Иногда по главному участку атаки противника работало до двухсот орудий и минометов на километр фронта, и это делалось при общем превосходстве врага в силах. Так осуществлялось маневрирование огнем.
Организованная таким образом в мощный кулак артиллерия обеспечивала прочность и стойкость нашей обороны. В дни особенно напряженных боев, к примеру сказать, только одна фронтовая группа артиллерии расходовала более десяти тысяч снарядов. Характерны в этом отношении уже приводившиеся выше показания пленных о действиях нашей артиллерия.
Во всей дальнейшей обороне Сталинграда эти мероприятия сыграли выдающуюся, если не решающую роль.


2. 14 сентября.

Сталинград

Бойцы 62 армии предварили немецкое наступление на город контрударом во фланг ударной группировки 6 полевой армии из 71,76,295 пехотных дивизий. В бой вводился весь армейский резерв — сводный полк 399-й дивизии с остатками 6-й танковой бригады . В контратаке должны были участвовать весьма поредевшая 38 мотострелковая бригада, 269-й стрелковый полк 10 дивизии НКВД и снимаемый с запасных позиций в городе, сводный батальон 112-й стрелковой дивизии и также части 23 танкового копуса. Между этими частями распределилось полученное в тот день маршевое пополнение и тысяча бойцов, набранных в армейских тылах. Для артиллерийской поддержки выделялась довольно значительная огневая сила — три иптапа, три артполка и три гвардейских минометных полка. К полудню наш контрудар был отбит ,а немцы повели атаки на Мамаев Курган ,где оборонялись остатки 112 стрелковой дивизии и 269 полк 10-ой дивизии НКВД
и последние танки 6-й гвардейской бригады , а также в направлении на вокзал Сталинград-I.
На юге ударная группировка 4 танковой армии Гота ,потеснив 35 гв. стрелковую дивизию ( точнее , той части дивизии , что прорвалась в 62 армию 23 августа ) , захватила Купоросное , вышла к Волге , отрезав от борьбы за город 64 армию.

Цитата("Н.И.Крылов.Сталинградский рубеж")
..... у всех нас троих — командующего, члена Военного совета и начальника штаба — существовало полнейшее единомыслие насчет того, что следует придерживаться самой активной тактики.
Не мыслило дела иначе и командование фронта. Еще до исхода дня, получив первые сведения о продвижении противника, оно потребовало от нас подготовить на завтра контрудар и выбить
гитлеровцев из тех районов, где они вклинились в пашу оборону.
В 22.30 приказ был подписан, и направленцы штарма немедленно отправились с ним в войска. Чтобы упредить самые ранние действия противника, общая готовность назначалась на 03.00, начало
атаки пехоты — на 03.30.

Цитата("В.И.Чуйков.Сражение века.")
В центре армии наша контратака в первое время имела некоторый успех, но с наступлением дня противник ввел в действие свою авиацию; группы по 50—60 самолетов непрерывно бомбили и штурмовали боевые порядки наших контратакующих частей, прижимая их к земле.
Контратака захлебнулась.

В 12 часов противник бросил в бой большие массы пехоты и танков и начал теснить наши части. Удар направлялся на Центральный вокзал и Мамаев курган.
Этот удар был исключительной силы. Несмотря на громадные потери, немцы лезли напролом. Колонны пехоты на машинах и танках врывались в город.
По-видимому, гитлеровцы считали, что участь его решена, и каждый из них стремился как можно скорее достичь Волги, центра города и там поживиться трофеями.
Наши бойцы, снайперы, бронебойщики, артиллеристы, притаившись в домах, в подвалах и дзотах» за углами домов, видели, как пьяные гитлеровцы соскакивали с машин, играли на губных гармошках, бешено орали и плясали на тротуарах.
Захватчики гибли сотнями, но свежие волны резервов все больше наводняли улицы. Автоматчики просочились в город восточнее железной дороги, к вокзалу, к домам специалистов.
Бой шел в 800 метрах от командного пункта штаба армии.
Создалась угроза, что до подхода 13-й гвардейской стрелковой дивизии противник займет вокзал, разрежет армию и выйдет к центральной переправе.
На левом крыле, в районе пригорода Минина, также разгорелись жестокие бои. Не оставлял противник в покое и наш правый фланг. Обстановка осложнялась с каждым часом.




3. 15 сентября.

Сталинград

В ночь с 14 на 15 состоялась переправа первых двух полков 13 гв. стрелковой дивизии генрала (42 -го полковника И. П. Елина и 34-го подполковника Д. И. Панихина)
Эти полки утром 15 сентября приняли бой в районе вокзал Сталинград-I , заняв оброну вдоль железной дороги и приняв на себя основной удар главной группировки Паулюса.
Вокзал за этот день четыре раза переходил из рук в руки и в конце дня немцы были совсем выбиты из вокзала. К вечеру немцы взяли Мамаев курган.
На юге группировка Гота провинулась до пригорода Минино ,потеснив части 35 гв. дивизии.

Цитата("В.И.Чуйков.Сражение века.")
С утра 15 сентября противник начал атаку в двух направлениях: в центре армии — на вокзал и на Мамаев курган наступали части 295-й, 76-й и 71-й пехотных дивизий с танками;
на левом фланге — на пригород Минина, Купоросное — наступали части 24-й и 14-й танковой и 94-й пехотной дивизий. На правом фланге было относительно спокойно.
Атаке предшествовал мощный удар с воздуха. Затем авиация противника повисла над нашими боевыми порядками.
Бой сразу принял для нас тяжелый характер. Не успели прибывшие ночью свежие части Родимцева осмотреться и закрепиться, как сразу были атакованы превосходящими силами врага. Его авиация буквально вбивала в землю все, что было на улицах.
Особенно ожесточенные бои развернулись у вокзала и в пригороде Минина. Четыре раза в течение дня вокзал переходил из рук в руки и к ночи остался у нас. Дома специалистов, которые атаковал 34-й полк дивизии Родимцева с танками тяжелой бригады, остались в руках немцев.
Стрелковая бригада полковника М. С. Батракова с подразделениями дивизии А. А. Сараева, понеся большие потери, была оттеснена на рубеж Лесопосадочная.
Гвардейская стрелковая дивизия В. П. Дубянского и отдельные подразделения других частей, тоже понеся большие потери, отошли на западную окраину города, южнее реки Царица.
К вечеру 15 сентября трудно было сказать, в чьих руках находится Мамаев курган: сведения поступали противоречивые.

Цитата("Н.И.Крылов.Сталинградский рубеж")
15 сентября гитлеровцы, использовав порывистый юго-западный ветер, подожгли пригород Минина и Ельшанку, где еще уцелело в садах и у балочек немало деревянных строений. Наши подразделения, позиции которых оказались среди огня и дыма, вынуждены были временно отойти. Распространившийся пожар приблизился к КП 35-й дивизии. Тем временем на других участках противник начал очередную атаку. Полковник Дубянский (командир 35 гв. дивизия), докладывавший мне обстановку по телефону, внезапно прервал разговор, сказав, что продолжать его сейчас не имеет возможности.
Связь возобновилась часа через три, уже по заново подтянутым к магистральной линии проводам — прежние выгорели.
За это время командный пункт Дубянского побывал и в огне пожара, и в круговой обороне. Однако управления частями комдив не потерял и, как ни ограниченны были его силы, сумел, введя в бой саперов, взять почти что в кольцо прорвавшихся в тылы дивизии гитлеровцев, заставив их отступить.В итоге дня бойцы 35-й гвардейской вернулись на свои позиции в выгоревшей Ельшанке.
Но в Купоросном, у Волги, откуда за последние трое суток врага дважды удавалось оттеснять, он теперь закрепился, увеличив разрыв между нашей и 64-й армиями.
Контратаки ее частей с юга заметных результатов не дали. Нам же ударить навстречу было нечем.



Цитата("В.И.Чуйков.Сражение века.")
Бон 13, 14 и 15 сентября в самом городе показали, что истребление захватчиков в развалинах города идет значительно успешнее, нежели в голых степях между Волгой и Доном.
Несмотря на большое превосходство в силах, враг несет неизмеримо большие потери при наступлении по узким улицам и развалинам домов, часто не видя, откуда по нему ведут огонь и где его поджидает смерть.


Цитата("Дёрр.Поход на Сталинград.Оперативный обзор.")
...
Начавшаяся теперь на улицах, в домах и развалинах позиционная война нагрянула неожиданно для немецких войск, потери в людях и технике были несоизмеримы с успехами, которые исчислялись квадратными метрами захваченной местности.


Сообщение отредактировал Konstanten - 4.9.2012, 18:12
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Konstanten
сообщение 4.9.2012, 11:56
Сообщение #64


Активный участник
***

Группа: Актив
Сообщений: 528
Регистрация: 8.10.2010
Пользователь №: 2041



Сталинград в сентябре 1942.


14 сентября - 30 сентября 1942 .

Хроника.

На заводах Сталинграда выпускали и ремонтировали танки вплоть почти до середины октября

http://www.youtube.com/watch?v=A0nUr8Wx8qc

Немцы ведут огонь из орудия по элеватору и атакуют его на юге города в районе вокзала Сталинград-II.
Элеватор оборонялся группой бойцов-десантников 35 гв. стрелковой дивизии и бойцов 92 стрелковой бригады с 14-20 сентября.

http://www.youtube.com/watch?v=wAkegF4hU3Y...ailpage#t=3803s

Работа артиллерийских группировок Юго-Восточного( Сталинградского фронта) из-за Волги.
В течение 20 минут массированый огонь мог быть перенесён в любую часть города.

http://www.youtube.com/watch?v=oW18GAZ5DGk

Сообщение отредактировал Konstanten - 4.9.2012, 18:20
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Konstanten
сообщение 4.9.2012, 12:27
Сообщение #65


Активный участник
***

Группа: Актив
Сообщений: 528
Регистрация: 8.10.2010
Пользователь №: 2041



Сталинград в сентябре 1942.


14 сентября - 30 сентября 1942 . Продолжение

4. 16 сентября.

Сталинград

В ночь на 16 сентября переправился третий полк дивизии 13 гв. дивизии — 39-й стрелковый под командованием майора С. С. Долгова.
Он был высажен в районе завода «Красный Октябрь», недалеко от Мамаева Кургана и получил задачу утром контратаковать его. Утром Мамаев Курган был взят.
http://maps.google.ru/maps?q=%D0%92%D0%BE%...%D0%BD&z=14
Вид с Мамаева Курган
http://maps.google.ru/maps?q=%D0%92%D0%BE%...toid=po-4150102
Вид на Мамаев Курган с подножия у Берега Волги.
http://maps.google.ru/maps?q=%D0%92%D0%BE%...oid=po-39724876
На юге города группировка Гота провинулась от Минино до элеватора, что рядом с вокзалом Сталинград-II .
Цитата("В.И.Чуйков.Сражение века.")
С утра 16 сентября полк Елина с подразделениями 1 12-й стрелковой дивизии отбил Мамаев курган, но дальнейшее наступление задержалось.
Начались встречные бои и встречные атаки, вернее, смертельные схватки, которые продолжались на Мамаевом кургане до конца января 1943 года.
Противник тоже понимал, что, завладев Мамаевым курганом, он будет господствовать над городом, над заводскими поселками и над Волгой.
Для достижения этой цели он не жалел ни сил, ни средств. Мы, в свою очередь, решили во что бы то ни стало удержать Мамаев курган.
Здесь были разгромлены многие танковые и пехотные полки и дивизии противника и не одна наша дивизия выдержала жесточайшие бои, бои на истребление, невиданные в истории по своему упорству и жестокости.


Цитата("В.Адам.Катастрофа на Волге.Мемуары адъютанта 6 полевой армии Паулюса.")
Наша артиллерия и авиация перед каждой атакой буквально перепахивают местность, занятую противником. Но как только наши пехотинцы выходят из укрытия, их встречает уничтожающий огонь. Стоит нам достигнуть в каком-нибудь месте успеха, как русские тотчас же наносят ответный удар, который часто нас отбрасывает на исходную позицию.
Задумавшись на минуту, Паулюс продолжал:
— Командование противника также действует более целеустремленно.
У нас создалось такое впечатление, что советское командование намерено любой ценой удержать свои позиции на западном берегу Волги.




Севернее Сталинграда.


Утром 16 сентября командиры стрелковых дивизий, танковых корпусов и частей усиления собрались в штабе 1 гв. армии (штаб 1 гв. армии был одновременно и штабом всей группировки
Сталинградского фронта , что наносила контудары по войскам Паулюса у Сталинграда. Практически это был личный штаб Г.К.Жукова. В.Н.Гордов , зам. А.И.Еременко по сталинградскому фронту , в это время занимался плацдармами на правом берегу Дона.
Командующий армией генерал К.С.Москаленко ,в присутствии представителя Ставки генерала армии Г. К. Жукова, поставил задачи перед участвующими в наступлении соединениями.
Ударная группировка 1 гв. и 24 армий состояла из 308 ,316 , 292 стрелковых дивизий и 7 (генерал П.А. Ротмистров) и 16 (генерал А. Г. Маслов) танковых корпусов в первом эшелоне , 221 , 207 и 4 танковый корпус (генерал А.Г.Кравченко ) во втором эшелоне.
Главный удар наносился из района Котлубань на юг в общем направлении на разъзд Конный.
Наступление было сначала назначено на 17 сентября , а затем перенесено на день.

Цитата("К.С.Москаленко.На Юго-Западном направлении.")
Меня огорчило и то, что при всех невыгодных для нас условиях, о которых уже говорилось, мы снова готовились нанести удар по противнику в лоб.
Глядя на карту, я думал: не лучше ли скрытно сосредоточить войска на плацдарме в малой излучине Дона и ударить вдоль Дона на Калач по тылам 6-й немецкой армии?
Мне представлялось, что в этом случае конфигурация линии фронта и уязвимость вражеских коммуникаций должны были поставить группировку противника в тяжелое положение и вынудить ее отвести войска от Сталинграда. Обо всем этом я и доложил Г. К. Жукову после окончания занятия.
Конечно, мне тогда не было известно о другом, уже разрабатываемом, плане наступления, превосходившем по масштабам во много раз все то, что изложил я в беседе с Георгием Константиновичем. Последний же никого не мог посвятить в содержание этого плана, так как в то время о нем знали лишь три человека — И. В. Сталин, А. М. Василевский и он. Поэтому Г. К. Жуков, внимательно выслушав меня, ответил кратко:
— Перспективы, открывающиеся после нанесения ударов с плацдармов в южном и юго-восточном направлениях, заманчивы и заслуживают тщательного изучения, но у тебя для этого мало сил и средств. В свое время это будет сделано. Теперь же Верховный Главнокомандующий требует направить все силы на помощь сталинградцам.



Цитата("С.П.Иванов. Штаб армейский @ штаб фронтовой ")
Когда командиры соединений разъехались, Кирилл Семенович {Москаленко} приказал мне принести рабочую карту, которую я по его распоряжению готовил сам, без чьей-либо помощи.
На ней был изображен замысел операции. Он сводился к тому, чтобы, сосредоточив две армии на плацдарме в малой излучине Дона, нанести удар вдоль реки на Калач по ближним тылам 6-й армии Паулюса. Нам представлялось, что такой удар будет гораздо более действенной помощью сталинградцам, чем фронтальное наступление.
Георгий Константинович, внимательно изучив карту, спросил, не видел ли ее еще кто-нибудь, после чего сказал мне:
— Никому не показывай и поскорее сожги ее. План заманчив, но пока мы не имеем сил для его реализации. Я думаю, что придет время и кое-что в этом духе будет осуществлено. А сейчас наша задача — неукоснительно выполнить приказ Ставки, приложить все усилия, чтобы прорваться к Чуйкову.
Признаюсь, что требование уничтожить карту, над которой я трудился бессонными ночами при коптящем светильнике из снарядной гильзы, вывело меня из равновесия, и я спросил Георгия Константиновича: что даст наше соединение с 62-й армией на одном узком участке при господстве вражеской авиации? Помогут ли Чуйкову наши измотанные в боях воины, сможем ли мы по узкому коридору снабжать сталинградцев? Выпалив все это единым духом, я тут же закусил язык и стал ждать начальственного разноса.
Но, к моему удивлению, его не последовало. Жуков посмотрел мне прямо в глаза, как бы говоря: "Я и сам это не хуже тебя понимаю", и ответил кратко:
— Ты, Семен Павлович, забываешь о моральном факторе. Если мы прорвемся, то сталинградцы не будут больше чувствовать себя со всех сторон отрезанными и прижатыми к Волге. Чуйков, Крылов и Гуров находятся на пределе человеческих возможностей, их питает надежда, пока мы с севера беспрерывно стучим мощным кулаком по стене, отгородившей их от главных сил Красной Армии.



5. 17 сентября.

Сталинград


С рассветом , после сильной бомбежки и мощных огневых налетов, ударная группировка Паулюса атаковала позиции 13-й гвардейской дивизии по всему фронту от Мамаева Кургана до вокзала Сталинград-I. Образовалось новое слабое место в обороне центра и юга города - пойма реки Царицы с северного направления.
http://maps.google.ru/maps?saddr=%D1%83%D0...;sz=14&z=13




6. 18 сентября.

Сталинград


C наступлением темноты с 17 на 18 с левого берега переправлись батальоны 92-й отдельной стрелковой бригады из резерва Ставки большинство бойцов составляли матросы с Балтики и Севера, комсостав в основном был из общевойсковых офицеров. Одновременно в другом месте, напротив «Красного Октября», переправилась 137-я танковая бригада подполковника К. С. Удовиченко. Танковая бригада имела в своем составе только легкие танки с 45-миллиметровыми пушками.
Ей была поставлена задача: занять круговую оборону в районе железнодорожной петли восточнее Мамаева кургана и поддерживать правый фланг 13 гв. дивизии.
К вечеру группировка Гота окружила остатки (менее 1 тыс. бойцов) 35 гв. дивизии и в районе вокзала Cталинград-II и элеватора.
Батальоны 92-й стрелковой бригады, ведя уличные бои за Царицей, продвинулись до вокзала Сталинград-II и элеватора, где горсточка гвардейцев-десантников из 35 гв. дивизии Дубянского, отрезанная от своих, удерживала часть этажей
Севернее Сталинграда.
В 5 час. 30 мин. началась артподготовка и продолжалась полтора часа, но вновь, как и во время наступления в начале сентября, немецкая артиллерия не была подавлена и, когда в 7 часов наша пехота пошла в атаку, встретили ее сильным огнем из-за высот.
Немцы вели огонь по местам сосредоточения наших войск, которые были хорошо видны гитлеровским наблюдателям на высотах.
Вот как развивались события на левом фланге армии, где наносился главный удар.
- в 7.30 части 316-й стрелковой дивизии полковника И. Е. Зубарева с 87-й танковой бригадой 7-го танкового корпуса (командир бригады полковник И. В. Шабаров) ворвались на разъезд 564-й километр.
-Правее в том же направлении успешно наступали 308-я с 62-й танковой бригадой 7-го танкового корпуса ,к 11 часам достигнув северных скатов высоты 154,2 и разгромив оборонявшегося там противника. Туда же на гребень в районе отметки 154.2 часом ранее вышла и 87-я танковая бригада.После этого вместе с двигавшимися вслед за ней частями 316-й стрелковой дивизии она начала наступление на высоту 145,5.
- В 11 часов 12-я отдельная танковая бригада , действовавшая совместно с 292-й стрелковой дивизией , шестью танками прорвалась на хутор Бородкин.
В течение первой половины дня оборона противника была прорвана.
Танковый батальон 87-й танковой бригады 7 танковго корпуса 8 боевыми машинами, достиг разъезда Конный, где был контратакован 20 танками противника.
Также глубоко, но только в район хутора Нов. Надежда прорвались и танки 12 отдельной танковой бригады. http://michail50.livejournal.com/
-С 12 часов немцы начали из района хутора Бородкин серию контратак пехоты и танков. Во второй половине дня, кроме того, резко повысилась активность авиации противника.
В 14 часов генерал К.С.Москаленко принял решение ввести в прорыв войска второго эшелона армии — 4-й танковый корпус А. Г. Кравченко, 221-ю и 207-ю стрелковые дивизии .
Однако, второй эшелон запоздал с выходом в исходный район на высоту 154,2 .
История с этим опозданием описана у С.П.Иванова - нач. штаба 1 гв. армии. http://militera.lib.ru/memo/russian/ivanov_sp/11.html
- в 18 часов противник предпринял контратаку крупными силами пехоты с 50 танками и вновь овладел высотой 154,2.
Поредевшие части 308-й и 316-й стрелковых дивизий, не закрепившиеся на высотой 154,2 и к тому же лишившиеся поддержки танков и артиллерии (танки к этому времени были подбиты огнем
противника, а орудия сопровождения отстали еще утром), не сдержали натиска врага. Штабы обеих дивизий потеряли управление частями. Последние с наступлением темноты начали мелкими группами отходить от хутора Бородкин и со скатов высоты 145,5 к разъезду 564-й километр. Далее с 19 по 22 сентября 1 гв. ,24 и 66 армии вели только сковывающие наступательные действия.

7. 19 сентября.

Сталинград


Ночью в Сталинград двумя полками из трёх переправилась 95-ая стрелковая дивизия (сформирована из 13 мотострелковой дивизии войск НКВД ) полковника В.А.Горишного.
Части новой дивизии перевозили два самоходных парома, буксирные пароходики и баржи, несколько бронекатеров.
Некоторые подразделения следовали через остров Зайцевский, откуда был наведен плавучий пешеходный мостик.
Полки быстро втянулись в глубокий и длинный овраг Банный (http://maps.google.ru/maps?q=%D1%83%D0%BB%...mp;t=h&z=16
) ,скрывшись от вражеской авиации, и выйдя к исходным позициям, разветвления тянущегося от самой Волги оврага с севера охватывали Мамаев курган.
Аэрофотосъёмка Сталинграда 1942 года - овраг Банный ,начинаясь от берега Волги, отчётливо виден севернее Мамаева Кургана

- южнее овраг Долгий ,более подробно http://www.gpsserver.ru/aero/ ).
То, что готовилось как контрудар со стороны Сталинграда навстречу 1 гв. армии, вылилось 19 сентября в тяжелый встречный бой — гитлеровцы начали атаку раньше.
Мнение командования 62 армии о контрударах с севера:
Предположение, что действия советских войск севернее города вынудят противника оттягивать какие-то силы из-под Сталинграда
(а в штабе фронта одно время были почему-то уверены, что это уже происходит), в тот раз, к сожалению, не оправдалось.
19-го, как и накануне, 62 армия получила лишь передышку на несколько часов от бомбежек с воздуха, да и то уже не полную: фашистские самолеты не исчезали совсем, их только поубавилось.
Натиск немцев не ослабевал. Скоро стало окончательно ясно, что они никуда не перебросили ни одной действовавшей перед фронтом 62-й армии пехотной или танковой части.


Сводка боевый действий 62 армии за 19 сентября 1942 года:
«Армия продолжала оборону занимаемых рубежей, частью сил наступала с задачей уничтожения прорвавшегося в город Сталинград противника.
Противник оказывал упорное сопротивление наступающим частям. В центре города шли ожесточенные уличные бои, где наши части выбивали противника из захваченных зданий и дзотов.
Части и подразделения 124-й и 149-й стрелковых бригад и 282-й стрелковый полк 10-й дивизии, встреченные артиллерийским и пулеметным огнем, медленно продвигались вперед.
115-я стрелковая бригада с 724-м стрелковым полком прочно удерживали свои позиции в районе Орловки.
Части танкового корпуса продолжали оборону прежних позиций и силами 9-й мотострелковой бригады овладели высотой 126.3 и продолжали медленно продвигаться вперед; введенная в бой
прибывшая 137-я танковая бригада также несколько продвинулась вперед, встречая упорное сопротивление противника.
95-я стрелковая дивизия могла перейти в наступление только двумя полками — 90-м и 161-м, которые, захватив вершину Мамаева кургана, залегли под сильным артиллерийским и минометным
огнем.
112-я стрелковая дивизия продолжала отбивать атаки противника южнее Мамаева кургана, удерживала железнодорожный мост через овраг Крутой.
13-я гвардейская стрелковая дивизия вела тяжелые уличные бои в центре города, имея задачей очистить центральную часть города. В ходе боя дивизия несет большие потери.
Остатки частей и подразделений 244-й стрелковой, 35-й гвардейской стрелковой дивизий, 10-й и 42-й стрелковых и 133-й танковой бригад в течение дня вели упорные уличные бои южнее реки
Царица. Положение этих частей к исходу дня невозможно было определить.
Вновь прибывшая 92-я стрелковая бригада развертывается и готовит оборону южного крыла армии от реки Царица до элеватора включительно.
За день боя противник потерял до 1600 солдат и офицеров, один самолет, пулеметов — 32, орудий — 5, танков — 12, автомашин — 35.
Командарм решил в течение ночи вести разведку, закрепившись на достигнутых рубежах и с рассветом 20.9.42 года продолжать наступление совместно с войсками Сталинградского фронта,
наступающего с севера».


8. 20 сентября.

Сталинград

62 армия продолжила контратаки. 95 стрелковая дивизия Горишного перевалила через Мамаев Курган и продвинулась на юго-запад.
13 гв. стрелковая дивизия Родимцева, вынужденная отбивать атаки гитлеровцев, так и не смогла очистить за эти дни от немцев центр города, как это планировалось сначала.
Обстановка на юге , за Царицей, оставалась не ясной штабу армии - для уточнения положения 42-й стрелковой бригады Батракова, остатков 244 дивизии Афанасьева и 35-й гвардейской Дубинянского высылалась армейская разведка.


8. 21 сентября.

Сталинград


Цитата(" Журнал боевых действий ОКХ")
21 сентября 1942 года
По сообщению группы армий «В», назначенная на 22 сентября атака на северную часть Сталинграда, вследствие сильно уменьшившейся мощи пехоты, пока невыполнима.
Фюрер приказал подтянуть в Сталинград 100-ю егерскую дивизию, находившуюся в излучине Дона к северо-западу от Сиротинской. Для продолжения наступления он распорядился на первом этапе освободить северную часть Сталинграда, на втором – очистить западный берег Волги южнее Сталинграда, а затем повести наступление на север, примыкая к Волге.


Это прямое следствие контрударов 66 ,24 и 1 гв. армий .
Наступление немцев в северной части Сталинграда начнется на 10 дней позже, когда успеют переправиться и занять позиции на севере города 39 гв. и 308 стрелковые дивизии и вместе с ними 112 стрелковая дивизия ,переброшенная с позиций в центре.

Цитата("Н.И.Крылов.Сталинградский рубеж")
Двадцать первое сентября началось в грохоте бомбежки и огневых налетов по всему центру и левому крылу армейской полосы.
Масштабы авиационной и артиллерийской подготовки не оставляли сомнений в том, что противник затеял нечто более серьезное, чем атаки последних пяти-шести дней.
Состав атакующих неприятельских сил удалось точно установить несколько позже: на фронте от Мамаева кургана до зацарицынской части города было брошено в наступление пять немецких дивизий, в том числе две танковые. Но что цель этого натиска — не просто где-то еще нас потеснить, а сегодня же раздробить армию и сокрушить нашу оборону, стало ясно уже в первые утренние часы.
Атаки фашистской пехоты и танков отбивали дивизии Горишного и Родимцева, 92-я стрелковая бригада, остатки 35-й гвардейской дивизии и приданных ей частей.
Вместе с армейской артиллерией их поддерживала с заволжских огневых позиций дальнобойная фронтовая. Поддерживала в авиация фронта всеми самолетами, кроме тех, что были необходимы для прикрытия войск, продолжавших контратаки за коридором.....
Но противник накопил мощную ударную силу, и остановить его наши части могли не везде. А затем из-за обрыва линий связи нарушилось управление всем левым флангом.
«Связь с 42-й и 92-й стрелковыми бригадами и 35-й гвардейской дивизией с 12.30 отсутствует», — зафиксировано в журнале боевых действий. Посланные в эти части офицеры связи не возвращались. Некоторое время мы получали кое-какие сведения о положении за Царицей только из-за Волги: о том, что происходит на нашем берегу, там могли судить, в частности, по тому, на каких участках сосредоточиваются бомбовые удары и артогонь врага.
Во второй половине дня Родимцеву пришлось развернуть левый фланг своей дивизии фронтом на юг, бросив туда и все свои резервы.
Как выразился Александр Ильич при одном из телефонных докладов, у него «левым соседом у Волги оказались немцы».
Прорвавшись по Московской, Тамбовской и другим улицам, противник вклинился между 13-й гвардейской дивизией и 92-й бригадой и вышел к волжскому берегу недалеко от причалов центральной переправы.
Для того чтобы оттеснить немцев от Волги, восстановить локтевой контакт с соседями-моряками, у Родимцева было недостаточно сил. Гвардейцы вели бой с фашистской пехотой и танками по всему фронту своей полосы, атакуемые в то же время и с воздуха. А на следующий день 13-й гвардейской дивизии пришлось драться за то, чтобы самой не оказаться отрезанной от остальной армии.
Хорошо еще, что прибытие последних подкреплений позволило вернуть в центр города тот полк Родимцева, который мы вынуждены были держать у Мамаева кургана.
.......


8. 22 сентября.

Сталинград


В ночь на 22 сентября сосредоточилась и начала переправу 284 стрелковая дивизия подполковника Н.Ф.Батюка. К утру пераправился 1045-й стрелковый полк - он составил резерв армии ,сосредоточившись восточнее Мамаева Кургана.
Цитата("Н.И.Крылов.Сталинградский рубеж")
22 сентября {13 гвардейская} дивизия встретила собранная воедино.
Расстояние между ее передним краем и Волгой нигде не превышало 700–800 метров, а на ряде участков было значительно меньше. Возобновив с утра атаки и придав наступавшей здесь 76-й пехотной дивизии до ста танков, гитлеровское командование имело основания рассчитывать, что танки, разделенные на несколько групп, протаранят столь неглубокую оборону не в одном, так в другом месте. Тем более что часть этих танков одновременно пыталась ворваться в тылы нашей дивизии со стороны Царицы, где немцы достигли Волги накануне.
Но двенадцать танковых атак, предпринятых за первую половину дня, — причем каждая предварялась новыми налетами авиации и поддерживалась сильным артогнем — не принесли фашистам ничего, кроме потерь. Неимоверным напряжением сил полки Родимцева удержали свои рубежи. Отлично показали себя истребительно-противотанковый дивизион старшего лейтенанта Ивана Розанова и бронебойщики. А общий расход боеприпасов был такой, что в подразделениях подходили к концу и мины, и патроны к противотанковым ружьям, и гранаты. Многократно пускались в ход штыки.
Естественно, и наши потери были немалыми. В 34-м гвардейском полку Панихина выбыло из строя до четырехсот человек. И в конце концов, на двух участках, где [167] практически не оставалось бойцов, способных держать в руках оружие, враг вклинился в оборону 13-й дивизии.
Около двухсот немецких автоматчиков с пятнадцатью танками обошли со стороны оврага Долгий правый фланг полка Панихина. Другая группа, прорвавшись на площадь 9 Января (в послевоенном Волгограде — площадь Ленина) и Артиллерийскую улицу, стала охватывать его левый фланг. Полковой КП был окружен.
Окружение грозило и всему 34-му полку. А так как он оборонялся на правом фланге дивизии, это означало, что два других полка могут оказаться на изолированном с суши «пятачке».
Однако генерал Родимцев справился с положением. На помощь Панихину были брошены батальон из полка Долгова и последние дивизионные резервы — разведчики, комендантский взвод. Контратаки на обоих угрожаемых, точнее, прорывных участках были проведены весьма ограниченными силами, но подготовлены чрезвычайно быстро, что и обеспечило их успех: немцы нигде не успели закрепиться, хотя отдельные их танки дошли до самой Волги (где некоторые из них и остались подбитыми и сожженными).
Враг был отброшен и из района оврага Долгий, и с площади 9 Января. На этих участках насчитали потом до двухсот трупов гитлеровских солдат. Командный пункт Панихина вызволили из двухчасовой осады.
Хочется подчеркнуть: ликвидировать опаснейший прорыв на своем правом фланге и восстановить там в основном прежние позиции командир 13-й гвардейской дивизии сумел в условиях, когда продолжался тяжелый бой на других участках и надо было предупреждать возможные новые вклинения. И все это — в узкой полосе приволжских городских кварталов, где крайне осложнен любой маневр. Александр Ильич Родимцев, немало испытавший за войну, говорил потом, что бой 22 сентября 1942 года остался для него самым напряженным.
За этот день бойцы 13-й гвардейской дивизии уничтожили больше трех десятков фашистских танков. Потери противника в живой силе (подсчитать их точно, разумеется, никто не мог) мы оценивали тогда в тысячу человек. Но важнее всего было, конечно, отстоять свои позиции.
Одного не смог сделать Родимцев, и это, я знаю, долго его мучило, — выручить батальон, окруженный еще раньше в районе центрального вокзала.
Тот самый 1-й батальон 42-го гвардейского стрелкового полка, который столько дней вел упорные бои за вокзал Сталинград-I.
После вокзала его бойцам служили опорными пунктами гвоздильный завод; универмаг, другие здания за линией фронта.
Два-три раза комбат Федосеев присылал донесения, звучавшие как клятвы, — в них подтверждалась решимость держаться до последнего человека.
Донесения доставляли способные передвигаться раненые, которые ночью проползали по развалинам через расположение противника.
А пробраться к окруженному батальону с нашей стороны, чтобы передать приказ — выходить к своим, не удавалось. Посылали дивизионных разведчиков — они не вернулись. Не пробился и тяжелый танк с десантом. Не удалась также попытка пройти кружным путем, через долину Царицы...
Вплоть до 21 сентября сохранялась надежда, что одна из удачных контратак позволит 42-му полку соединиться со своим 1-м батальоном. Но обстановка, сложившаяся 22-го, исключила такую возможность.
Во всяком случае на ближайшие дни. И донесений от Федосеева больше не поступало. Беспощадная логика фактов приводила к выводу: окруженные гвардейцы, выполнив до конца воинский долг, пали в неравном бою.
Положение дивизии Родимцева, хотя она и выдержала тяжкое испытание, выпавшее ей 22 сентября, вызывало большие опасения. Бои последних двух дней вновь существенно ее ослабили.
Между тем ее полоса сделалась еще более ответственным участком Сталинградской обороны. Военный совет армии считал, что этот участок необходимо усиливать в неотложном порядке.
Наше мнение разделяло командование фронта. Помимо передачи 13-й гвардейской дивизии специального комсомольского пополнения (собранного по мобилизации, проведенной Сталинградским обкомом ВЛКСМ в левобережных районах области) было решено перебросить в Сталинград и оперативно подчинить Родимцеву один полк 193-й стрелковой дивизии, которая стояла на запасных позициях за Волгой и на островах.
Этот полк — 685-й стрелковый — переправлялся с вечера 23 сентября (часть подразделений — следующей ночью) прямо в расположение 13-й дивизии, то есть по трассе центральной переправы.
Перед тем были сооружены новые причалы — несколько севернее старых, но все равно очень близко от переднего края. Лишь высокий выступ берега позволял высаживать тут войска. Делалось это в случае крайней необходимости, когда надо было быстро перебросить свежую часть сразу туда, куда она предназначалась.
В числе раненых на пути к сталинградскому берегу оказался и командир полка. Штаб фронта сейчас же прислал из своего резерва нового — подполковника Е. И. Драгайцева.
Полк, насчитывавший три тысячи бойцов, был немедленно введен в бой. Он пробыл в подчинении у Родимцева пять дней и за это время оказал 13-й дивизии существенную помощь как в отражении вражеских атак, так и в вытеснении гитлеровцев из ряда улиц и кварталов центра.


Выведенные из боя остатки 35 гв. дивизии переводятся в 42 и 92 бригады, штаб дивизии выводится за Волгу для переформирования дивизии.
Полностью выводятся остаки 33 гв. дивизии.

23 сентября

Сталинград

Цитата("В.И.Чуйков.Сражение века.")
Военный совет армии решил утром 23 сентября, не приостанавливая наступления из района Мамаева кургана, ввести в бой дивизию Батюка (она полностью переправилась в город накануне ночью). Перед полками этой дивизии стояла задача: уничтожить противника в районе центральной пристани и прочно оседлать долину реки Царица.
Граница справа — улицы Халтурина, Островского, Гоголя.
В тот же час дивизия Батюка была брошена в контратаку вдоль берега Волги на юг к центральной пристани на помощь дивизии Родимцева.
Одновременно Родимцеву было направлено пополнение — около двух тысяч человек. Этой контратакой мы думали не только остановить наступление противника с юга, но и, уничтожив его части, прорвавшиеся к Волге, восстановить локтевую связь с бригадами, оставшимися в южной части города. Контратака началась в 10 часов 23 сентября.
Завязались жестокие бои, длившиеся два дня.


Севернее Сталинграда

Цитата("С.П.Иванов. Штаб армейский @ штаб фронтовой ")
{Г.К..Жуков } не настаивал на дальнейших попытках наступать, тем не менее {зам. командующего по Сталинградскому фронту} В.Н.Гордов принял решение 23 сентября организовать еще один контрудар,.... на правом фланге {1 гв. армии}, где к этому времени в основном сосредоточился 16-й танковый корпус в составе 107, 109, 164-й танковых и 15-й мотострелковой бригад.
Андрей Иванович {Еременко} предложил предпринять атаку во второй половине дня, когда бдительность вражеского командования ослабнет.
Корпусу генерала А. Г. Маслова предстояло наступать во взаимодействии с 273-й стрелковой дивизией подполковника А. И. Валюгина. Этим двум соединениям приказывалось ударить в общем направлении на хутор Новая Надежда с дальнейшей задачей выйти в район Городища и завода "Красный Октябрь", чтобы соединиться здесь с б2-й армией.
Атака началась в 17 часов с короткой, но довольно слаженной артподготовки. Наступающим противостояли 76-я пехотная и 60-я моторизованная дивизии.
Наши части ворвались в предполье, но прорваться через главную линию обороны опять не смогли....


Сообщение отредактировал Konstanten - 4.9.2012, 14:43
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Konstanten
сообщение 4.9.2012, 12:44
Сообщение #66


Активный участник
***

Группа: Актив
Сообщений: 528
Регистрация: 8.10.2010
Пользователь №: 2041



Сталинград в сентябре 1942.


14 сентября - 30 сентября 1942. Продолжение 2
24-26 сентября

Гилеровское командование на востоном фронте. Отставка начальника штаба ОКХ генерала Ф.Гальдера. Доклад нового начальника штаба ОКХ генерал К.Цейцтлера

Последняя запись в дневнике Ф.Гальдера
Цитата("Ф.Гальдер.Военный дневник.")
24 сентября 1942 года, 460-й день войны

После дневного доклада — отставка, переданная фюрером - мои нервы истощены, да и он свои поистрепал; мы должны расстаться; необходимость воспитания личного состава генерального штаба в духе фанатической преданности идее; решимость настойчиво проводить свои решения также и в сухопутных войсках.
17.00. Прощание с несколькими группами офицеров: генеральный штаб, управление генерал-квартирмейстера, генерал-инспекторы родов войск, отдельные посетители.
Записи по обстановке для доклада у Гитлера 24 сентября 1942 года {643}:
Группа армий «А». Донесения нет.
Группа армий «Б».
4-я танковая армия. Положение противника не изменилось. Никаких особых боевых действий.
6-я армия. В Сталинграде, в черте города, ведутся местные уличные бои, сопровождаемые сильным артиллерийским огнем.
Сегодня русские снова предприняли усиленные атаки пехотой и танками наших позиций на северном участке фронта 14-го танкового и на участке 8-го армейского корпусов.
Временные вклинения противника у Татарского вала и к западу от железной дороги удалось ликвидировать в ходе упорных боев.
Противник продолжает оказывать неослабное давление на западное крыло 14-го танкового корпуса, ведя интенсивный изматывающий залповый артиллерийский огонь из орудий всех калибров.
На участке 8-го армейского корпуса 76-я дивизия с рассветом втянута в тяжелый оборонительный бой с превосходящими силами противника, поддерживаемыми многочисленными танками.
Пока еще не атакованная 305-я пехотная дивизия удлиняет свой фронт обороны на юго-восток. Подразделения русских, прорвавшихся почти до района полковых командных пунктов, либо остановлены, либо отброшены назад.
17.00 — наступление русских при весьма напряженном положении с танками на нашей стороне. С боеприпасами крайне трудно.
Намерение. Укрепить северный участок фронта частями 48-го танкового корпуса, которые не нужны для боев в Сталинграде.

Цитата("Генерал-полковник К. Цейтлер.Сталинградская битва.")
.. на самого Гитлера, можно без преувеличения сказать, мой доклад произвел потрясающее впечатление. Он ни разу меня не прервал, что он обычно делал, когда докладываемые факты ему не нравились или, как он часто говорил, носили "пораженческий характер". Как правило, в таких случаях он прекращал самый обстоятельный доклад, приказывая говорящему остановиться. Гитлер был неравнодушен к статистическим данным, и масса цифр, которые я привел для подкрепления выдвинутых мною положений, вероятно, воздействовала на него так же сильно, как и мои убедительные диаграммы. Впрочем, он, может быть, просто не хотел расстраивать "нового человека" в самом начале нашей совместной работы.
Я был удовлетворен тем, что сказал Гитлеру голую правду сразу же после вступления на пост начальника генерального штаба. Пока все шло хорошо. Но вот я подошел к самой трудной части доклада — к пяти выводам или требованиям, если их так можно назвать, которые вытекали из моего доклада и которые я сформулировал следующим образом.
1. В связи с летним наступлением территория, захваченная на Востоке, больше не соответствует размерам оккупирующей ее армии. Другими словами, слишком мало солдат находится на таком огромном пространстве. Если эти два фактора не будут приведены в соответствие, катастрофа неизбежна.
2. Самым опасным участком Восточного фронта, несомненно, является левое крыло группы армий "Б", занимающее участок фронта от Сталинграда до стыка с левым соседом — группой армий "Центр". Количество войск здесь незначительно. Кроме того, этот участок фронта удерживается самыми слабыми и самыми ненадежными солдатами: румынами, итальянцами и венграми. Итак, здесь создалась серьезная опасность, которую необходимо ликвидировать.
3. Приток людского состава, боевой техники, оружия и боеприпасов на Восточный фронт явно недостаточен и не может возместить потери наших войск.
Это должно привести к гибельным последствиям.
4. В 1942 г. боеспособность русских войск стала гораздо выше, а боевая подготовка их командиров лучше, чем в 1941 г. Этот факт следует принимать в расчет. Мы должны проявлять значительно большую осторожность.
5. В этом пункте я коснулся необходимости улучшения работы тыла, повышения пропускной способности железных дорог и других, главным образом технических, проблем.
К моему удивлению, Гитлер слушал эти выводы и требования очень внимательно. Казалось, они даже произвели на него известное впечатление. Когда я кончил, он улыбнулся и сказал: "Вы отчаянный пессимист. Здесь, на Восточном фронте, мы пережили куда худшие времена и то остались живы. Справимся и с новыми трудностями".
Что касается моих окончательных выводов, то он постарался умалить их значение. Он сказал: "Конечно, на некоторых участках фронта русские имеют численное превосходство. Но ведь наши солдаты превосходят по своему качеству солдат противника. И оружие у нас лучше. К тому же вскоре у нас будет новое оружие, еще лучше прежнего".
Вот как реагировал Гитлер на мой доклад. Вопросы, поднятые в моем докладе, он считал решенными. Как начальник генерального штаба, я надеялся, что хотя бы часть сказанного мною останется в голове верховного главнокомандующего, что он будет думать о моих замечаниях и мой доклад в конце концов принесет хоть какую-то пользу. Я уже знал, что убедить в чем-либо Гитлера можно, только снова и снова напоминая ему об этом. Так я и делал в течение нескольких недель, повторяя мои пять требований. Что же было сделано нами за те несколько недель, которые остались до большого русского контрнаступления?
Немецкие приготовления

Мои пять требований произвели на Гитлера гораздо большее впечатление, чем я ожидал. Прежде всего он отдавал себе полный отчет об опасности на огромном участке Восточного фронта между Сталинградом и группой армий "Центр". Следовательно, его советники могли внушить ему ту или иную мысль, если они часто повторяли ее, твердо придерживаясь своей точки зрения. Ведь заставил же я Гитлера осознать опасность положения, создавшегося на левом фланге группы армий "Б".
Теперь, когда он знал об этой опасности, следовало избрать один из трех возможных путей, чтобы избежать ее.

Первый путь — кардинальный и наиболее эффективный — отвести войска Сталинградского фронта на запад, таким образом укоротить опасный левый фланг и высвободить большое количество дивизий, которые можно затем использовать в другом месте. В этом случае мы имели бы сильный новый фронт и одновременно создали бы в своем тылу необходимый нам подвижный резерв. Достоинства данного решения, которое было, несомненно, самым лучшим, должны быть очевидны каждому.
Но это привело бы к оставлению Сталинграда — основной цели нашего летнего наступления, то есть явилось бы запоздалым исправлением первоначальных ошибок, допущенных верховным командованием при планировании данного наступления.
Этот путь оказался совершенно неприемлемым для Гитлера. Он выходил из себя, когда на подобное решение проблемы только намекали в его присутствии. Несмотря ни на какие обстоятельства, Гитлер всегда принципиально отказывался соглашаться на оставление какой бы то ни было территории.


. Предполагалось, что в течение некоторого времени мы будем удерживать свои позиции в Сталинграде.
Проведя необходимые мероприятия, мы оставим город перед самым контрнаступлением русских войск. Это было компромиссное решение. Оно имело все недостатки, свойственные компромиссам, и все-таки это было решение, хотя оно и содержало в себе одно большое "но", не поддающееся учету. Позволит ли нам русский климат осуществить такой отход, когда наступит критический момент? Поэтому второй путь казался опасным. Впрочем, Гитлер не принял его, хотя казалось, что это решение ему понравилось по той простой причине, что оно давало возможность отложить рассмотрение вопроса. Он никогда не принимал неприятного решения сразу, если мог вернуться к нему позже. Свойственную ему нерешительность Гитлер прикрывал тем, что он якобы "дает обстановке возможность созреть".

Третий путь состоял в замене ненадежных армий наших союзников, удерживавших опасный участок фронта, хорошо оснащенными немецкими дивизиями, поддержанными мощными резервами.
Для проведения этого решения в жизнь немецкое верховное командование не располагало ни достаточными резервами войск, ни боевой техникой. Чтобы заменить венгров, румын и пр. немцами, необходимо было снять немцев с других участков Восточного фронта. Переброска их вдоль фронта была бы очень трудна, а если учесть плохую систему коммуникаций в России, то проведение этого мероприятия было бы сопряжено с невероятными осложнениями.
Вполне вероятно, что русские, контрнаступления которых мы теперь ожидали, нанесли бы удар по нашему левому флангу как раз во время смены войск. Итак, это решение тоже не было принято.
Таким образом, ни один из трех путей выбран не был: первые два — из-за упрямства Гитлера, третий — как неосуществимый в тех обстоятельствах.

Вместо этого решено было провести отдельные незначительные мероприятия, которые, по признанию генерального штаба, не могли кардинальным образом повлиять на сложившуюся обстановку.
Многие сомневались, что проведение этих мероприятий принесет какую-либо пользу. Но мы должны были сделать все возможное, чтобы облегчить проведение в жизнь решения № 2, когда начнется наступление русских. Если бы опасность, о которой мы говорим, не была сначала чисто предположительной, Гитлер, по всей вероятности, одобрил бы это решение.
Некоторые из проводимых нами мероприятий заключались в следующем.

На опасном левом фланге был создан небольшой резерв. В него входил один танковый корпус в составе двух дивизий — одной немецкой и одной румынской. Во всех отношениях этот корпус был очень слаб.В промежутках между дивизиями наших союзников были расположены небольшие немецкие части, такие, как противотанковые дивизионы, взятые из резерва ОKB.
Предполагалось, что этими частями будут усилены войска, расположенные на опасных участках фронта. Посредством подобной "тактики усиления" командование надеялось укрепить дивизии наших союзников, воодушевить их и оказать им помощь в отражении наступления противника. В случае если соединения наших союзников будут смяты, части усиления удержат свои позиции и ограничат прорыв противника. Тогда создадутся благоприятные условия для нашего контрудара. Это был хорошо продуманный план, но и он имел очевидные изъяны.
Если войска союзников, находящиеся между нашими частями усиления, будут разгромлены слишком быстро и если мы своевременно не будем располагать достаточными силами для нанесения контрудара, части усиления окажутся в безнадежном положении и в конце концов будут списаны со счета. Следовательно, и "тактика усиления" была весьма сомнительным выходом из положения.
К штабам крупных соединений наших союзников была прикомандирована группа связи, состоявшая из офицеров генерального штаба и подразделений связи. Штабы наших союзников не имели такого опыта и дисциплины, как немецкие. Кроме того, их структура командования и система связи были громоздки и медлительны. Мы надеялись, что созданные нами группы связи компенсируют эти недостатки.В широких масштабах мы практиковали радиообман с целью скрыть от противника тот факт, что на левом фланге не было немецких войск, и создать у него неправильное представление о наших силах на этом участке фронта.

Выше были перечислены лишь некоторые из намеченных нами мероприятий. Проведение их в жизнь потребовало большой и весьма сложной штабной работы, исключительно внимательного отношения к деталям и хорошей организации дела. Специалисты прекрасно понимали, что одних этих мероприятий совершенно недостаточно.
Но по указанным мною причинам мы старались обеспечить наибольшую их эффективность. В самом проведении этих мероприятий таилась, однако, опасность: если Гитлер убедится, что подготовка проведена, он забудет об осторожности.
Поэтому приходилось снова и снова заострять внимание Гитлера на серьезности создавшейся у Сталинграда обстановки, напоминая ему о тех пяти требованиях, которые я перечислил выше, и о возможности только двух правильных решений. Делать это, несмотря на гнев Гитлера, было моим служебным долгом.

Что касается пунктов 1,3, 4 и 5, которыми я закончил свой доклад и к которым неоднократно возвращался, то в конце концов Гитлер принял их и начал действовать в соответствии с ними.
К несчастью, он вообще был склонен к компромиссным решениям, которые зачастую осуществлялись слишком поздно.
Одно из проведенных нами мероприятий заключалось в создании в целях прикрытия левого фланга постоянной системы разведки, располагающей необходимыми средствами связи.
Это потребовало организации тесного взаимодействия между соответствующими отделами генеральных штабов сухопутных и военно-воздушных сил и разведывательных частей со штабом группы армий "Б". Командующий группой армий и его начальник штаба разделяли нашу точку зрения. Это было видно из их донесений Гитлеру об обстановке и намерениях противника.
Комплексные разведывательные мероприятия вскоре подтвердили наши опасения. Противник медленно, но настойчиво увеличивал свои силы перед нашим левым флангом.
Теперь это уже не вызывало сомнений. Более того, показания пленных начали раскрывать наличие на этом участке фронта весьма боеспособных русских дивизий. Из этого можно было сделать только один вывод — наступление русских неизбежно.

Намерения русских

Теперь стало очевидно, что ход мыслей русского верховного командования был тот же, что и немецкого генерального штаба.
Русские решили начать свое зимнее наступление, нанеся удар по левому флангу группы армий "Б". В случае успеха эта операция принесла бы им большие выгоды.
Наши обманные мероприятия не ввели русских в заблуждений. Они хорошо знали, что этот участок фронта удерживается войсками наших союзников, которые, по их расчетам, были менее стойки в обороне.
Мы все еще не знали, на каком участке растянутого левого фланга русские нанесут удар — на румынском, находившемся близ Сталинграда, на более западном итальянском или, наконец, на венгерском, который протянулся еще дальше на запад.
С чисто тактической точки зрения наиболее результативным был бы удар по самой западной оконечности фланга.
Но это было бы исключительно смелое решение, а русское верховное командование, по-видимому, не хотело рисковать.
Казалось, оно предпочитало придерживаться более осторожного плана. В течение первой половины ноября (в это время ставка Гитлера и главное командование сухопутных сил передислоцировались из Винницы в Восточную Пруссию) картина будущего русского наступления становилась все яснее.
Русские собирались нанести удар северо-западнее Сталинграда, вероятно, на участке, занимаемом румынскими войсками.
Но на какой день намечено русскими начало наступления, мы еще не знали.


Сталинград

Немцами был полностью захвачен юг Сталинграда (южнее р. Царицы). Последние изолированные «пятачки» за р. Царицей удерживались мелкими подразделениями 92-й и 42-й отдельных стрелковых бригад до ночи на 27 сентября.
Затем остатки этих частей были выведены на левый берег и через три дня вновь введены в бой в заводском районе: 42-я бригада — под командованием подполковника З. К. Горбачева , 92-я — под командованием майора И. И. Самодая. Командование немцкой 6 армией стало готовиться к наступлению на северные ,заводские , районы Сталинграда.


Юго-восточнее Сталинграда

Начиная с 12 сентября стал реализовываться план сталинградского наступления. На юге требовалось выбить немецкие части из межозернных перешейков Сарпа, Цаца и Барманцак.
Цитата("Г.К.Жуков.Воспоминания и размышления.")
Южнее Сталинграда 51-я армия частным контрударом вышибла противника из озерных дефиле и прочно удерживала в своих руках выгодный рубеж Сарпа—Цаца— Барманцак.
Этот район, по рекомендации А. М. Василевского, и был избран как исходный для ноябрьского контрнаступления левого крыла Сталинградского фронта.

Цитата("А.М.Василевский.Дело всей жизни")
Ставке Верховного Главнокомандования было хорошо известно, что благодаря стойкости и упорству героев волжской твердыни 6-я и 4-я танковая немецкие армии оказались сосредоточенными на узком участке фронта, непосредственно в районе города, а их фланги прикрывались румынскими войсками. Было также известно, что огромные потери, которые продолжал нести враг в надежде все же овладеть городом, и особенно то, что он не имел здесь сколько-нибудь внушительных резервов, еще более ограничивали его оборонительные возможности. Тут напрашивалось решение: организовать и провести контрнаступление, причем такое, которое не только радикально изменило бы обстановку в этом районе, но и привело бы к крушению все еще активно действующего южного крыла вражеского фронта. Такое решение было принято в середине сентября после обмена мнениями между И. В. Сталиным, Г. К. Жуковым и мною.
Суть стратегического замысла сводилась к тому, чтобы из района Серафимовича (то есть северо-западнее Сталинграда) и из дефиле озер Цаца и Барманцак (то есть южнее Сталинграда) в общем направлении на Калач, лежащий западнее Сталинграда, нанести мощные концентрические удары по флангам втянувшейся в затяжные бои за город вражеской группировки, а затем окружить и уничтожить ее основные силы — 6-ю и 4-ю танковую немецкие армии.
До начала контрнаступления было признано необходимым уделить самое пристальное внимание обороне внутри города, с тем чтобы на его развалинах максимально измотать и обескровить врага и ни в коем случае не допустить его продвижения вдоль Волги на север, в сторону Камышина.


Цитата("С.М.Штеменко.Генштаб в годы войны.")
В двадцатых числах сентября операторы Генштаба уже в полную силу работали над этими вопросами, накапливали разного рода оперативно-стратегические соображения.
Мысли и предложения представителей Ставки, которыми они делились непосредственно с Верховным Главнокомандующим, попадали и к нам через С. И. Тетешкина и А. А. Грызлова. В Оперативном управлении велась даже особая карта в единственном строго секретном экземпляре.
Эта карта, датированная 27 сентября 1942 года, выполненная И. И. Войковым под наблюдением генерала В. Д. Иванова, сохранилась.
Карта очень наглядно показывает ход работы над замыслом контрнаступления и передает решительную цель, которая стояла тогда перед советскими войсками.


Цитата("А.И.Еременко.Сталинград:Записки командующего фронтом")
Наши прежние контрмеры, и в первую очередь контрудары, наносившиеся с севера, производились в непосредственной близости от основной арены боев (это, конечно, не было для нас минусом), но противник сразу же, как только спадала наша активность, возвращал свои силы для нажима на Сталинград.
Немецкое командование имело возможность очень быстро совершать подобные перегруппировки, производя несложный маневр по коротким внутренним линиям; для вражеской же артиллерии, в сущности, никакой перегруппировки не требовалось: простым поворотом траектории с севера на восток она нацеливалась в требуемом направлении.
Таким образом, открытие огня артиллерии по Сталинграду зависело главным образом от быстроты переноса наблюдательных пунктов с одного направления на другое.
В такой обстановке и потребовалась новая контрмера. Такой контрмерой могли явиться контрудары, предпринимаемые где-то далеко на фланге, на более значительном расстоянии от Сталинграда.
В этом случае противник, боясь за свой фланг, вынужден будет снимать часть ударных сил с главного направления для парирования таких контрударов, в результате чего будет ослаблен вражеский натиск на Сталинград.
Первый контрудар было решено осуществить силами 51-й армии (командующий Труфанов) и 57-й армии (командующий Толбухин) в районе межозерных дефиле , занятых немецко-фашистскими частями, с целью возвращения этих дефиле.
Каждая из этих двух армий наносила контрудар группой в составе двух дивизий, правда небольшого состава, на узком участке фронта в направлении на межозерные дефиле.
Части товарища Толбухина должны были захватить и прочно укрепить промежутки между озерами Сарпа, Цаца и Барманцак; главный удар они наносили на участке между озерами Цаца и Барманцак. Части товарища Труфанова должны были захватить и прочно укрепить межозерные дефиле на фронте от переправы северо-восточнее Мал. Дербеты до южной оконечности озера Сарпа (южное); здесь главный удар наносился правым флангом.
Войска, наносившие контрудар, получили в свое распоряжение специальные инженерные части и средства заграждения. (Товарищ Толбухин получил 12000 противотанковых мин, 20000 противопехотных мин, 48 тонн колючей проволоки. Товарищ Труфанов получил 10000 противотанковых мин, 16000 противопехотных мин и 48 тонн колючей проволоки. Эти средства в достаточной мере обеспечивали захваченные рубежи в инженерном отношении.)
Обе армии нанесли контрудар внезапно на рассвете 25 сентября. Противник был опрокинут и к 12 часам того же дня отброшен за озера.
Захватив межозерные дефиле, наши части сразу же приступили к их укреплению. Саперно-инженерные войска быстро возвели минные поля и устроили всякого рода другие заграждения.
Все попытки противника восстановить утраченное положение были отбиты. Войска блестяще выполнили поставленные перед ними задачи.
Усиленное укрепление межозерных дефиле должно было ввести противника в заблуждение: коль скоро мы улучшаем свою оборону, значит, не собираемся здесь наступать в дальнейшем.
В ходе контрудара 1-я и 4-я румынские пехотные дивизии потеряли только убитыми более 4000 человек; 4-я дивизия лишилась при этом всей своей артиллерии.
В результате проведенного контрудара противник хотя и не на длительный срок, но все же ослабил свои удары на Сталинград, что позволило нам использовать это время для укрепления обороны и выдвижения резервов.
Противник потерял важные плацдармы, которые позднее послужили нашим войскам отличными исходными рубежами для последующего контрнаступления,
Кроме того, были сэкономлены необходимые для обороны силы и средства за счет озерных пространств.





27 сентября

Сталинград

Цитата("Н.И.Крылов.Сталинградский рубеж")
За последние десять дней гитлеровцы приложили поистине отчаянные усилия, стоившие им многих тысяч солдат и многих десятков танков, чтобы овладеть центром города. Однако цели они не достигли — приволжская часть центра оставалась в наших руках. Представлялось логичным, что противник решит изменить в пределах города направление главного удара, перенести его севернее.
27 сентября действия противника контратакой из района Мамаева кургана и поселка «Красный Октябрь».
Рассчитывать, что теми силами, которыми армия располагала, удастся вообще сорвать это наступление, было, конечно, трудно. Однако помешать врагу действовать с самого начала по своему плану и тем ослабить подготовленный удар мы могли. Ну а при максимальном успехе могли, думалось, создать угрозу флангу неприятельской группировки, нацеленной на заводы.
....В нашей контратаке участвовали бригады танкового корпуса Попова, дивизии Горишного и Батюка.
Ни одно из этих соединений не должно было атаковать врага всеми своими силами и на сплошном фронте. Приказ, определявший боевую задачу, содержал принципиально важный (хотя, быть может, и шероховато сформулированный у нас в штабе из-за спешки) пункт:
«Еще раз предупреждаю командиров всех частей и соединений, что при ведении боя не допускать действий целыми подразделениями, такими, как рота и батальон. Наступление организовать преимущественно мелкими группами по типу блокирующих отрядов (9–15 человек), вооруженными автоматами, ручными пулеметами, гранатами, бутылками с «КС» и противотанковыми ружьями. Полковую и батальонную артиллерию использовать по-орудийно для прикрытия блокирующих групп, ведя огонь прямой наводкой в окна, амбразуры и чердаки строений».
Коротко можно сказать так: если в течение первых двух недель боев в городе все самое важное происходило вокруг Мамаева кургана и к югу от него, то с 27 сентября судьба Сталинграда решалась на Мамаевом кургане и севернее.
Наша контратака, начавшаяся в шесть утра, в течение [180] двух часов имела определенный успех и задержала наступление противника. Затем инициативу стал перехватывать он. Сосредоточенные гитлеровцами силы превосходили наши, а главное — прямо-таки неистовствовала фашистская авиация. На Мамаев курган, особенно на его вершину, сбрасывалось столько бомб, что привычные очертания высоты местами изменялись на глазах. А там — об этом трудно было забыть и на минуту — находился опорный пункт дивизии Горишного...
Но даже такая поддержка с воздуха не помогла врагу продвинуть вперед — одним броском, как он рассчитывал, 100-ю легкопехотную дивизию, усиленную танками.
Этот бросок сорвала наша артиллерия: Николай Митрофанович Пожарский смог сосредоточить примерно на километре фронта огонь полуторасот орудий и трех полков «катюш».
15-минутная артиллерийская контрподготовка послужила одновременно подготовкой новой контратаки дивизии Горишного.
Теперь ей удалось очистить от врага южные и западные скаты Мамаева кургана. Возобновить наступление на этом участке противник смог лишь четыре часа спустя.
(Konstanten:В залпе это более 2000 стволов - не удивительно , что эта контратака удалась. )


Цитата("В.И.Чуйков.Сражение века")
Танковый корпус и левый фланг дивизии Ермолкина, принявшие на себя главный удар, понесли значительные потери и своими остатками к исходу дня 27 сентября занимали фронт от моста через Мечетку, в 2,5 километрах западнее поселка Баррикады, юго-западную часть поселка Баррикады, западную окраину пригорода Красный Октябрь до Банного оврага. Фашисты занимали улицы Шахтинская, Жердевская, высоту 107,5.
Дивизия Горишного была оттеснена с вершины Мамаева кургана. Сильно поредевшие боевые порядки дивизии занимали его северо-восточные склоны.
На остальных участках фронта армии атаки противника были отбиты.


Юго-восточнее Сталинграда

64-я армия нанесла сковывающий удар в направлении Купоросное с целью связать часть войск, высвободившихся у немцев после окончания боевых действий на юге города.


28 сентября

Сталинград

Цитата("В.И.Чуйков.Сражение века")
В ночь на 28 сентября к нам на правый берег переправились два полка {198} стрелковой дивизии генерала Ф. Н. Смехотворова, которые я немедленно ввел в бой за западную окраину поселка Красный Октябрь. На Мамаев курган была организована контратака остатками стрелкового полка дивизии Горишного при поддержке частей дивизии Батюка.
Командующему артиллерией армии было приказано артиллерийским и минометным огнем в продолжение всей ночи не давать противнику закрепиться на Мамаевом кургане.
С утра 28 сентября противник начал яростные атаки пехотой и танками. Его авиация наносила непрерывно массированные удары по боевым порядкам наших войск, по переправам, по командному пункту армии. ...И все же, несмотря на такую обстановку, мы чувствовали, что противник выдыхается. Его атаки были разрозненными, не такими дружными и организованными, как накануне.
Он бросал в бой батальоны, поддерживаемые танками, с различных участков и не очень уверенно.
Это давало нам возможность массированным огнем отбивать удары по очереди, а затем переходить в контратаки.
Тогда же я попросил у командующего воздушной армией Т. Т. Хрюкина помощи, и он не отказал — дал все, что у него было.
Так в час самого большого налета нашей авиации была организована контратака полка дивизии Горишного с двумя батальонами дивизии Батюка.
Решительным броском они захватили тригонометрический пункт на Мамаевом кургане. Однако выйти на самую вершину, к водонапорным бакам, не удалось.
Вершина осталась ничьей: по ней с той и другой стороны беспрерывно вела огонь артиллерия.
За день боя, 28 сентября, мы в основном удержали свои позиции. Развивать наступление и двигаться дальше захватчики не могли......
Мы решили перейти к жесткой обороне с максимальным использованием средств инженерного заграждения.
В 19 часов 30 минут 28 сентября был отдан приказ № 171. В нем указывались рубежи, которые должны отстаивать части. Были в приказе и такие слова:
«От командиров всех частей требую максимального ускорения работ по инженерному усилению своих позиций, по устройству на переднем крае и в блубине противотанковых и противопехотных заграждений и по приспособлению зданий к обороне на случай ведения уличного боя.
Для устройства препятствий и заграждений использовать все имеющиеся на месте средства, вплоть до разборки зданий, трамвайных путей, привлекая через местные органы власти гражданское население.

Основные работы должны быть выполнены силами самих частей. Работы производить круглосуточно.

Работы первой очереди (в основном противотанковые препятствия) закончить к утру 29.9.42, сделав оборону города и его промышленных центров непреодолимой. Каждое заграждение и препятствие должно быть надежно прикрыто всеми видами огня.
Разъяснить всему личному составу, что армия сражается на последнем рубеже, отходить дальше нельзя и некуда. Долг каждого бойца и командира защищать свой окоп, свою позицию — ни шагу назад! Враг должен быть уничтожен во что бы то ни стало!»....
Местные власти и тысячи жителей заводских районов помогали 62-й армии всем, чем могли. Например, на Тракторном заводе до 14 октября наши танкисты с помощью рабочих восстанавливали подбитые танки, а на заводе «Баррикады» рабочие вместе с артиллеристами ремонтировали орудия.


Сообщение отредактировал Konstanten - 4.9.2012, 18:18
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Konstanten
сообщение 4.9.2012, 12:53
Сообщение #67


Активный участник
***

Группа: Актив
Сообщений: 528
Регистрация: 8.10.2010
Пользователь №: 2041



Сталинград в сентябре 1942.


14 сентября - 30 сентября 1942. Продолжение 3

29 сентября

Сталинград

Цитата("Н.И.Крылов.Сталинградский рубеж")
Незадолго до полуночи 29 сентября начальник штаба фронта подтвердил, что через два часа начнет переправляться новая дивизия — 39-я гвардейская.
«Использовать для укрепления обороны в районе заводов», — подчеркнул он.
Иначе и не мыслилось. За это время окончательно подтвердилось, что противник, стремящийся рассекать нашу армию на части, задался целью осуществить очередной прорыв к Волге через индустриальное ядро города.
Готовясь поставить на это направление ожидаемые дивизии, мы пока уплотняли здесь боевые порядки за счет перегруппировки наличных сил. Рядом со 193-й стрелковой уже сражалась дивизия Горишного, передавшая свой участок на Мамаевом кургане частям Батюка. А в 193-ю дивизию в ту ночь, о которой идет речь, возвращался полк Драгайцева — тот самый, что был переправлен раньше в качестве подкрепления генералу Родимцеву. Правда, один из трех стрелковых батальонов полка, закрепившийся на важной позиции в центре города, решили временно там оставить.

Той же ночью к поселку «Красного Октября» перебрасывались сводные батальоны 42-й и 92-й стрелковых бригад. Это был наш небольшой резерв для прикрытия стыка между дивизиями Горишного и Батюка и других уязвимых мест.
Наш танковый корпус, части которого все время выдвигались на горячие участки, теперь — Военному совету пришлось это констатировать — фактически утратил боеспособность, и его надо было отводить с передовой. Отводились, конечно, не танки (семнадцать машин, находившихся к вечеру 29 сентября на ходу, свели в одну бригаду), а остатки частей и подразделений, действовавших в пешем строю — общим числом около ста пятидесяти человек.






Цитата("В.И.Чуйков.Сражение века")
по сравнению с июлем Гитлер в сентябре увеличил численность войск почти вдвое, а технику — в несколько раз. И все это таяло, как воск при высокой температуре, а результат — мизерное продвижение на восток, к Волге. Суточное продвижение на главном направлении удара всех сил, нацеленных на Сталинград, измерялось десятками и иногда сотнями метров. Мы несли тоже тяжелые потери, но противник терял в несколько раз больше, а развить успех на большую глубину и ширину не мог.
..............................
На правом фланге, в районе Орловки, до 28 сентября боевые действия проходили без особого напряжения. Частные атаки со стороны противника и с нашей проводились ограниченными силами и заканчивались незначительным колебанием фронта, который передвигался на 100—200 метров, не больше.
Дивизии противника, окаймлявшие этот фланг, отразив атаки войск Сталинградского фронта с севера, вероятно. приводили себя в порядок и доукомплектовывались. Мы же, если не считать отдельных контратак, не [196] вели и не могли вести активных действий потому, что не имели для этого сил.
Действовавшая там бригада К. М. Андрюсенко и части 2-й мотострелковой бригады и 10-й стрелковой дивизии Сараева (в них насчитывалось не более 2500 активных штыков) обороняли важные в тактическом отношении позиции так называемого Орловского выступа. Перед ними стояла задача во что бы то ни стало удержать этот выступ, висевший, как дамоклов меч, над главной группировкой противника, сосредоточившейся в районе Городища. При успешном действии войск соседнего, то есть Сталинградского фронта с севера, этот выступ мог сыграть большую роль. Если бы хоть одна часть, наступавшая с севера, пробилась на 10—12 километров и соединилась с частями Орловского выступа, то крупные силы противника, вышедшие к Волге у Латашанки, оказались бы отрезанными, а левый фланг главной группировки был бы обойден.
Но Паулюс предусмотрел эту опасность и организовал наступление на Орловский выступ. Стремясь как можно быстрее уничтожить наши части в районе Орловки, он бросил в бой сразу несколько полков 16-й танковой, 60-й моторизованной, 389-й и 100-й пехотных дивизий.
Наступление на Орловку началось с трех сторон.
Около батальона пехоты с 18 танками наступали через высоту 135,4 на юг и до батальона пехоты с 15 танками — через высоту 147,6 на юго-восток.
Из района Уваровки до двух батальонов пехоты с 16 танками двигались на восток, в обход Орловки с юга.
Одновременно фашисты вели яростные атаки против частей 112-й стрелковой дивизии Ермолкина, направляя свой удар на поселок Баррикады.
Атакованные части дрались с исключительным упорством. Противник нес большие потери, но его ряды непрерывно пополнялись за счет резервов.
В 15 часов до 50 танков с автоматчиками вышли из Городища, атаковали высоты 109,4 и 108,9 и, смяв боевые порядки 2-го батальона 115-й стрелковой бригады Андрюсенко, приблизились к Орловке с юга.
В то же время танки и пехота противника, атакуя Орловку с севера, смяли 1-й батальон этой же бригады. Батальон понес тяжелые потери и отошел к северной [197] окраине. Создалась угроза окружения частей, которые вели бой западнее Орловки.Атаки противника на других участках фронта армии 29 сентября были также очень настойчивые и дорого обошлись нам.
112-я дивизия Ермолкина, находившаяся в непрерывных боях от Дона до Волги, вынуждена была отойти на рубеж завода «Силикат». В ее полках осталось лишь по сотне бойцов.
На участке дивизии Смехотворова, оборонявшей западную окраину поселка Красный Октябрь, гитлеровцам удалось вклиниться в наши боевые порядки. В дивизии за день боя были убиты и ранены три командира полка и три командира батальона.
После тяжелых боев танковый корпус фактически утратил боеспособность — в нем осталось лишь 17 подбитых танков и 150 бойцов, которые были переданы стрелковым частям, а штаб переправился для формирования частей на левый берег Волги.
На Мамаевом кургане продолжался непрерывный бой. Атаки немцев встречались контратаками наших войск. Борьба шла за каждый квадратный метр земли.


Юго-восточнее Сталинграда

Цитата("А.И.Еременко.Сталинград:Записки командующего фронтом")
Второй контрудар было решено нанести на Садовое, расположенное в 50 километрах южнее Сталинграда . Расчет состоял также и в том, чтобы ввести противника в заблуждение, заставить его считать, что у нас более широкий замысел, а именно — выход на Котельниково, т. е. на тылы и базы противника. Учитывалось здесь и слабое место в обеспечении вражеского фланга — участок 6-го румынского корпуса....К этому времени наша разведка значительно улучшила свою работу, и мы имели возможность хорошо знать не только силы и средства противника, но и его политико-моральное состояние, в частности взаимоотношения между гитлеровцами и румынами. В связи с последним обстоятельством именно этот район и был выбран для контрудара.
Контрудар осуществлялся частями 51-й армии под руководством командующего Н. И. Труфанова, который выделил для этого сравнительно небольшие силы — 302-ю стрелковую дивизию под командованием полковника Е. Ф. Макарчука; усиление дивизии составляли танки, гвардейские минометы, истребительная противотанковая артиллерия и т. д.
Контрудар, предпринятый 29 сентября, предусматривал использование элемента внезапности, что в действительности и удалось отлично.

В темную осеннюю ночь на 29 сентября дивизия под командованием товарища Макарчука, применяя необходимые меры ночной маскировки, двинулась с исходного положения.
Наши части обеспечения и боевая разведка совершенно бесшумно проникли в расположение противника и захватили первую траншею.
Румыны беспечно спали в окопах. Главные силы дивизии, без артподготовки, почти без выстрелов преодолев оборону, быстро устремились на Садовое, которое находилось в 20–25 километрах от линии фронта. Там располагался штаб румынской дивизии. По данным разведки, румынское командование в этот день отмечало какой-то юбилей. То была очередная пьянка господ офицеров. Сюда съехались командиры частей и соединений 6-го румынского корпуса, штабные работники, присутствовали и представители немецкого командования.
Контрудар удался во всех отношениях.
В результате действий наших войск были разгромлены 5-й и 21-й пехотные полки, 22-й артиллерийский полк, штаб 5-го пехотного полка; убит командир 5-го пехотного полка полковник Бутенеску; уничтожено до 3000 солдат и офицеров, 15 орудий, 17 танков, много пулеметов, минометов и автомашин; захвачены большие трофеи.
Но не только в этом состоял успех контрудара. Внезапный залп эресов по Садовому, захват его, неожиданное появление наших танков в глубине обороны противника на расстоянии 30 километров от переднего края вызвали сильнейшую панику среди румынских войск, и особенно их начальников, что не могло не повлечь за собой переброски сюда войск из-под Сталинграда (две танковые дивизии.
По свидетельству Г. Дёрра, одной из них была 14-я танковая дивизия, действовавшая на южной окраине Сталинграда.)
Таким образом, этот контрудар заставил гитлеровцев перебросить с весьма важного участка одну из наиболее боеспособных дивизий.
Наше мероприятие достигло цели. Враг был введен в заблуждение относительно наших намерений.


Цитата("Г.Дёрр.Поход на Сталинград.")
... противник и здесь возобновил активные действия. 29 сентября при поддержке нескольких танков он вклинился в районе Плодовитое примерно на глубину 12 км в расположение 6-го румынского армейского корпуса, пытаясь захватить высоты у станции Абганерово.
4-й танковой армии пришлось снять с фронта действовавшую на южной окраине Сталинграда 14-ю танковую дивизию и направить ее в этот район для восстановления положения.


Севернее Сталинграда

Началась "кадровая" подготовка наступления. Сменялся почти весь командный и штабной состав фронта и армий севернее Сталинграда.

Цитата("Г.К.Жуков.Воспоминания и размышления.")
В конце сентября меня вновь вызвал И. В. Сталин в Москву для более детального обсуждения плана контрнаступления.
К этому времени вернулся в Москву и А. М. Василевский, изучавший условия для контрнаступления армий левого крыла Юго-Восточного фронта.
Прежде чем явиться в Ставку, мы встретились с Александром Михайловичем, чтобы обменяться впечатлениями.
Во время обсуждения обстановки на участке Сталинградского фронта Верховный спросил меня, что собой представляет генерал Гордов.
Я доложил, что Гордов в оперативном отношении подготовленный генерал, но как-то не может поладить со штабом и командным составом.
И. В. Сталин сказал, что в таком случае во главе фронта следует поставить другого командующего. Кандидатом на этот пост я предложил генерал-лейтенанта К. К. Рокоссовского, А. М. Василевский поддержал меня.
Тут же было решено: Сталинградский фронт переименовать в Донской, а Юго-Восточный — в Сталинградский. Командующим Донским фронтом назначить К. К. Рокоссовского, начальником штаба фронта — М. С. Малинина.
Кандидатом на должность командующего во вновь создаваемый Юго-Западный фронт был назван генерал-лейтенант Н. Ф. Ватутин.
В качестве основного ядра для развертывания штаба Юго-Западного фронта решили взять штаб 1-й гвардейской армии. Командующий этой армией К. С. Москаленко назначался командующим 40-й армией.
После детального обсуждения вопроса по плану контрнаступательной операции Верховный, обращаясь ко мне, сказал:
— Вылетайте обратно на фронт. Принимайте все меры, чтобы еще больше измотать и обессилить противника. Посмотрите еще раз намеченные планом районы сосредоточения резервов и исходные районы для Юго-Западного фронта и правого крыла Сталинградского фронта, особенно в районе Серафимовича и Клетской. Товарищу Василевскому с этой же целью следует выехать еще раз на левое крыло Юго-Восточного фронта и там изучить все вопросы, намеченные планом.
После тщательного изучения на месте всех условий для подготовки контрнаступления мы с А. М. Василевским вернулись в Ставку, где еще раз был обсужден план контрнаступления и после этого утвержден.
Карту-план контрнаступления подписали Г. К. Жуков и А. М. Василевский. «Утверждаю» подписал Верховный.
И. В. Сталин сказал А. М. Василевскому:
— Не раскрывая смысла нашего плана, надо опросить командующих фронтами в отношении их дальнейших действий.
Мне было приказано лично проинструктировать Военный совет Донского фронта о характере действий войск с целью всемерной помощи Сталинграду. Хорошо помню разговор 29 сентября в землянке, в балке севернее Сталинграда, где размещался командный пункт командарма К. С. Москаленко.
На мои указания активных действий не прекращать, чтобы противник не перебрасывал с участка Донского фронта силы и средства для штурма Сталинграда, К. К. Рокоссовский сказал, что сил и средств у фронта очень мало и что ничего серьезного мы здесь не добьемся. Конечно, он был прав. Я тоже был такого мнения, но без активной помощи Юго-Восточному фронту (теперь Сталинградскому) удержать город было невозможно.
1 октября я вернулся в Москву для дальнейшей работы над планом контрнаступления.





Цитата("С.П.Иванов. Штаб армейский @ штаб фронтовой ")
Последние дни сентября и начало октября ознаменовались рядом организационных мероприятий, коснувшихся 1-й гвардейской самым непосредственным образом.
Это все, думал я тогда, из-за событий злополучного 18 сентября. В действительности причины крылись гораздо глубже — исподволь уже тогда начиналась подготовка к контрнаступлению.
Сначала из армии был отозван Кирилл Семенович{Москаленко}. Его 28 сентября сменил генерал-майор И. М. Чистяков... Генерал Чистяков привез весьма отрадную для меня весть о том, что сменяется все командование фронта. К нам приезжают, а частично уже прибыли, почти все руководящие должностные лица Брянского фронта во главе с генерал-лейтенантом К. К. Рокоссовским.


30 сентября

Сталинград

Цитата("В.И.Чуйков.Сражение века")
30 сентября фашисты начали свои атаки в 13 часов. Их главные усилия были направлены против частей 115-й стрелковой бригады полковника К. М. Андрюсенко, оборонявших район Орловки. На этот раз наступление противника началось после двухчасовой авиационной и артиллерийской подготовки. 1-й и 2-й батальоны бригады Андрюсенко понесли очень большие потери, но продолжали удерживать северную и южную части поселка. Клещи противника были близки к смыканию восточнее Орловки. Врагу открывался путь по Орловской балке на Тракторный завод и Спартановку.
В тот же день наша разведка установила сосредоточение крупных сил пехоты и танков в балке Вишневая. в районе кладбища поселка Красный Октябрь, в оврагах Долгий и Крутой. С южной окраины города подходили части 14-й танковой и 94-й пехотной немецких дивизий, уже пополненных после понесенных потерь. Замысел врага был ясен: он готовил новый удар на заводы Тракторный и «Баррикады».
Командование фронта запросило меня: какие меры принимаются для сохранения Орловского выступа и чем поддерживаются сражающиеся там части.
Что я мог ответить? Лучшей помощью был бы, несомненно, удар на Орловку с севера силами Сталинградского фронта в тыл 16-й танковой и 60-й моторизованной дивизий противника. Но такой удар никто не планировал.
В армии у меня резервов не было. При несомненной угрозе сильного удара противника на заводы Тракторный и «Баррикады» я не мог оказать реальной помощи частям Орловского выступа... В этих условиях мы решили, усилив 1-й и 2-й батальоны 115-й стрелковой бригады Андрюсенко одним противотанковым истребительным полком и двумя ротами из 124-й стрелковой бригады полковника Горохова, подготовить и 2 октября нанести короткий контрудар по противнику в районе поселка Баррикады.
В ночь на 1 октября с левого берега Волги начала переправу 39-я гвардейская стрелковая дивизия. Ее полки были укомплектованы лишь наполовину, в ротах насчитывалось по 40—50 человек. Эта дивизия раньше, 18—20 сентября, в составе войск 1-й гвардейской армян принимала участие в боях севернее Сталинграда, вела наступательные бои на деревню Кузьмичи, где и понесла значительные потери. Однако все роты были боеспособными — большинство в них составляли десантники — коммунисты и комсомольцы. Во главе этой дивизии стоял энергичный, имевший боевой опыт с самого начала войны генерал-майор Степан Савельевич Гурьев.


Сообщение отредактировал Konstanten - 4.9.2012, 14:14
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Cesare Borgia
сообщение 6.9.2012, 12:30
Сообщение #68


Активный участник
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 4670
Регистрация: 16.10.2010
Пользователь №: 2071



Кто проиграл Сталинград? Взгляд с другой стороны
Цитата
Вот как командир немецкого саперного батальона Гельмут Вельц вспоминал о «сталинградских» румынах: «На следующее утро передо мной стоят два джентльмена в высоких зимних румынских шапках. Это командиры двух подчиненных мне румынских рот. Их окутывает целое облако одеколона. Несмотря на усы, выглядят они довольно бабисто. Черты их загорелых лиц с пухлыми бритыми щеками расплывчаты. Мундиры аккуратненькие и напоминают не то о зимнем спорте, не то о файв-о-клоке или Пикадилли: покрой безупречен, сидят как влитые, сразу видно, что шили их модные бухарестские портные. Поверх мундиров овчинные шубы.
Историк Энтони Бивор в своей книге «Сталинград» так описал германо-румынское разбирательство: «В бункере Гитлера маршалу Антонеску, самому преданному союзнику вермахта, пришлось выслушать гневную тираду фюрера, считавшего, что именно румынские части виноваты в катастрофе. К чести Антонеску, следует заметить, что он ответил Гитлеру тем же. Накричавшись всласть, диктаторы помирились.

http://www.stoletie.ru/territoriya_istorii...o_storoni__.htm

Миф о штрафбатах
http://www.stoletie.ru/territoriya_istorii...shtrafbatah.htm

Сообщение отредактировал Cesare Borgia - 6.9.2012, 12:36


--------------------
Aut Caesar, aut nihil.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Konstanten
сообщение 7.9.2012, 23:51
Сообщение #69


Активный участник
***

Группа: Актив
Сообщений: 528
Регистрация: 8.10.2010
Пользователь №: 2041



Сталинград в октябре 1942.


1 октября - 13 октября 1942 .

1 Октября


С окончанием попыток контрударов на севернее Сталинграда , дивизии , в них участвовашие и излишние там для обороны, стали пребрасываться в Сталинград.
В город были направлены : 1 октября с левого берега Волги переправилась 39-я гвардейская (десантная) стрелковая дивизия генерала С. С. Гурьева, 2 октября прибыла 308 стрелковая дивизия полковника Л. Н.Гуртьева , а 4 октября 37-я гвардейская (десантная ) стрелковая дивизия генерала В.Г. Жолудева. Дивизии были в составе 4-5 тыс. бойцов.



Цитата("Н.И.Крылов.Сталинградский рубеж")
Расширяя фронт наступления, противник развернул активные действия и на нашем орловском выступе.
Я давно не касался положения на этом участке, как и вообще на правом фланге армии, потому что оно было там довольно стабильным. Напомню: орловский выступ, где наши передовые окопы еще находились в 12–14 километрах от Волги, был территорией, на которой, как мы долго надеялись, должна произойти встреча с войсками, пробивавшимися к Сталинграду с севера. Но тот же выступ, удерживаемый группой полковника Андрюсенко, нависал над флангом главной группировки Паулюса, сосредоточенной в районе Городище, Александровка, и, значит, мог послужить выгодной исходной позицией для контрударов в южном направлении — по тылам этой группировки, втянувшейся теперь в бои за заводские поселки. Грех было бы упустить такую возможность, появись у нас хоть одна резервная дивизия!
Неудивительно, что гитлеровское командование спешило разделаться с орловским выступом, пока мы еще не могли предпринять с него наступательных действий, не имели для этого сил. Выступ мешал врагу и тем, что прикрывал с запада поселок Тракторного завода и сам СТЗ.
Вечером 28-го сентября Андрюсенко донес по радио: авиация противника интенсивно бомбит боевые порядки по всему обводу выступа.
Бомбежка продолжалась и ночью, а с рассветом особенно усилилась. Как 'и следовало ожидать, это явилось подготовкой к наземным атакам. Вокруг орловского выступа располагались части двух немецких пехотных дивизий, одной моторизованной, одной танковой, и все они были введены в действие.
Батальоны 115-й отдельной стрелковой бригады Андрюсенко, составлявшей ядро его группы, оборонялись, развернутые фронтом и на юг, и на запад, и на север. Бригада насчитывала до пяти тысяч бойцов. Другие части, находившиеся в выступе, — сводный полк 196-й дивизии, остатки 2-й мотострелковой бригады — были малочисленны. Концентрическими ударами танков и пехоты, двинутых на Орловку с нескольких направлений, противник стремился расчленить наши войска. Одновременно он пытался отрезать всю орловскую группу от главных сил армии.
Части группы держались стойко и на ряде участков сумели остановить врага. Однако его численный перевес был слишком велик. Общее положение в орловском выступе за одни сутки резко ухудшилось. В 115-й бригаде выбыло из строя до трети личного состава и много техники, во 2-й мотострелковой к вечеру оставалось всего 57 бойцов.

Чем было помочь группе Андрюсенко? Командарм, член Военного совета и я долго ломали над этим голову, не находя радикального решения. Артиллерией? Само собой разумеется, но этого было недостаточно. Несколькими ротами из Северной группы Горохова? Такое приказание было уже отдано, однако обеспечить сохранение орловского выступа тоже не могло.
В другом месте, при других обстоятельствах Военный совет армии, очевидно, пришел бы к выводу, что удерживать дальше этот вытянутый кусочек всхолмленной степи с пересохшей речкой и небольшим селением стало невозможно и следует отвести находящиеся там части к окраине города. Но в Сталинграде понятия «отвод», «отход» были изъяты из употребления. Если мы теряли какой-то рубеж, то лишь после того, как защищать его становилось некому. Какие-либо основания, чтобы самим оставить хотя бы клочок земли, не признавались, не существовали. Да иначе наша прижатая к Волге армия и не могла бы держаться.

Поэтому вопрос об отводе войск из орловского выступа просто не возникал. Не подвергалось никакому сомнению, что группа полковника Андрюсенко должна оборонять Орловку до последней возможности, сковывая и изматывая атакующие ее неприятельские силы.
А чтобы помешать гитлеровцам окружить группу, решили подготовить короткий контрудар со стороны поселка «Баррикады».
В районе «Красного Октября» обострялась угроза прорыва немцев к Волге. Здесь был насущно необходим крепкий второй эшелон с запасными опорными пунктами на заводской территории.
Сюда и решено было поставить прибывавшую 39-ю гвардейскую стрелковую дивизию.....39-я гвардейская приходилась родной сестрой 33-й и 35-й дивизиям: ее также сформировали из воздушнодесантников. Переброшенная на сталинградское направление из-под Москвы еще в августе, она сражалась в составе 1-й гвардейской армии на Дону, а затем между Доном и Волгой и была выведена из боев севернее Сталинграда всего два дня назад. Дивизия дралась там неплохо, за последние недели уничтожила десятки фашистских танков.

К окончанию переправы 39-й дивизии положение на краснооктябрьском участке еще более осложнилось. Гитлеровцы вклинились в расположение одного из полков Смехотворова, ослабленного большими потерями. Словом, подкрепление прибыло как нельзя более вовремя.

Командование фронта, конечно, знало, насколько срочно нужны в Сталинграде свежие силы. И еще до того, как переправились последние батальоны 39-й гвардейской, нам передали:
«С 20 часов 30 сентября в состав 62-й армии зачисляется 308-я стрелковая дивизия полковника Гуртьева». Начало ее переправы назначалось на ту же ночь....
Части дивизии, начавшие переправляться в ночь на 1 октября, продолжали прибывать из-за Волги следующей ночью (артиллерийский полк Фугенфирова был оставлен на огневых позициях на левом берегу). Они выдвигались в поселок завода «Баррикады», расположенный к северу от поселка «Красного Октября», на исходные рубежи для контратаки, которой мы рассчитывали помочь орловской группе Андрюсенко и вместе с тем хоть немного оттеснить противника от заводов.
После эвакуации за Волгу городских и районных партийных и советских органов в Сталинграде оставались оперативные группы райкомов партии — Краснооктябрьского, Баррикадного, Тракторозаводского. Оставались небольшие подразделения МПВО, заводской охраны, ополченцы старших возрастов. Они боролись с пожарами, оберегали невывезенное оборудование, приходили на помощь нашим минометчикам, артиллеристам, танкистам, разыскивая и подгоняя сохранившиеся на складах или в мастерских запасные части, детали боевой техники, найти которые не сумел бы, кроме них, никто.
На «Баррикадах» эти рабочие поддерживали в порядке железнодорожные пути, по которым маневрировала железнодорожная артбатарея — три тяжелых орудия на специальных платформах с расчетами из моряков. Если не ошибаюсь, в свое время батарея предназначалась для какого-то другого участка фронта, но не успела туда уйти. В Сталинграде это были самые дальнобойные орудия, способные поражать цели, недосягаемые для других. В каждом отдельном случае батарея вводилась в действие только по приказанию начарта армии. Произведя короткий огневой налет, она меняла позицию, оставаясь в пределах обширной заводской территории. Батарея не выходила из строя, пока не израсходовала весь свой боезапас — тысячу с чем-то снарядов.

И после эвакуации за Волгу городских и районных партийных и советских органов в Сталинграде оставались оперативные группы райкомов партии — Краснооктябрьского, Баррикадного, Тракторозаводского. Оставались небольшие подразделения МПВО, заводской охраны, ополченцы старших возрастов. Они боролись с пожарами, оберегали невывезенное оборудование, приходили на помощь нашим минометчикам, артиллеристам, танкистам, разыскивая и подгоняя сохранившиеся на складах или в мастерскихзапасные части, детали боевой техники, найти которые не сумел бы, кроме них, никто.
На «Баррикадах» эти рабочие поддерживали в порядке железнодорожные пути, по которым маневрировала железнодорожная артбатарея — три тяжелых орудия на специальных платформах с расчетами из моряков. Если не ошибаюсь, в свое время батарея предназначалась для какого-то другого участка фронта, но не успела туда уйти. В Сталинграде это были самые дальнобойные орудия, способные поражать цели, недосягаемые для других. В каждом отдельном случае батарея вводилась в действие только по приказанию начарта армии. Произведя короткий огневой налет, она меняла позицию, оставаясь в пределах обширной заводской территории. Батарея не выходила из строя, пока не израсходовала весь свой боезапас — тысячу с чем-то снарядов.
Сталинградские заводы, даже такие, какими они стали, для остававшихся там рабочих были дороже родного дома. И они готовились их защищать вместе с войсками, вместе со своими призванными в армию товарищами. А раз враг оказался у порога заводов, не пришла ли пора считать весь состав рабочих отрядов, дружин, команд бойцами 62-й армии?
Так поставил вопрос перед Военным советом начальник поарма бригадный комиссар Васильев.
— Эти люди, сколько бы им ни было лет, фактически уже стали солдатами, — говорил Иван Васильевич. — Они готовы выполнять боевые приказы, а со своих заводов все равно никуда не уйдут. Им ли, знающим там каждый закоулок, не быть сейчас в гарнизонах опорных пунктов на «Баррикадах», «Октябре», Тракторном!
Спорить тут было не о чем. Военный совет постановил зачислить в Красную Армию и поставить на все виды довольствия рабочие формирования трех заводов, а также истребительный отряд Тракторозаводского района.
Каждое из этих формирований подчинялось командиру той дивизии, на которую возлагалась оборона данного завода. В постановление Военного совета был включен и такой пункт: в случае перегруппировки войск рабочие отряды оставлять в районе своих заводов, переподчиняя прибывшему туда соединению.




Цитата("В.И.Чуйков.Сражение века")
В районе Орловки клещи противника сомкнулись. В окружении оказались 3-й батальон стрелковой бригады Андрюсенко и некоторые подразделения 2-й мотострелковой бригады, 35-й стрелковой дивизии и 724-го стрелкового полка, одна батарея артиллерийского дивизиона, которая имела 380 снарядов и один взвод 82-мм минометов с 350 минами. На каждую винтовку имелось около 200 патронов, продовольствия — на двое суток.
Восточное Орловки, фронтом на запад, закрепились вновь пополненные 1-й и 2-й батальоны этой бригады.
Усиленные двумя свежими ротами и истребительно-противотанковым артиллерийским полком, они имели задачу наступать на Орловку и соединиться с отрезанными частями.
В этот же день противник вновь потеснил дивизию Смехотворова, и к исходу дня она заняла оборону по. улицам: Жмеринская, Угольная до Карусельной и по Айвазовской до Банного оврага.
На участке дивизий Батюка и Родимцева фашистские части наносили удары вдоль оврагов Долгий и Крутой, стремясь выйти к Волге и еще раз разрезать армию. Но им это не удалось. В оврагах осталось около пятисот фашистских трупов.(http://www.youtube.com/watch?v=1xiAY8D2AGg...ailpage#t=2974s)
Авиация и артиллерия противника губительным огнем днем и ночью уничтожали баржи и паромы. Переправа частей дивизии Гуртьева затянулась. К утру 2 октября только два стрелковых полка высадились на правом берегу.
Не ожидая прибытия всех частей этой дивизии, командование приказало: 1-му и 2-му батальонам стрелковой бригады Андрюсенко продолжать контратаку, с целью соединиться с окруженным третьим батальоном и отдельными подразделениями. Переправившиеся части дивизии Гуртьева получили задачу нанести короткий контрудар на поселок Баррикады, вышибить противника и закрепиться там.
Дивизии Смехотворова приказывалось очистить от врага западную часть поселка Красный Октябрь и захватить высоту 107,5. Артиллерия армии главной массой своей должна поддержать контратаку частей на поселок Баррикады.
Бои на этих направлениях шли днем и ночью в течение нескольких суток без перерыва. Короткие паузы отмечались лишь на некоторых участках.


Овраги Сталинграда.






2 октября

Цитата("В.И.Чуйков.Сражение века")
2 октября фашисты, вероятно, узнав, где наш командный пункт, нанесли по нему сильный артиллерийский И авиационный удар.
Фугасные бомбы разворотили весь берег, разрушили баки, которые были полны нефти. и пылающая масса хлынула через наши блиндажи к Волге.
Командный пункт оказался в море огня.
Потоки пламени сжигали все на своем пути. Достигнув берега Волги, горящая нефть хлынула на баржи и на бревна, прибитые к берегу, стоявшие перед командным пунктом.
Огненные потоки с баржами и бревнами поплыли вниз по течению. Казалось, сама Волга вспыхнула, и огонь, злорадствуя, бушует на ее стремнинах.
Провода связи были сожжены. Связь можно было поддерживать только по радио, но и оно работало с перебоями.
Мы попали в плен огненной стихии, которая наступала на нас со всех сторон, и стояли в овраге около дымящихся блиндажей.



Эти баки y заводa "Баррикады" видны на середине фото справа.



3-4 октября
Цитата("Н.И.Крылов.Сталинградский рубеж")
....для обороны Тракторного завода предназначалась 37-я гвардейская стрелковая дивизия.
Приказом по фронту ее включили в нашу армию 2 октября, а переправляться она начала в ночь на 4-е.

Вслед за 37-й гвардейской дивизией стала переправляться 84-я танковая бригада полковника Даниила Никитича Белого.
К тому времени у нас почти не оставалось даже тех латаных-перелатаных танков, которыми армия обходилась последние недели.
Поэтому нет нужды говорить, что значило получить полсотни исправных боевых машин. Половину их составляли тридцатьчетверки. Было в бригаде даже пять КВ.
Насколько дорожил этой частью фронт, явствовало из переданных нам строгих указаний: использовать танки пока только для ведения огня с места
(вряд ли это было лучшим их применением, но в тогдашних условиях позволяло дольше сохранить машины в строю), заранее подготовить для каждого танка огневую позицию, назначить на каждый отдельного проводника. КВ и Т-34 разрешалось грузить на паромы лишь по одному.


Цитата("П.И.Батов.В походах и боях.")
В октябре 1942 - командующий 65 армией.

Сталинград весь в огне. Даже из Мало-Ивановки на горизонте видно громадное облако дыма. В темноте небо там полыхало грозой. 4 октября начались жаркие бои на территории Тракторного завода. Немецкое командование по-прежнему было обуреваемо идеей отбросить наши войска за Волгу, хотя с военной точки зрения эта идея в октябре уже себя исчерпала. Вражеская группировка с ее мощным ударным кулаком, направленным к волжскому берегу, с ее растянутыми, подобно хвосту кометы, флангами, по существу, зашла в тупик. С дьявольским упорством, пытаясь сбросить героев 62-й и 64-й армий в реку, немцы еще тешились мыслью, будто инициатива у них в руках. На деле это было не так. Стратегическая инициатива переходила п руки нашего командования. Отсюда и следовало исходить, оценивая все, что делал и должен был делать наш Донской фронт.....

.......4-я танковая армия имела в своем составе девять дивизий. Среди них — 40-я гвардейская, 4-я гвардейская, 27-я гвардейская, знаменитая в истории нашей Родины 24-я Железная Самаро-Ульяновская дивизия, которую теперь водил в бои один из замечательных командиров — Федор Александрович Прохоров, представитель старого в русской армии и тем не менее вечно прекрасного типа командира — командира-отца.
...Начальник штаба, продолжая свой доклад, называл одну стрелковую дивизию за другой. Я не выдержал и перебил его:
— Позвольте, а где же танковые соединения?
— Армия имеет четыре танка, — ответил Глебов.
— Должно быть, потому наша армия и называется четвертой танковой? — в порядке шутки спросил я.
— Да, — принял шутку начальник штаба, — четыре танка и те на охране КП... словом, «четырехтанковая» армия!
Докладывая ночью К. К. Рокоссовскому о вступлении в командование, я рассказал и эту историю.
Он рассмеялся: «На войне всякое бывает. Очевидно, армия получит новое наименование». Так и произошло.
После доклада фронта в Ставку 4-я танковая была переименована в 65-ю общевойсковую армию.

Клетский плацдарм держали части 304-й и 27-й гвардейской дивизий. Они глубоко зарылись в землю. Передний край протянулся по низине, заросшей редкими кустами вербы.
Впереди, подобно крепостям, возвышались занятые противником высоты.(Клетская была в это время занята румынами ). В свете ракет поблескивали их крутые меловые скаты.
Слева угрожающе навис над нашими позициями крупный узел сопротивления Логовский, в центре и чуть правее — высота 135,0 и Мало-Клетский.
За ними, в глубине вражеской обороны, в направлении к Ореховскому, опять шли сильно укрепленные высоты. Противник готовил этот рубеж в течение полутора месяцев.
Плацдарм наш был невелик — до пяти километров глубиной и примерно столько же по фронту. Этот «пятачок» во всех направлениях простреливался неприятельским огнем.
Всю ночь мы с С. П. Меркуловым, а затем и с командиром 27-й гвардейской дивизии полковником В. С. Глебовым лазили по траншеям.
С чувством невольной радости я думал, что 304-ю дивизию вполне можно поставить рядом с прославленным гвардейским соединением.
К утру первое знакомство с плацдармом закончилось. Каждая позиция подсказывает решение.
Клетский плацдарм говорил об одном: здесь успех возможен лишь при безусловной тактической внезапности.
Требовалось большое искусство, чтобы подготовить эту лежащую на глазах у противника площадь к скрытному размещению и сосредоточению ударной группы войск.
Наши люди справились с этим.
В течение месяца на плацдарме кипела горячая работа. Копали ночи напролет, к утру — все замаскировано, нигде не заметишь никаких признаков оживления.
Противник ни разу даже поиска не провел на этом направлении.....

В операции Донского фронта, сказал Рокоссовский, нашей 65-й армии предназначено наносить главный удар. Это объяснялось ее правофланговым положением.
Ставка еще в сентябре, когда Рокоссовский только что был назначен командующим Донским фронтом, настойчиво рекомендовала осуществлять прорыв вражеской обороны не там, где стоят немецкие части, а на участках, обороняемых румынами, так как они менее стойки и боеспособны.
Таким участком и был район клетского плацдарма, не говоря уже о том, что наступление с этого плацдарма давало фронту возможность охватить задонскую группировку противника встречными действиями 65-й и 24-й армий и являлось весьма перспективным с точки зрения взаимодействия нашего и Юго-Западного фронтов. Поэтому-то командующий так интересовался нашим маленьким плацдармом. В течение двух часов он проверял передний край, говорил с командирами дивизий,.....



5-8 октября


Цитата("В.И.Чуйков.Сражение века")
Окруженные части стрелковой бригады Андрюсенко численностью от пятисот человек дрались с превосходящими силами врага с 2 по 7 октября.
В ночь на 8 октября эта группа, израсходовав все боеприпасы, удачным ночным ударом прорвалась через кольцо окружения и вышла на северную окраину поселка Тракторного завода за реку Мокрая Мечетка. В живых осталось всего 220 человек.
Замысел Паулюса одним ударом ликвидировать Орловский выступ обошелся фашистам дорого: слабые силы бригады Андрюсенко на десять дней приковали к участку Орловки частично 60-ю моторизованную дивизию, около 100 танков 16-й танковой, а также полки 389-й и 100-й пехотных дивизий противника.

С утра 6 октября немцы продолжали развивать наступление, направляя главный удар от поселка Баррикады на поселок Тракторного завода.
Они, похоже, не ожидали появления 37-й гвардейской дивизии генерала Жолудева на пути их главного удара. Завязались жесточайшие бои.
Не могу не сказать несколько слов о прибывших гвардейцах 37-й дивизии генерала В. Г. Жолудева. Это действительно гвардия.
Люди все молодые, рослые, здоровые, многие из них были одеты в форму десантников, с кинжалами и финками н« поясах.
Дрались они геройски. При ударе штыком перебрасывали гитлеровцев через себя, как мешки с соломой. Штурмовали группами.
Ворвавшись в дома и подвалы, они пускали в ход кинжалы и финки.


Цитата("Н.И.Крылов.Сталинградский рубеж")
7 октября противник предпринял попытку врезаться танками и пехотой в поселок СТЗ с юга — со стороны поселка, «Баррикады».
Этот натиск пришлось принять на себя опять-таки дивизии Жолудева, и немцам удалось на 300–400 метров вклиниться в ее позиции.
Вражеские атаки на других участках были безуспешными.
За день защитники Сталинграда уничтожили 16 фашистских танков и, по примерным подсчетам, до четырех батальонов пехоты.
Запись, сделанная вечером в армейском журнале боевых действий, констатирует: «Несмотря на безраздельное господство в воздухе, превосходство в танках и живой силе, противник песет исключительно большие потери и не может развить наступление».
Очевидно, и в штабе Паулюса поняли, что продвинуться дальше не удастся, не перегруппировав атакующие нас силы и не подтянув свежие.
Так или иначе, новых атак, к отражению которых наши войска, как обычно, приготовились за ночь, утром 8 октября в заводском районе не последовало.
Не возобновлялись они тут и еще в течение пяти дней. Перед Тракторным заводом, в поселках «Баррикады» и «Красный Октябрь» гитлеровцы были остановлены героическими дивизиями Жолудева, Гуртьева, Горишного, Смехотворова, Гурьева, оперативными группами Андрюсенко и Горохова.
Пехоте помогла выстоять артиллерия. Ее у нас все прибавлялось, увеличивались и возможности массировать огонь.
Когда были получены достоверные сведения о том, что на окраине поселка СТЗ и в районе завода «Силикат» противник сосредоточил и готовится двинуть в наступление до двух дивизий с танками, удалось — с помощью штаба фронта, который ввел в действие свои артгруппы, — организовать артиллерийскую контрподготовку небывалой еще в полосе нашей армии силы: в ней участвовало более 300 стволов и — сверх того — пять полков «катюш».
40-минутная артиллерийская контрподготовка сделала свое дело — сосредоточенные на этом участке неприятельские части в наступление не двинулись.


Цитата(" Журнал боевых действий ОКХ")
5 октября

Фюрер обдумывает возможность оставления группой армий «В» Воронежского плацдарма, чтобы используемые там силы направить на другой участок, но так и не принял решение.
Его чрезвычайно тревожит концентрация сил противника на участке группы армий «Центр» в районе населенного пункта Торопец.
Он видит в резком спаде движения по русским дорогам на юге Восточного фронта признак планирующейся крупной вражеской операции в названном районе и предполагает, что туда за последнее время было переброшено до 20 русских дивизий.

6 октября


В группе армий «В» считают, что от операции «Хербстцайтлозе» («Осенний безвременник») – наступление на северную часть Сталинграда – можно отказаться.
Продолжение наступления в Сталинграде из-за временной нехватки сил и усталости войск пока невозможно.
В качестве ближайшей меры намечено устранение котла в районе Орловки.
Фюрер придает большое значение примыканию к Волге южнее Сталинграда на широком фронте.

Румынская 3-я армия должна 10 октября выдвинуться к Дону между 6-й и итальянской 8-й армией.


7 октября

Группа армий «В» сообщает, что окончание перегруппирования сил для дальнейшего наступления на Сталинград возможно только 12 октября, так что наступление будет продолжено 13-го.
Фюрер с этим не согласен. Он приказал активным использованием люфтваффе и частыми действиями ударных войск лишить противника возможности упрочить свою оборону.



9-10 октября

Цитата("Г.Дёрр. Поход на Сталинград.")
10 октября 14-я танковая дивизия была передана из состава 4-й танковой армии 6-й армии для участия в наступлении на Тракторный завод; сюда была подтянута и 29-я моторизованная дивизия, выделенная в резерв группы армий «Б», в район северо-восточнее Верхне-Царицынский.
Вследствие этого штаб 48-го танкового корпуса лишился своих соединений. Ему было поручено руководство действиями вновь созданных резервов, расположенных за линией фронта на Дону.


11 октября

Цитата("Н.И.Крылов.Сталинградский рубеж")
11 октября у нас имелись основания считать, что перегруппировка сил для нового штурма у Паулюса скоро закончится. Настало время сделать последнее, чем мы могли в какой-то мере ослабить надвигавшийся натиск врага, — самим прервать грозную паузу, заставив гитлеровцев возобновить бои раньше, чем предусматривалось их планами.
Контрудара требовало от армии и командование фронта. Но принять конкретное решение командарму было нелегко: имея дело с превосходящими, вновь пополненными за эти дни силами противника и предпринимая активные действия там, где ожидались главные атаки с его стороны, мы, понятно, шли на риск.


Сообщение отредактировал Konstanten - 8.9.2012, 0:33
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Konstanten
сообщение 8.9.2012, 0:38
Сообщение #70


Активный участник
***

Группа: Актив
Сообщений: 528
Регистрация: 8.10.2010
Пользователь №: 2041



Сталинград в октябре 1942.


1 октября - 13 октября 1942. Продолжение

12 октября





Цитата("В.И.Чуйков.Сражение века")
12 октября, согласно приказу командующего фронтом, дивизия Жолудева с одним полком дивизии Горишного наносила контрудар по западной окраине поселка Тракторного завода.
Цель — сорвать планомерную подготовку нового наступления противника.
Больших результатов мы не ждали от этого контрудара, но чувствовали, что на этот раз командующий фронтом требует от 62-й армии активных действий неспроста: полученный из артуправления фронта план снабжения боеприпасами на октябрь сажал армию на голодный паек — значит, готовится мощное контрнаступление наших войск.
Свой контрудар мы нацеливали на главную группировку врага, считая, что сорвать его плановую подготовку к новому наступлению можно только контрударом. Заставить врага перейти в наступление раньше срока для нас выгоднее, чем сидеть и ждать, когда он полностью подготовится и ударит всеми силами.
Хотя наши боевые порядки имели глубокое построение, а контрудар проводился только частью сил, все ж мы шли на риск. Контратака началась с утра 12 октября. Немцы оказывали ожесточенное сопротивление.
В результате дневного боя дивизия Жолудева на своем левом фланге и в центре продвинулась до трехсот метров на запад и вела бой в безымянном поселке, что севернее южного стадиона. Части дивизии Горишного также продвинулись до двухсот метров.

Прибывающая в армию 84-я танковая бригада была поставлена на позиции для прикрытия этого района. Организовали ее взаимодействие со стрелковыми дивизиями, тем самым уплотняя их боевые порядки. Танковый корпус с управлением бригад, как потерявшие боеспособность, выводились на левый берег Волги. Боеспособные танки передавались в 84-ю бригаду.



13 октября


Цитата("Вечернее соообщение Совинформбюро.")
В районе Сталинграда наши войска верннули ранее оставленные позиции в одном из кварталов города.
На других участках происходила мниметная и артиллерийская перестрелка.




Цитата("В.И.Чуйков.Сражение века")
13 октября, наши разведчики установили, что только перед заводским районом города Паулюс сосредоточил три пехотные и две танковые дивизии.
Они были развернуты на фронте около пяти километров — мощный таран...
— Ну что ж, таран так таран... Перед встречей с ним тебе, командарм, следует крепко поспать, — сказал Кузьма Акимович Гуров, когда мы закончили вечернюю проверку готовности частей к предстоящим боям.



Цитата("Н.И.Крылов.Сталинградский рубеж")
Наши контратаки 12–13 октября, которые в известной мере сыграли роль разведки боем, подтверждали: противник нацеливает свой удар на Тракторный и «Баррикады».
Точными данными о дне и часе нового наступления гитлеровцев мы не располагали. Но вполне отдавали себе отчет, что готовится натиск, какого еще не бывало.
13 октября, когда выяснилось, что с плавсредствами на переправе опять трудно, командующий распорядился:
— Перевозить только боеприпасы. Хлеба не хватит — бойцы нам простят, а если завтра не хватит патронов и гранат, некого будет ни прощать, ни обвинять.
Сталинградцев ждало тягчайшее испытание. Однако где-то в глубине сознания зрела уверенность: если выстоим теперь, то врагу нас уже не одолеть....

В ночь на 14 октября на всем фронте армии противник вел себя необычно тихо.
Почти прекратился привычный методический обстрел нашего плацдарма, с переднего края редко доносились пулеметные и автоматные очереди.
Даже осветительных ракет немцы пускали мало. Такой тихой и темной ночи не было в Сталинграде давно.
Необычная тишина не сулила ничего доброго.

Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Cesare Borgia
сообщение 9.9.2012, 12:00
Сообщение #71


Активный участник
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 4670
Регистрация: 16.10.2010
Пользователь №: 2071



http://warfiles.ru/show-50-multimediynaya-karta-voyny.html
Оглавление:
Первые недели войны (22 июня 1941 — 9 июля 1941)
Немцы бомбят советские города | Создана Ставка Главного Командования | Контрудары советских мехкорпусов | Народное ополчение | Соглашение между СССР и Британией

Немецкое наступление на всех фронтах (10 июля 1941 — 1 октября 1941)
Враг наступает на Ленинград | Первое применение «Катюш» | Первый авианалет на Москву | Оборона Одессы | Начало блокады Ленинграда

Крах «Барбароссы» (2 октября 1941 — 4 декабря 1941)
Вяземское окружение | Осадное положение в Москве | Парад на Красной Площади | Эвакуация Ханко | Немецкое наступление остановлено

Советское контрнаступление (5 декабря 1941 — 14 апреля 1942)
Вермахт переходит к обороне | Освобождение Керчи | Ленинград в тисках голода | Гибель 33-й армии

Немецкие удары на Юге (15 апреля 1942 — 4 июля 1942)
Катастрофа в Крыму | Удар Люфтваффе по Мурманску | Падение Севастополя

Самые тяжелые дни (5 июля 1942 — 24 августа 1942)
Вермахт наступает на Сталинград | Приказ № 227 | Авиаудары по Берлину

Последний рывок вермахта (25 августа 1942 — 18 ноября 1942)
Бои на сталинградских улицах | Бой на Ладоге | Немцы остановлены на Кавказе

Красная Армия перехватывает инициативу (19 ноября 1942 — 13 марта 1943)
Контрнаступление под Сталинградом | Операция «Марс» | Капитуляция 6-й армии | «Малая Земля» | Поражение под Харьковом

Оперативная пауза (середина марта — начало июля 1943)
Советские налеты на Кенигсберг | Воздушные бои над Кубанью | Немцы бомбят Поволжье

Коренной перелом в войне (5 июля 1943 — 24 августа 1943)
Германское наступление под Курском | Танковое сражение под Прохоровкой | Свержение Муссолини | Первые салюты в Москве

Наступление продолжается (25 августа 1943 — 13 января 1944)
Вермахт вступает в Италию | Немецкие войска выбиты с Кавказа | Тегеранская конференция

Победы на севере и юге (зима — весна 1944)
Снятие блокады Ленинграда | Красная Армия выходит к границе СССР | Союзникам Германии предъявлен ультиматум | Открытие второго фронта

Освобождение Европы (лето 1944 — январь 1945)
Разгром группы армий «Центр» | Варшавское восстание | Антифашистский переворот в Румынии | Красная Армия входит в Германию | Окружение Будапешта

Последний шаг к Победе (середина января — 9 мая 1945)
Освобождение Варшавы | Бои у озера Балатон | Берлин в кольце окружения | Капитуляция Германии

Вспышка гнева у Гитлера привела к Сталинграду ("Die Welt", Германия)
Сентябрьский кризис 1942 года: когда Гитлер осознал, что его вторая молниеносная война против Советского Союза закончится провалом, он отправил в отставку своих генералов и приказал вести бессмысленные уличные бои в городе на Волге
Бертольд Зеевальд (Berthold Seewald)
http://www.inosmi.ru/europe/20120909/198844641.html

Сообщение отредактировал Cesare Borgia - 9.9.2012, 17:03


--------------------
Aut Caesar, aut nihil.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Konstanten
сообщение 9.9.2012, 16:34
Сообщение #72


Активный участник
***

Группа: Актив
Сообщений: 528
Регистрация: 8.10.2010
Пользователь №: 2041



14 октября 1942.








Цитата("В.И.Чуйков.Сражение века")
14 октября 1942 года...
Я проснулся, интуитивно почувствовав опасность. Ночь пролетела, как одно мгновение, и мне даже показалось, что Кузьма Акимович Гуров еще не успел отойти от моей койки.
Но было уже утро. Значит, спал крепко.
И наступил день небывалых по жестокости боев в Сталинграде..Донесся сильный гул с запада. Мы подняли головы и навострили уши.
И тут же услышали шипение снарядов и мин над головой. Вскоре близкие разрывы потрясли землю, выплеснулись султаны огня. Взрывными волнами нас прижало к обрывистой круче берега. ...
Солнца не было видно. Дым, пыль и смрад заволокли небо. Подойдя к блиндажу, собрался ногой открыть дверь, но тут же получил такой удар взрывной волны в спину, что влетел в свой отсек.




Цитата("Н.И.Крылов.Сталинградский рубеж")
В ночь на 14 октября на всем фронте армии противник вел себя необычно тихо.
Почти прекратился привычный методический обстрел нашего плацдарма, с переднего края редко доносились пулеметные и автоматные очереди.
Даже осветительных ракет немцы пускали мало. Такой тихой и темной ночи не было в Сталинграде давно.
Необычная тишина не сулила ничего доброго. Ранним утром, в 5.30, ее оборвал рев моторов и грохот разрывов: немцы начали авиационную и артиллерийскую подготовку.
Неглубокую штольню, где размещался наш КП, зашатало словно от землетрясения. У выхода сплошной гул разрывавшихся бомб и снарядов уже не давал расслышать человеческий голос.
Снаружи врывались гарь и смрад, от которых скоро стало трудно дышать.
Командарма, вышедшего осмотреться, прямо втолкнуло обратно взрывной волной. Когда чуть позже за дверь высунулся я, то разглядеть что-либо смог не сразу.
Дымная мгла гасила разгоравшуюся на востоке зарю, закрывала клубившийся над волжской ширью молочный туман.
А едва появился просвет в небе, там сразу же показались, заходящие на бомбежку самолеты. Неистовый вой бомб и грохот разрывов совершенно оглушали.
Где-то в стороне Тракторного рушились стены...
Что греха таить, в те минуты думалось: «Уцелеет ли в этом кромешном аду хоть что-нибудь живое?»



Цитата("Г.Дёрр. Поход на Сталинград.")
14 октября началась самая большая в то время операция: наступление нескольких дивизий (в том числе 14-й танковой, 305-й и 389-й пехотных) на тракторный завод имени Дзержинского, на восточной окраине которого находился штаб 62-й армии русских.
Со всех концов фронта, даже с флангов войск, расположенных на Дону и в Калмыцких степях, стягивались подкрепления, инженерные и противотанковые части и подразделения, которые были так необходимы там, где их брали. Пять саперных батальонов по воздуху были переброшены в район боев из Германии. Наступление поддерживал в полном составе 8-й авиакорпус.
Наступавшие войска продвинулись на 2 км, однако не смогли полностью преодолеть сопротивление трех русских дивизий (Konstanten: тракторный завод обороняли 37 гв. дивизия и 600 бойцов 112 дивизии - всего ок. 3 тыс. бойцов), оборонявших завод, и овладеть отвесным берегом Волги.
Если нашим войскам удавалось днем на некоторых участках фронта выйти к берегу, ночью они вынуждены были снова отходить, так как засевшие в оврагах русские отрезали их от тыла



Цитата("В.И.Чуйков.Сражение века")
Я прошел по всему П-образному блиндажу — туннелю. Командиры штаба армии, связисты и связистки были на местах.
Они глядели на меня, пытаясь по моему лицу угадать о моем настроении и о положении на фронте. Чтобы показать, что нет ничего страшного, я шел по блиндажу спокойно и медленно и так же вернулся и вышел на улицу из другого выхода П-образного блиндажа.
То, что я увидел и услышал на улице, особенно в направлении Тракторного завода, трудно описать пером.
Ревели моторы пикирующих бомбардировщиков, выли бомбы, рвались снаряды зениток в воздухе, а их трассирующие траектории расчеркивали в небе пунктиры.
Кругом все гудело, стонало и рвалось. Пешеходный мостик через Денежную протоку, собранный из бочек, был разбит и отнесен далеко течением. Вдали рушились стены домов, полыхали корпуса цехов Тракторного завода.
Я приказал командующему артиллерией армии Пожарскому дать два дивизионных залпа «катюш». Один — по Силикатному заводу, другой — перед стадионом, по скоплению войск противника.
Затем дозвонился до командующего воздушной армией генерала Хрюкина и попросил немного угомонить фашистских стервятников.
Генерал Хрюкин сказал откровенно, что сейчас помочь нечем. Противник плотно блокировал аэродромы армии. Пробиться нашей авиации к Сталинграду пока невозможно.
После короткого обмена мнениями между членами Военного совета стало ясно, что противник бросил все свои силы против 62-й армии.
Имея превосходство в живой силе, технике и огне, он будет стараться разрезать армию и уничтожить ее по частям.
Сейчас главный удар он наносит между заводами Сталинградским тракторным и «Баррикады». Ближайшая его цель — пробиться к Волге.
По силам и средствам, введенным в бой, было видно, что он приложит все силы, чтобы не допустить переправы из-за Волги к нам сильных подкреплений,
и будет стараться сорвать подвоз боеприпасов в Сталинград.
В ближайшие несколько дней нам предстояла небывало жестокая борьба только имеющимися в распоряжении 62-й армии силами.



Цитата("Н.И.Крылов.Сталинградский рубеж")
....Авиационная и артиллерийская подготовка длилась два с половиной часа. В каком напряжении прошло это время, рассказывать не берусь — этого не передашь.
На командном пункте каждый внешне спокойно делал свое дело, и каждый сознавал: в Сталинграде настал день решающий из решающих.
Помню, как Кузьма Акимович Гуров, взглянув в который уж раз на часы (наверное, все мы смотрели на них непомерно часто) и шевельнув в волнении бровями, сказал:
— В Москве уже знают...
Он не думал, конечно, ни о какой особой, экстренной помощи: прийти немедленно она не могла.
«В Москве знают» означало, что в Ставке Верховного Главнокомандования сейчас следят за происходящим тут, у Волги, еще пристальнее, чем обычно, и, тревожась за нас, надеются и верят, что сталинградцы выдержат новые испытания. А через полсуток, когда выйдет в эфир вечернее сообщение Советского информбюро, эту тревогу, надежду и веру разделят миллионы и миллионы людей во всей нашей стране, да и не только в нашей.
Враг перешел в наступление в восемь утра. Как и ожидалось — прежде всего с небольшого выступа, образовавшегося к северо-востоку от завода «Силикат» (срезать этот выступ контратаками двух последних дней не удалось), а также на соседних участках — севернее и южнее. Общая ширина фронта атак достигала пяти километров.
Удар наносился по той части заводского района, где находились Тракторный и «Баррикады», а между ними — наш КП. Где-то здесь гитлеровцы рассчитывали прорваться к Волге.
Натиск врага приняли на себя 37-я гвардейская дивизия В. Г. Жолудева, 95-я В. А. Горишного, 308-я Л. Н. Гуртьева, 112-я И. Е. Ермолкина, танковая бригада Д. Н. Белого.
Все дивизии понесли большие потери в прошлых боях, и к утру 14 октября ни в одной из них не насчитывалось даже трех тысяч штыков.
У Ермолкина было всего около тысячи, у Жолудева некоторые батальоны имели меньше ста бойцов.
Совсем малочисленные формирования представляли собой находившиеся здесь же остатки 42-й и 92-й стрелковых бригад, подчиненные командирам соседних дивизий.




Цитата("В.И.Чуйков.Сражение века")
В тот день мы не видели солнца. Оно поднялось в зенит бурым пятном и изредка выглядывало в просветы дымовых туч.
Под прикрытием ураганного огня три пехотные и две танковые дивизии на фронте около шести километров штурмовали наши боевые порядки.
Главный удар наносился по 112, 95, 308-й стрелковым и 37-й гвардейской дивизиям. Все наши соединения сильно ослаблены от понесенных потерь в предыдущих боях, особенно 112-я и 95-я дивизии. ....
Пехота и танки противника в 8 часов утра атаковали наши позиции. Первая атака противника была отбита, на переднем крае горело десять танков.
Подсчитать убитых и раненых было невозможно. Через полтора часа противник повторил атаку еще большими силами. Его огонь по нашим огневым точкам был более прицельным.
Он буквально душил нас массой огня, не давая никому поднять голову на наших позициях.
В 10 часов 109-й полк 37-й гвардейской дивизии был смят танками и пехотой противника. Бойцы этого полка, засевшие в подвалах и в комнатах зданий, дрались в окружении.
Против них противник применил огнеметы. Нашим бойцам приходилось отстреливаться, переходить в рукопашную схватку и одновременно тушить пожары..
В 11 часов доносят — левый фланг 112-й стрелковой дивизии также смят. Около 50 танков утюжат ее боевые порядки. Эта многострадальная дивизия, принимавшая участие во многих боях западнее реки Дон, на Дону, между Доном и Волгой, к 13 октября имела в своем составе не более тысячи активных бойцов во главе со своим командиром полковником Ермолкиным.
Она сражалась геройски в отдельных зданиях разрозненными подразделениями и гарнизонами в цехах Тракторного завода, в Нижнем поселке и на Волжской круче.



Цитата(" Журнал боевых действий ОКХ")
14 октября 1942 года
Румынская 3-я армия 10 октября заняла свой участок на Дону от населенного пункта Клетская до излучины Дона юго-восточнее населенного пункта Казанская.
6-я армия вчера снова перешла в наступление на Сталинград.


Цитата("Н.И.Крылов.Сталинградский рубеж")
В двенадцать с минутами я разговаривал по телефону с начальником штаба 37-й гвардейской майором Брушко. Затем связь с КП дивизии прервалась. Овраг южнее Тракторного, где он располагался, в тот момент сильно бомбила фашистская авиация. Это было недалеко от нашей штольни, и довольно скоро выяснилось: командный пункт Жолудева засыпан обвалом склона оврага.
Командующий приказал переключить управление частями дивизии непосредственно на штарм (это не представляло особой сложности, так как наши операторы все время слушали радиопереговоры полков со штадивом). Выручать Жолудева и его штаб послали команду из армейского инженерного батальона — мы не были уверены, найдутся ли люди для спасательных работ на месте.
Минут через сорок поступило донесение: в засыпанный блиндаж просунута труба для притока воздуха и голосовой связи. Саперы торопились, понимая, что их может [238] опередить прорыв сюда немецких танков. Но на раскопку глубокого завала ушел еще час с лишним.
Спасенного генерал-майора Виктора Григорьевича Жолудева доставили на армейский КП. Его трудно было узнать, лицо осунулось и посерело.
— Товарищи Военный совет! — с трудом выговорил он. — Тридцать седьмая гвардейская дивизия не отступила... — И, не успев попросить разрешения сесть, опустился на земляной пол штольни.
К счастью, Жолудев не имел ни ранения, ни серьезной контузии и скоро смог отправиться к своим частям. К тем, куда можно было добраться.
Его дивизия действительно не отступила под бешеным напором врага, но была расчленена, и многие подразделения дрались в окружении.



Цитата("В.И.Чуйков.Сражение века")
На участке 95-й стрелковой дивизии Горишного с 8 часов утра также шел жесточайший бой.
В 13 часов 10 минут докладывают: на командном пункте армии завалило два блиндажа, есть убитые и раненые.
Около 14 часов была нарушена телефонная связь со всеми войсками, работают только радиостанции, но и то с перебоями.
Дублируем связь, посылая офицеров, но эта связь медленная. Их данные весьма запаздывают.
К 15 часам танки противника глубоко вклинились в наши боевые порядки. Они вышли на рубеж заводов Тракторного и «Баррикады».
Пехоту противника отсекают от танков огнем наши гарнизоны. Они хотя и разрозненные, но сражаются в окружении и сковывают в действиях врага.
Танки противника без пехоты вперед не идут. Они останавливаются и становятся прекрасными целями для наших артиллеристов и бронебойщиков..

.... к 15 часам дня танкам противника удается пробиться к командному пункту армии. Они очутились от нас в 300 метрах.
Рота охраны штаба армии вступила с ними в бой. Сумей противник подойти еще ближе, нам бы пришлось драться с немецкими танками самим.
Иного выхода не было. Мы не могли куда-либо отойти, ибо лишились бы последних средств управления и связи.
В парке Скульптурный было укрыто до десятка танков 84-й танковой бригады. Им было приказано не ходить в контратаки, а быть в засаде на случай прорыва немцев.
В 15 часов волна немецких танков прорвалась к парку Скульптурный, и тут они напоролись на засаду.
Наши танкисты били немецкие танки без промаха. Этот опорный пункт немцы пытались взять, но не взяли ни 14, ни 15 и ни 16 октября.
И только 17-го он был разбит авиацией противника.




Цитата("Н.И.Крылов.Сталинградский рубеж")
Шла вторая половина дня. Даже не имея мало-мальски точных сведений о потерях противника (как, впрочем, и о наших), не приходилось сомневаться, что они сравнимы с уроном, нанесенным врагу лишь в немногие из прошлых дней. Однако натиск его не слабел.
Беспрерывно наносились особенно тяжелые для нас, практически — неотразимые, удары с воздуха.
Число самолето-вылетов, произведенных фашистской авиацией с утра, перевалило уже за две тысячи, в расположение армии было сброшено до десяти тысяч крупных фугасок.
А до сумерек, когда налеты бомбардировщиков если и не прекратятся, то, во всяком случае, не смогут быть такими массированными, было еще далеко.
Хотя бой гремел совсем рядом, оценивать положение становилось все труднее.
Данные об обстановке, попадавшие на рабочую карту, были неполными. Крайне усложнилось определение целей для артиллерии.
Особенно — на полуторакилометровом участке между «Баррикадами» и Тракторным, где позади прорвавшегося врага в разных местах держались наши приспособленные к круговой обороне опорные пункты, а связь с большинством из них отсутствовала.
Окруженные и закрепившиеся в развалинах группы и группки бойцов продолжали оттягивать часть неприятельских сил, оказывая неоценимую помощь тем, кто встречал удар противника дальше.
Но если гитлеровцы и не овладели еще пространством между двумя заводами полностью и на нем там и тут кипели очаговые бои, то контролировать эту территорию мы уже не могли.
Когда ветром относило дым, с откоса над нашей штольней были хорошо видны разрушенные корпуса Тракторного.
Однако добираться туда офицерам связи больше не удавалось.
В этих корпусах и вокруг них тоже шел бой — еще засветло враг ворвался на СТЗ.
К исходу дня, продвигаясь по территории завода и южнее его, немцы достигли нижних береговых террас.
Наша полоса обороны и сама 62-я армия оказались рассеченными на две неравные части. Северная группа полковника Горохова была отрезана от основного ядра армии.



Сообщение отредактировал Konstanten - 9.9.2012, 16:37
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Konstanten
сообщение 9.9.2012, 17:31
Сообщение #73


Активный участник
***

Группа: Актив
Сообщений: 528
Регистрация: 8.10.2010
Пользователь №: 2041



14 октября 1942. Продолжение


Цитата("Оперативная сводка штаба 62 армии за 14 октября".)
Армия вела тяжелые оборонительные бои с наступающими пехотой и танками противника на участке 112-й, 37-й гвардейской, 208-й и 95-й стрелковых дивизий.
На остальных участках фронта отражала мелкие группы пехоты и танков, удерживала прочно занимаемые позиции.
Наша артиллерия вела интенсивный огонь по наступающей пехоте и танкам противника.
Превосходящие силы противника, нанося главный удар на СТЗ к исходу дня подошли к нему вплотную, где сейчас идет жестокий бой.
Противник после интенсивной авиационной и артиллерийско-минометной подготовки силами трех пехотных и двух танковых дивизий в сопровождении большого количества самолетов перешел в наступление на фронте река Мокрая Мечетка, Силикатный завод, направляя главный удар на СТЗ.

Авиация противника непрерывными массированными ударами бомбила и штурмовала боевые порядки наших войск, все побережье и переправы. Бомбардировка продолжалась и с наступлением темноты. Всего за один день зафиксировано около трех тысяч самолето-вылетов.

Артиллерия и минометы весь день вели и продолжают вести ожесточенный огонь в полосе наступления.
На участке 124-й стрелковой бригады противник около батальона пехоты и 7 танков пытался атаковать поселок Рынок. Бригада забаррикадировала улицы поселка и установила минные поля на танкоопасных направлениях.

149-я стрелковая бригада весь день отбивала мелкие атаки противника и вела огневой бой на всем участке обороны.
115-я стрелковая бригада отбила все атаки противника и продолжала усиление рубежа обороны, производила работы по минированию подступов к переднему краю.

112-я стрелковая дивизия после усиленной авиационной и артиллерийской подготовки в 8 часов была атакована пехотой и до 50 танков, вела ожесточенный бой. В 11 часов 50 минут левый фланг 524-го полка был смят. Противник занял цирк и вплотную подошел к стадиону, откуда начал наступать в двух направлениях:

а) двумя полками и до 20 танков на СТЗ по улице Культармейская и имени Иванова; б) одним полком и 15 танков по улице Кооперативная в направлении улицы Мокрая Мечетка, заходя в тыл 385-му и 416-му стрелковым полкам этой дивизии, которые. занимали оборону от железнодорожного моста через реку Мокрая Мечетка до кладбища, что южнее железнодорожного моста.

В 17 часов 385-й полк, перейдя в контратаку в тыл прорвавшемуся противнику в направлении стадиона, успеха не имел и вместе с остатками 524-го полка занял оборону по улице Мортальской.

На участке обороны 37-й гвардейской дивизии противник силою свыше пехотной дивизии и 75 танков, при мощной поддержке с воздуха, также в 8 часов утра перешел в наступление, прорвал фронт обороны в стыке 109-го и 114-го гвардейских полков и в стыке между 117-м гвардейским и 90-м стрелковым полком. Дивизия понесла большие потери, особенно от ударов авиации. артиллерии и минометов.

109-й гвардейский полк, этой дивизии в 10 часов отбил атаку 8 танков и батальона автоматчиков. К 12 часам противник ввел в бой резервы танков и автоматчиков, разгорелся жестокий бой, атаки и контратаки чередовались весь день. Полк понес до 80 процентов потерь. Его остатки к исходу дня вели бой на улице Двухкольцовая.

114-й гвардейский полк был атакован пехотой и танками, весь день вел жестокий бой с превосходящими силами противника. К. 21 часу, вследствие отсутствия связи, положение его не установлено.

118-й гвардейский полк, будучи атакован превосходящими силами пехоты при поддержке 12 танков, понес за день боя большие потери, к 21 часу вел бой на южной окраине Тракторного завода.

117-й гвардейский полк, приданный этой дивизии от 39-й гвардейской, в связи с гибелью командира полка тов. Андреева, попал в окружение и вел бой в районе шестиугольного квартала.

...95-я стрелковая дивизия вела ожесточенный бой против наступающего противника в направлении Житомирск. Наибольшие потери понес 90-й стрелковый полк, который своими остатками примкнул к правому флангу 161-го стрелкового полка.

161-й и 241-й стрелковые полки отбили все атаки противника и продолжают удерживать свои позиции. ...308-я стрелковая дивизия весь день вела огневой бой с противником, которому не удалось прорваться на этом участке фронта.

193-я стрелковая дивизия в течение всего дня вела [230] огневой бой. Противник вел активные действия с воздуха и обстреливал боевые порядки артиллерийско-минометным огнем. За день боя произвел более 250 самолето-вылетов в полосе дивизии.

Все попытки атаковать живой силой успехов не имели. Дивизия прочно обороняла свой рубеж и совершенствовала его в инженерном отношении.

39-я гвардейская стрелковая дивизия в течение всего дня удерживала свои позиции и вела огневой бой с противником. Авиация, артиллерия и минометы противника весь день обстреливали боевые порядки дивизии, особенно ее правый фланг. Атаки противника мелкими группами были все отбиты.

284-я стрелковая дивизия отбила все атаки противника на Мамаевом кургане. С наступлением темноты бой еще продолжался.

13-я гвардейская стрелковая дивизия удерживала свои рубежи обороны и вела наступательные действия мелкими штурмовыми группами.

Командный пункт армии весь день подвергался авиационной бомбежке и длительному артиллерийско-минометному обстрелу. На КП имеются убитые и раненые офицеры.

В связи с бомбежкой и пожарами проводная связь с 8 часов утра с большинством частей отсутствовала, управление осуществлялось по радио через радиоузел на левом берегу Волги.

Командарм решил:

1) Командиру 124-й стрелковой бригады выделить один стрелковый батальон со средствами ПТО, которым занять оборону — северную часть завода СТЗ.

2) Командиру 115-й стрелковой бригады оставить на месте боевое охранение, всеми силами оборонять мост через реку Мокрая Мечетка (восточное улицы Жемчужная) и далее по первой кольцевой до СТЗ с задачей не допустить противника в район Бригадирск—Мортальск и в северную часть СТЗ.

3) Командиру 149-й стрелковой бригады усилить оборону своего левого фланга, не допуская противника к переходу севернее Мокрая Мечетка.

4) Командиру 193-й стрелковой дивизии передать один стрелковый батальон в подчинение командира 95-й стрелковой дивизии для обеспечения правого фланга дивизии. [231]

Потери дня с обеих сторон очень большие, подробно установить невозможно.

В ночь на 15 октября отправлено на левый берег 3500 человек раненых».


Цитата("А.И.Еременко. Сталинград.Записки командующего фронтом.")
С рассветом 14 октября противник начал усиленную авиационную и артиллерийскую обработку наших позиций у тракторного завода, а в 8 часов утра перешел в атаку, бросив на очень узком участке фронта дивизию, поддержанную 150 танками. Удар главным образом направлялся против участка, который обороняли гвардейцы Желудева.
Обеспечив огромную плотность огня, противник взорвал противопехотные и противотанковые минные поля, а это облегчило ему доступ к заводу.
После кровопролитного и напряженного четырехчасового боя противник проломил нашу оборону у тракторного завода, к исходу дня ворвался на территорию завода и вышел против него к Волге. Фронт 62-й армии был разрезан. За этот успех противник заплатил жизнью полутора тысяч солдат и полусотней танков.
Перед нами остро встала задача — не допустить дальнейшего продвижения противника.
Положение осложнялось тем, что теперь действия наших частей были значительно стеснены: на участке у тракторного завода мы могли контратаковать только вдоль берега Волги, на очень узком и неудобном участке; противник оказался в более выгодных условиях: с фронта он теперь прикрывался Волгой, а с севера ему противостояла слабая группа Горохова, уже не способная организовать контрудар.


Цитата("Н.И.Крылов.Сталинградский рубеж")
Таким тяжелым положение армии не было еще никогда. Гитлеровское командование давно уже сосредоточивало свои усилия на том, чтобы дробить,
расчленять наши войска новыми прорывами к Волге, и вот противнику удался сквозной удар, направленный в самую сердцевину заводского района.
Никаких реальных возможностей восстановить прежний, сплошной фронт обороны, заделать образовавшуюся брешь мы не имели.
А враг мог наносить отсюда удары на север и на юг, угрожал нашим тылам и переправам.
Вероятнее, чем когда-либо, становилась попытка высадки гитлеровцев на волжских островах в целях полной блокады наших войск в Сталинграде.
Но больше всего нас тревожила судьба изолированного теперь северного участка обороны.
У полковника Горохова насчитывалось — в двух стрелковых бригадах и перешедших к нему в подчинение мелких частях — около семи тысяч бойцов.
К ночи на 15 октября они удерживали пригороды Рынок и Спартановка, северную окраину рабочего поселка СТЗ и северную часть заводской территории.
Противник находился со всех сторон, кроме восточной, волжской, и назавтра же можно было ожидать концентрических атак с нескольких направлений.


Реакция Ставки ВГК на события 14 октября в Сталинграде.




http://www.istmira.com/knigi-vtoraya-mirov...-T--16-5-2.html


Цитата("ДИРЕКТИВА СТАВКИ ВГК № 170668 КОМАНДУЮЩЕМУ ВОЙСКАМИ ДОНСКОГО ФРОНТА О НАНЕСЕНИИ УДАРА В НАПРАВЛЕНИИ ОРЛОВКИ")
15 октября 1942 г. 05 ч 23 мин

В целях оказания ближайшей помощи Сталинграду Ставка Верховного Главнокомандования приказывает нанести главный удар из района вые. 130,7, МТФ, вые. 128,9 в общем направлении на Орловка, вые. 75,9, где и соединиться с войсками Сталинградского фронта.
К удару привлечь кроме частей Сталинградского фронта четыре стрелковые дивизии из числа дивизий, прибывших на рубеж Бол[ьшая] Ивановка, Горная Пролейка.
Для прорыва фронта противника создать артиллерийскую группу из расчета не менее 60—65 орудий на один км фронта и не менее 12 гвардейских минометных полков. Количество танков привлечь по решению командующего фронтом.
Вспомогательный удар нанести из района Брзовки в направлении вые. 135,4 в 2 1/2 км восточнее Орловки. Дополнительную артиллерийскую поддержку организовать с восточного берега р. Волга, согласовав вопрос привлечения артиллерии для этой цели с командующим [войсками ] Сталинградского фронта.
Готовность к наступлению — исход девятнадцатого октября.
План действий на мое имя представить к 23 часам 15 октября1.

Ставка Верховного Главнокомандования ЖУКОВ ВАСИЛЕВСКИЙ
ЦАМО. Ф. 48а. Оп. 3408. Д. 72. Л. 286, 287.





Цитата("ДИРЕКТИВА СТАВКИ ВГК № 170669 КОМАНДУЮЩЕМУ ВОЙСКАМИ СТАЛИНГРАДСКОГО ФРОНТА ОБ ОПЕРАЦИИ ПО ОСВОБОЖДЕНИЮ ЮЖНЫХ И ЦЕНТРАЛЬНЫХ РАЙОНОВ СТАЛИНГРАДА")
15 октября 1942 г. 05 ч 30 мин

В целях оказания помощи войскам 62-й армии и быстрейшего очищения центральной части г. Сталинград Ставка Верховного Главнокомандования приказывает нанести удар из района свх. Горная Поляна с ближайшей задачей, прикрывшись со стороны Песчанки, очистить от противника район Купоросное, Елыпанка и южную часть Сталинграда до р. Царица, в дальнейшем очистить центральную часть города и соединиться с войсками 62-й армии.

К удару кроме войск 64-й армии привлечь 7-й стр. корпус и 90-ю танковую бригаду. К участию в артиллерийском наступлении привлечь не менее 60 орудий на один километр фронта и все гвардейские минометные части 64-й и 57-й армий. Для обеспечения переправ через р. Волга к началу операции сосредоточить 61-ю кав. дивизию в районе Солодников, 81-ю кав. дивизию в районе Черного Яра.

Готовность к наступлению — исход девятнадцатого октября.

План действий на мое имя представить к 22 часам 17 октября2.

Ставка Верховного Главнокомандования Г. ЖУКОВ А ВАСИЛЕВСКИЙ



Цитата("ДИРЕКТИВА СТАВКИ ВГК № 170670 КОМАНДУЮЩЕМУ ВОЙСКАМИ ДОНСКОГО ФРОНТА ОБ ИЗМЕНЕНИИ В ПЛАНЕ ОПЕРАЦИИ ПО НАНЕСЕНИЮ УДАРА НА ОРЛОВКУ")
16 октября 1942 г. 03 ч 00 мин

В представленный вами план проведения операции внесите следующие изменения:

1. Вспомогательный удар с фронта железная дорога, Кузьмичи, вые. 112,7 — не проводить; за счет освобождающихся сил усилить направление главного удара на Орловку, предусмотрев необходимые силы и на разворот правого фланга в сторону свх. Опытное поле, Кузьмичи, после прорыва ударной группой фронта обороны противника.

2. В связи с резким ухудшением положения в Сталинграде операцию начать не 20, а с утра 19 октября.

В остальном план утверждается.

ЖУКОВ ВАСИЛЕВСКИЙ ЦАМО. Ф. 48а. Оп. 3408. Д. 72. Л. 290.





Цитата("ДИРЕКТИВА СТАВКИ ВГК № 203974 НАЧАЛЬНИКАМ ИНЖЕНЕРНЫХ ВОЙСК И АРТИЛЛЕРИИ @ ГЛАВНЫХ УПРАВЛЕНИЙ ТЫЛА, АРТИЛЛЕРИЙСКОГО И АВТОБРОНЕТАНКОВОГО, КОМАНДУЮЩЕМУ ГВАРДЕЙСКИМИ МИНОМЕТНЫМИ ЧАСТЯМИ КРАСНОЙ АРМИИ ОБ УСИЛЕНИИ СТАЛИНГРАДСКОГО ФРОНТА БОЕВОЙ ТЕХНИКОЙ И ВООРУЖЕНИЕМ")
Копия: командующему войсками Сталинградского фронта

12 октября 1942 г.

Ставка Верховного Главнокомандования приказывает немедленно отправить Сталинградскому фронту для использования в городе Сталинград на предмет захвата кварталов, занятых немцами:

ППШ — 15 тысяч,
— 45-мм орудий — 40,
— 12,7-мм зен. пулеметов — 50,
— 82-мм минометов — 100,
— 120-мм минометов — 50,
— станковых пулеметов — 100,
— ручных пулеметов — 200,
— противотанковых ружей — 1000,
— снайперских винтовок — 1000,
— два дивизиона М-30 и 4000 выстрелов к ним,
— выстрелов к М-20 — 4000,
— один дивизион М-13 (передать из Донского фронта),
— 500 ранцевых огнеметов,
— одну бригаду огнеметных танков в составе 36 танков KB и 23 танков Т-34, а всего 59 танков,
— противотанковых мин — 75 000,
— противопехотных мин — 50 000,
— металлических щитов — 1 700,
— ПОМЗ (мина на растяжке) — 50 000,
— колючей проволоки — 100 тонн.

2. Передать из резерва Ставки Сталинградскому фронту 19-ю саперную бригаду.
3. Тов. Хрулеву обеспечить перевозку с расчетом скорейшей доставки фронту.
4. Исполнение доложить.
Ставка Верховного Главнокомандования И. СТАЛИН А. ВАСИЛЕВСКИЙ


Эта директива была принята 12 октября ,но события 14 октября радикально ускорили её выполнение.

Контрудары же были нанесены только 21 октября и позднее.



По приказу И.В.Сталина вечером 16 октября командующий фронтом А.И.Еременко прибыл в Сталинград.
Цель - понять масштабы неудачи и возможность дальнейшей обороны города


Цитата("Н.И.Крылов.Сталинградский рубеж")
...едва стемнело, в расположение армии из-за Волги прибыл командующий фронтом.
О том, что он к вам направляется, мы, разумеется, были предупреждены. Командарм пытался, но безуспешно, убедить генерал-полковника Еременко отложить посещение армии, считая, что переправляться сейчас через Волгу, да еще дважды, слишком большой риск.
Чуйков и Гуров заблаговременно ушли к тому причалу, довольно далекому от КП, где предполагалось принять бронекатер....
Андрея Ивановича Еременко я не видел с тех пор, как дна месяца назад представлялся ему, прилетев в Сталинград с Кавказа.
Командующий фронтом и теперь держался без особой официальности, но был хмурым. Оно и понятно: прибыл в армию, которая за последние дни потеряла — в тяжелейших, неравных боях, но все-таки потеряла — важные для всего фронта позиции.
Ждал даже, что командующий прямо с порога спросит: «Так как же все-таки отдали немцам Тракторный?» И что смог бы я ответить сверх уже изложенного в наших донесениях и сводках — не знаю.
Однако о Тракторном Еременко не спросил.
— Пришел поглядеть, как вы тут живы, — сказал он, входя в штольню. И добавил с прямотой и откровенностью, немного меня удивившими: — Товарищ Сталин приказал самому у вас побывать и доложить, что здесь творится.
Еременко представил сопровождавшего его генерал-лейтенанта М. М. Попова, бывшего командующего 40-й армией, назначенного заместителем командующего нашим фронтом. Оба они сразу же направились к карте. Мне было приказано, не дожидаясь командарма, докладывать обстановку.
Естественно, командующий фронтом и так ее знал. Кроме сведений о том, что произошло за последние часы, от меня потребовалось в основном уточнение деталей. Но это были не мелочи, и касались они прежде всего положения в районе завода «Баррикады», ставшего теперь главным объектом вражеских атак.
Я доложил о состоянии 95-й дивизии Горишного и 37-й гвардейской Жолудева. К исходу этого дня потери той и другой достигли 85 процентов личного состава, и дивизии из последних сил держали несплошную, очаговую оборону. Тем не менее с отводом их на переформирование — после того как они сегодня ночью передадут свои позиции частям Людникова, — очевидно, следовало повременить. Представлялось целесообразным, чтобы остатки двух дивизий заняли опорные пункты на территории завода. Генерал-полковник Еременко с этим согласился.
Особо шла речь о 308-й дивизии Гуртьева. Сражалась она доблестно, но остро нуждалась в пополнении. Подчиненные недавно Гуртьеву остатки 42-й и 92-й стрелковых бригад уже не приходилось принимать в расчет: согласно последнему донесению, в них осталось сорок два штыка...
На КП наконец вернулись Чуйков и Гуров, о которых я начинал всерьез беспокоиться.
Разговор у карты продолжался. Пользуясь первой за долгое время личной встречей с командующим фронтом, наш командарм энергично доказывал, что армии нужно больше маршевого пополнения, больше снарядов. С боеприпасами для артиллерии нас стали здорово «прижимать», на что, очевидно, имелись серьезные причины, но от этого было не легче.
Еременко обещал добавить снарядов, дав, однако, понять, что особенно большой добавки пока не будет.
Он сообщил, что 64-я армия на юге и Донской фронт на севере снова готовят контрудары, которые в ближайшие дни должны оттянуть часть навалившихся на нашу армию немецких войск.
Обсуждение положения и нужд армии не раз прерывалось срочными докладами, в том числе о ходе переправы частей 138-й дивизии. Переправа, несмотря на все усилия врага, пытавшегося ее сорвать, шла успешно.
В двенадцатом часу ночи в отсек командарма, где мы сидели, вошел высокий темнобровый полковник. Это был комдив 138-й Иван Ильич Людников. Выслушав его доклад о прибытии, командующий фронтом сказал, что задачу дивизии поставит генерал Чуйков, но важно усвоить главное — отступать здесь некуда, отступать нельзя.
— Это вам ясно? — спросил он.
— Ясно, — ответил Людников.
Частный боевой приказ, определявший ближайшую задачу дивизии, у нас был уже подготовлен. Чуйков кивнул мне, и я с разрешения командующего фронтом увел комдива к себе объяснять эту задачу и вводить его в обстановку.
Людников производил впечатление человека волевого, твердого. В кадрах Красной Армии он находился с гражданской войны, Великую Отечественную встретил, уже командуя дивизией. Иван Ильич имел тяжелое ранение, за участие в первом, прошлогоднем, освобождении Ростова был награжден орденом Красного Знамени.
На более обстоятельное знакомство времени, как обычно, не хватало. Согласно боевому приказу, который я вручил Людникову, полкам его дивизии (представители штарма уже выводили их в районы сосредоточения) к четырем ноль-ноль надлежало занять назначенные позиции.
— А свой командный пункт, — сказал я комдиву, когда были обговорены все прочие практические вопросы, — развертывайте тут, в этой штольне. Штаб армии пока потеснится, а через сутки мы отсюда уйдем, и вы останетесь полными хозяевами.
Перенести армейский КП южнее по берегу было уже решено. Командующий фронтом посоветовал не откладывать этого дальше следующей ночи.
К концу нашей недолгой беседы с Людниковым подоспел начальник штаба дивизии подполковник Василий Иванович Шуба. С командирами переправившихся этой ночью полков: 344-го стрелкового — полковником Д. А. Реутским (еще недавно он был преподавателем тактики на курсах «Выстрел», где в свое время довелось учиться и мне) и 768-го стрелкового — майором Г. М. Гунягой — комдив познакомил меня заочно.
Остаток ночи прошел быстро. На КП по вызову командующего фронтом побывали командиры дивизий Горишный и Жолудев, которым до нашей штольни было недалеко (с Гуртьевым, Родимцевым и другими комдивами он говорил по телефону). С Жолудевым разговор затянулся: должно быть, Еременко хотел лучше представить, как было дело на Тракторном. Дивизия Жолудева завода не удержала, но там почти вся и полегла...
Незадолго до рассвета командующий фронтом отбыл из Сталинграда. Распрощался он с нами сердечно. Заверений и клятв не требовал. Что выстоять надо во что бы то ни стало, разумелось само собой.

........

.... включение в 62-ю армию дивизии Людникова, которая могла полностью высадиться на правый берег лишь через двое суток, очевидно, означало также и это: в нас верят. Старшие начальники, посылавшие нам новую дивизию (а это наверняка решалось в самых высоких инстанциях), рассчитывали, что наши позиции в Сталинграде и переправа будут удержаны.




Цитата("В.И.Чуйков.сражение века")
В эту же ночь меня предупредили, что к нам направились командующий фронтом генерал-полковник А. И. Еременко и его заместитель генерал-лейтенант М. М. Попов.
С членом Военного совета Гуровым я вышел к причалу встречать их. Вокруг все гремело и рвалось, шестиствольные минометы немцев все время били по Волге. Сотни раненых ползли к пристани, к переправе. Часто приходилось перешагивать через трупы людей.
Не зная, где будет причаливать катер с командующим фронтом, мы, походив по берегу и не встретив его, вернулись в блиндаж... К нашему удивлению, генералы Еременко и Попов были уже на командном пункте.
Их глазам открылась неприглядная картина. Блиндажи командных пунктов превратились в воронки с торчащими из земли бревнами. Все предметы на берегу покрыты толстым слоем гари и пыли...
Расставаясь на рассвете, я просил командующего фронтом дать пополнение людьми — не дивизиями, а маршевыми подразделениями — и больше боеприпасов. В последних ощущался особенно недостаток.
— Хорошо, эту просьбу мы удовлетворим, — сказал он и, уходя, порекомендовал в связи с прибытием 138-й дивизии сменить командный пункт армии, перенеся его несколько южнее по правому берегу Волги.




Цитата("А.И.Еременко. Сталинград.Записки командующего фронтом.")
Поездка, конечно, предстояла не из приятных. Но было совершенно необходимо побывать среди войск в самый тяжелый для них момент, чтобы ободрить, поддержать их, передать им лично благодарность и слова привета Центрального Комитета партии.
Первая попытка переправиться в район тракторного завода, 15 октября, успеха не имела, так как противник вел усиленный огонь по всем нашим причалам и переправам.
16 октября в 3 часа дня я прибыл на командный пункт Волжской военной флотилии, находившийся в непосредственной близости от берега. Здесь мы застали командующего флотилией контр-адмирала Рогачева (со мной находился и мой заместитель генерал-лейтенант М. М. Попов, который только что приехал на Сталинградский фронт из-под Воронежа). Был приготовлен «бронекатер» (бронекатерами мы называли небольшие железные катера, которые пробивались любой пулей). Рогачев, как и Чуйков, пытался отговорить меня от поездки.
Лишь только стало смеркаться, мы вышли из истока Ахтубы и направились прямо в Сталинград. Все 10 километров вдоль Сталинграда пришлось идти под огнем противника. В 20 часов мы пристали к берегу в районе завода «Красный Октябрь».
На реке и в городе было совершенно светло, словно днем: противник непрерывно «вешал» множество осветительных бомб и ракет, ведя обстрел русла реки и места причалов.
Набережная Волги представляла собой хаотическое нагромождение всевозможных обломков. Повсюду следы разрушений, земля сплошь изрыта воронками от взрывов. Несмотря на все это, несмотря на непрерывный огонь противника, здесь было большое оживление: набережная стала единственным путем, по которому направлялся приток пополнений, шло снабжение, происходила эвакуация раненых.
С большим трудом мы добрались до командного пункта 62-й армии, который размещался в это время в районе завода «Баррикады», в старой штольне, метрах в 400 от противника (на берегу Волги). Часть сопровождавших нас товарищей были убиты или ранены (осколками снарядов и мин).
На командном пункте мы застали начальника штаба армии товарища Крылова и члена Военного совета товарища Гурова. Командующий армией, зная о нашем прибытии, вышел нам навстречу, но в пути мы где-то разошлись. Через некоторое время он возвратился. Начальник штаба подробно доложил обстановку, хотя она и без того была известна. Когда разобрались со всеми боевыми делами, время далеко перешагнуло за полночь, и мы сели поужинать за столом товарища Гурова. За ужином мы оживленно беседовали, делясь впечатлениями истекшего дня. Я рассказал несколько смешных эпизодов из нашей сегодняшней поездки, в частности о том, как мы с товарищем Поповым прятались за рубку «бронекатера», как бы маскируясь от наблюдения противника, когда при подходе к берегу нас начали обстреливать немецкие автоматчики.
Товарищ Чуйков в свою очередь рассказал, как один беспечный немецкий солдат вышел к Волге и начал глушить рыбу неподалеку от командного пункта армии.
Через некоторое время я переговорил с командирами 37-й гвардейской, 138-й и 95-й стрелковых дивизий, командные пункты которых были тут же рядом. Более подробно я беседовал с командиром 37-й гвардейской дивизии, которая почти полностью погибла в боях за Сталинградский тракторный завод. Взволнованный, правдивый рассказ командира этой дивизии генерал-майора Желудева заставил нас вновь пережить тяжесть этой утраты.
— Как же все-таки отдали вы противнику завод? — спрашивал я Желудева, стремясь за напускной строгостью скрыть свое волнение.
— Товарищ, командующий, — отвечал он глухо, смотря прямо мне в глаза и с трудом поднимая тяжелые от усталости веки, — задачу свою дивизия выполняла честно, ни на шаг не отступила, большинство солдат и офицеров погибли, в соединении осталось всего несколько сот человек. Больше тысячи самолетов бомбили наши боевые порядки, в атаку на нас шло до полутора сотен танков, а за ними — пехота, волна за волной. Ведь никто не оставил своих позиций.
Желудев замолчал. Мне показалось, что он смахнул слезу. Молчал и я. Да и что можно было сказать? Упрекать? Но разве можно было упрекать героев, честно выполнивших свой долг?
Я только и мог сказать:
— Да, война неумолима. Враг жесток.
Вспомнилась первая беседа с командиром этой дивизии, когда он только что прибыл в Сталинград. Прямой и независимый взгляд, твердый и решительный характер, сказывавшийся в каждом его жесте и слове, обращали на себя внимание, они не могли не понравиться. Я знал многих офицеров и солдат этой дивизии. Это были верные сыны нашей Родины, нашего народа, воспитанные великой партией Ленина, твердо верившие в наше правое дело. И вот теперь большинства из них не было в живых.
Пройти на командные пункты некоторых командиров дивизий было совершенно невозможно. С товарищами генерал-майором А. И. Родимцевым, полковником Л. Н. Гуртьевым и другими пришлось переговорить по телефону. Ночь кончилась, близился рассвет. Надо было возвращаться на КП фронта. Возвращались с не меньшими трудностями.


Т.е. командующий фронтом убедился в возможностях и перспективе дальнейшей обороны города после удара немцев 14 октября и в Сталинград была переброшена дивизия полковника И.И.Людникова , до этого воевавшая в 64 армии.

Сообщение отредактировал Konstanten - 9.9.2012, 22:05
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Cesare Borgia
сообщение 11.9.2012, 14:43
Сообщение #74


Активный участник
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 4670
Регистрация: 16.10.2010
Пользователь №: 2071



Паулюс: прагматик или предатель
http://topwar.ru/7496-paulyus-pragmatik-ili-predatel.html

Роль женщин в Великой Отечественной Войне: цифры и факты
http://topwar.ru/3602-rol-zhenshhin-v-veli...ry-i-fakty.html

Женщины – Герои Советского Союза
http://topwar.ru/3607-zhenshhiny-geroi-sov...ogo-soyuza.html

Героическая страница Великой войны - "Малая земля"
http://topwar.ru/10982-geroicheskaya-stran...aya-zemlya.html

«Мы должны убивать от 3 до 4 млн русских в год»
Цитата
Очень напоминает то, что начало твориться в нашей стране с началом «рыночных реформ».

http://topwar.ru/5255-my-dolzhny-ubivat-ot...skih-v-god.html

"Крестовый поход" против СССР, как эпизод в войне цивилизаций
http://topwar.ru/5243-krestovyy-pohod-prot...ivilizaciy.html

Пограничники в обороне Брестской крепости
http://topwar.ru/5224-pogranichniki-v-obor...y-kreposti.html

Сообщение отредактировал Cesare Borgia - 11.9.2012, 15:29


--------------------
Aut Caesar, aut nihil.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Konstanten
сообщение 11.9.2012, 15:08
Сообщение #75


Активный участник
***

Группа: Актив
Сообщений: 528
Регистрация: 8.10.2010
Пользователь №: 2041



15 октября - 18 ноября 1942.








Найти карту- план с чётким довоенным именованием улиц Сталинграда мне не удалось , но внимательно расматривая предлагаемые карты ,
привязать к местности события тех дней , изложенные маршалами (тогда генералами) Советского Союза В.И.Чуйковым и Н.И.Крыловым , можно.


http://warfly.ru/?lat=48.772483&lon=44.577370&z=12



15 октября

Цитата("В.И.Чуйков.Сражение века")
С утра 15 октября противник ввел в бой свежие силы (305-ю пехотную дивизию) и продолжал развивать наступление на юг и на север вдоль Волги.
Его артиллерия простреливала наши боевые порядки насквозь, авиация по-прежнему обрушивала на город тысячи бомб.
Однако разрубленная пополам армия продолжала сражаться.
Северная группа (124-я, 115-я и 149-я стрелковые бригады и части дивизии Ермолкина) вела бой в окружении с превосходящими силами противника, наступавшими с севера от Латашанки, с запада — по долине Мокрая Мечетка и от Тракторного завода. Связь с войсками этой группы непрерывно рвалась.





Тракторный завод ,СТЗ




Цитата("Н.И.Крылов.Сталинградский рубеж")
При всей сложности положения главных сил армии не ослабевала тревога за группу Горохова. На нее гитлеровцы навалились с трех сторон: с юга, от Тракторного, атаковала отрезанные от армии бригады 94-я пехотная дивизия немцев, с запада, вдоль Мокрой Мечетки на Спартановку, наступала 389-я пехотная, с севера, на поселок Рынок — 16-я танковая. А помочь отрезанным бригадам армия сейчас могла лишь огнем артиллерии.
Донесения от <Северной группы > Горохова (они поступали кружным путем, через заволжский запасной узел связи) иногда запаздывали.
Но каждое подтверждало: Северная группа держится стойко. Если враг, имея огромный перевес в силах, и теснил некоторые ее подразделения, особенно с юга, то прорвать свою оборону она не давала нигде.
Прошло, однако, еще несколько дней, прежде чем части Горохова, сохранив сплошной фронт, прочно закрепились на северном берегу Мокрой Мечетки (один батальон бригады Болвинова оставался на ее южном берегу, в районе кирпичного завода). После этого территория, удерживаемая группой, составила около восьми квадратных километров, а разрыв между нею и позициями основных сил армии достиг двух с половиной километров......
На Сухой Мечетке, которая в жаркую летнюю пору даже и не речка, а просто глубокая, с обрывистыми склонами балка, в августе, когда от Дона к Волге внезапно прорвался корпус фон Виттерсгейма, рабочие отряды, зенитчики, танкисты из учебного центра преградили фашистам путь в город с севера, а подоспевшие стрелковые бригады затем отбросили их оттуда за Рынок.
Неширокая же долина в устье Мокрой Мечетки, куда враг подступил со стороны города, с юга (чего в августе, конечно, никто не мог бы себе представить), явилась чертой, которую те же бригады группы Горохова не дали гитлеровцам пересечь в октябре.
После захвата Тракторного завода штабисты Паулюса, как стало потом известно, отводили на ликвидацию советских войск, изолированных на северной окраине Сталинграда, еще одни сутки.
По истечении этих суток командование группы армий «Б» поспешило, не дожидаясь донесения от Паулюса, сообщить в ставку фюрера, что отрезанные от нашей армии части уже уничтожены. На деле же гитлеровцы, хотя и окружили с суши Спартановку и Рынок, овладеть этими поселками полностью не смогли никогда.
Однако 15 октября, о котором сейчас идет речь, никто не мог поручиться, что левофланговым батальонам группы Горохова, оттесняемым с последних позиций на Тракторном заводе к Мокрой Мечетке, удастся закрепиться на этом рубеже.
В это время враг продвигался — медленно и не везде, но все-таки продвигался — также и в южном направлении от Тракторного, к заводу «Баррикады».





Завод "Баррикады".




16 октября

Цитата("Н.И.Крылов.Сталинградский рубеж")
В ночь на 16 октября на правый берег Волги был переброшен полк дивизии Ивана Ильича Людникова, который мы сразу ввели в бой севернее завода «Баррикады», где у нас был наиболее слабый фронт обороны.
В эту же ночь одна пехотная (389-я) и одна танковая (16-я) дивизии врага, усиленные механизированными полками, возобновили наступление.
Они стремились уничтожить части Северной группы, которые дрались в окружении, обороняя поселки Рынок и Спартановка.
А с утра 16 октября три пехотные (305-я. 100-я и 94-я) и две танковые (14-я и 24-я) дивизии бросились в наступление на юг вдоль Волги, стараясь смять наши боевые порядки;
Ослабленные до предела части дивизии Жолудева и Горишного и один полк дивизии Людникова с 84-й танковой бригадой вели неравный бой против пяти дивизий, усиленных авиацией и артиллерией.
Но и гитлеровцы несли потери от огня советской пехоты, от нашей штурмовой авиации, которая с большими потерями пробивалась к нам в город сквозь тучи немецких самолетов, от артиллерии, включая и артиллерию Волжской флотилии.
Гитлеровцы были храбры в начале удара, но они оказались беспомощными в борьбе даже с остатками групп бойцов, решивших умереть, но не пропустить противника.
В ходе боев за заводы Тракторный и «Баррикады» наша разведка одновременно обнаружила сильную вражескую группировку, которая готовилась нанести удар из района Шахтинской улицы и высоты 107,5 на завод «Красный Октябрь».
Разведкой были захвачены документы и пленные саперных частей, переброшенных сюда самолетами из Керчи, Миллерово и даже из Германии.
Мы внимательно следили за этим участком фронта, все время требовали от частей дивизий Смехотворова, Гурьева, Батюка, Родимцева, что бы они лучше укреплялись и вели активную разведку и действиями штурмовых групп уничтожали захватчиков.
Тактика Паулюса была ясна: он стремился притянуть наши главные силы в район заводов и, сковав их там, скрытно подготовить удар на новом участке.
Однако ему не удалось усыпить нашу бдительность.
Его замыслы постоянно раскрывались нашими разведчиками, и каждый удар врага натыкался на подготовленную оборону.

16 октября на центральном участке (так продолжали мы его называть и после рассечения армейской полосы надвое) в основном удалось удержать прежние позиции, сыграли немалую роль танкисты.
Все «танковые войска» армии состояли из прибывшей две недели назад бригады полковника Белого.
Как я уже говорил, командование фронта разрешило использовать ее боевые машины лишь для ведения огня с места, с заранее подготовленных позиций.
Мы иногда досадовали на эти ограничения, однако теперь пришло время их оценить: вряд ли без этого сохранилось бы достаточно танков, чтобы устроить засаду на пути вероятной и весьма опасной танковой атаки противника — со стороны захваченного им Тракторного в направлении завода «Баррикады».
Практически гитлеровцы могли двинуть здесь свои танки с севера на юг лишь по связывающему оба завода отрезку главной продольной магистрали города.
С учетом этого были расставлены наши противотанковые батареи, выдвинуты группы бронебойщиков.
Там же командарм решил врыть в землю по башни десять или двенадцать Т-34. Вайнруб и Белый присмотрели для них подходящую позицию в районе парка Скульптурный и Трамвайной улицы.
Все успели сделать вовремя. Машины тщательно замаскировали, и, как показало дальнейшее, об их присутствии тут немцы не догадались.
И наши тридцатьчетверки, когда настал их час, смогли внезапно открыть по фашистским танкам кинжальный огонь с дистанции двести — сто метров.
Несколько головных танков было подбито и подожжено буквально за две-три минуты. Они загородили дорогу остальным.
А за танками двигалась на машинах пехота — как видно, враг решил, что сейчас он с ходу сомнет нашу ослабленную оборону перед «Баррикадами» и легко прорвется к этому заводу...
И все сразу застопорилось. Уцелевшие танки начали пятиться назад.
А наши артиллерийские наблюдатели не замедлили вызвать на скопление неприятельской живой силы и техники огонь заволжских батарей.
Но до того немецкого штаба, откуда управляли этим броском, почему-то долго не доходило, что тут происходит.
Запущенный механизм продолжал действовать — со стороны Тракторного на ту же магистраль выходили новые подразделения.
Наша артиллерия накрывала их. После того как Пожарский (командующий артиллерией 62 армии) направил сюда еще и залп «катюш», у гитлеровцев началась паника...

Это сводка от 16 октября после трехдневных непрерывных боев.

«Армия ведет тяжелые оборонительные бои на северном и на центральном участке фронта, на южном отражает атаки мелких групп пехоты с танками.
Противник силами свыше пехотной и одной танковой дивизий атакует части Северной группы войск в двух направлениях: из Латашанка на Рынок, с запада на Спартановка, где вышел к ее западной окраине. Одновременно силами до двух пехотных дивизий и сто танков продолжает наступление от СТЗ на юг, и к исходу дня овладел улицами Деревянск, Минусинск, западная часть Волховстроевск, Трамвайная, Скульптурный и продолжает атаки на завод «Баррикады».

Армия вновь рассечена противником до самой Волги.
Части Северной группы ведут тяжелые бои в окружении, они понесли большие потери. В 112-й стрелковой дивизии и 115-й стрелковой бригаде осталось всего 152 бойца пехоты. Под натиском превосходящих сил противника 149-я стрелковая бригада отошла на западную окраину Спартановка.

Остатки 37-й гвардейской стрелковой дивизии с приданным 650-м стрелковым полком 138-й стрелковой дивизии, переброшенным за ночь на западный берег в Сталинград, 95-й и 308-й полки стрелковых дивизий ведут тяжелые оборонительные бои с танками и пехотой противника на рубеже Деревянск. Минусинск, Трамвайная, Скульптурный. Противник ввел в бой свежую дивизию — 805-ю пехотную.

На командном пункте армии от артиллерийского, минометного и пулеметного огня имеются до 30 человек убитыми и ранеными, прямыми попаданиями разбито 5 блиндажей.
Положение остальных частей без изменений.
За эти три дня уничтожено около 100 танков противника и несколько тысяч солдат и офицеров.

Командарм решил: вводом в бой 138-й стрелковой дивизии на рубеже Волховстроевск, завод «Баррикады», Скульптурный задержать дальнейшее продвижение противника вдоль Волги на юг, в тыл армии».


17 октября

Цитата("В.И.Чуйков.Сражение века")
В ночь на 17 октября на наш берег переправились остальные два полка дивизии Людникова. Мы их тотчас же ввели в бой. На рубеже Волховстроевская улица — завод «Баррикады» — парк Скульптурный они соединились с разрозненными частями дивизий Жолудева и Горишного. Штаб Людникова обосновался также в блиндаже Военного совета Армии. Другого места не было.

День 17 октября прошел в тяжелых оборонительных боях. Войска Северной группы сражались в окружении.
Больше двадцати немецких танков с автоматчиками прорывались на южную окраину поселка Спартановка. Там дрались не на жизнь, а насмерть.
Малейшая слабость или растерянность командиров могла привести всю группу к катастрофе.
Части и подразделения 124-й, 115-й и 149-й стрелковых бригад, оборонявшие поселки Рынок и Спартановка, по данным противника несколько раз уничтожались полностью.
Но это значилось только в донесениях гитлеровских штабов.
Командующий группой армий «Б» фон Вейхс доносил 15 октября в ставку Гитлера: «Запертые в рабочем поселке Спартановка советские соединения уничтожены», а 20 октября начальник генерального штаба докладывает Гитлеру: «Части 16-й танковой и 94-й пехотных дивизий проникли в западную часть Спартановки и заняли группу домов». (Вот тебе и уничтожены!)
19 октября в журнале боевых действий командующего 4-м воздушным флотом Рихтгофена записано:
«В Сталинграде — никакой ясности положения. Дивизии передали благоприятные донесения... Каждая дивизия сообщает по-разному. Атака на Спартановку, севернее Сталинграда, захлебнулась.
Командующий 7-м авиакорпусом генерал Фибиг в отчаянии, так как пехота не использует атаки его самолетов».

Рихтгофен упрекает Паулюса и Зейдлица, что немецкая пехота бессильна использовать результаты бомбовых ударов: «Наши самолеты, уже бомбят на расстоянии броска гранаты перед своей пехотой, которая ничего не может сделать с русскими».
Вольфган Вертен в книге «История 16-й танковой дивизии» пишет:
«16 тд поставили боевую задачу сконцентрировать все свои силы для атаки Рынок... Атака полков и 25 танков графа Дона... на Рынок провалилась.
Дивизия понесла очень большие потери. Уже более 4 тысяч ее солдат и офицеров было похоронено на солдатском кладбище».

Противник тем временем продолжал атаки на юг от Тракторного завода на завод «Баррикады».
Его авиация — сотни пикировщиков и бомбардировщиков — бомбила и штурмовала участок, где были закопаны танки 84-й бригады.
Горели здания, горела земля и горели танки, закопанные в этом районе, гибли люди и техника: зенитная артиллерия не могла надежно прикрыть войска.
В тот же день отдельные группы пехоты противника с танками прорвалась к северо-западному сектору завода «Баррикады».
В бой вступил вооруженный отряд рабочих этого завода.
Остатки дивизии Горишного были сведены в один 161-й полк, который занял оборону и вел бой в районе Сормовской улицы. Штаб дивизии и штабы двух полков мы отправили на левый берег для укомплектования.308-я дивизия Гуртьева весь день отражала атаки танков и пехоты в районе стадиона.Части 193-й дивизии Смехотворова отбивали атаки вражеской пехоты и танков в районе Казачьей улицы.Дивизия Гуртьева оказалась в тяжелом положении, оба ее фланга были охвачены противником.К вечеру батальон гитлеровцев с танками вклинился до улицы Северная.
На участке дивизий Гурьева и Батюка все атаки врага были отбиты. За день боя 17 октября было подбито и сожжено 40 танков и уничтожено до 2000 человек пехоты противника.


18 октября



Завод "Красный Октябрь"



Цитата("В.И.Чуйков.Сражение века")
18 октября была получена информация от начальника оперативного отдела штаба армии полковника Камынина, которого я послал в Северную группу. Положение там было тяжелое, но не безнадежное. Прорвавшийся в Спартановку противник был уничтожен.
Части этой группы занимали оборону по северной окраине поселка Рынок, по западной и южной окраинам Спартановки, включая пристань, что возле устья реки Мокрая Мечетка.
Эти сведения несколько успокоили нас — мы уже не тревожились о правом фланге армии.
Основные бои в этот день продолжались за завод «Баррикады» и распространялись на юг, к заводу «Красный Октябрь».
Части Людникова, Холудева, Гуртьева всю ночь и весь день отражали атаки с севера на завод «Баррикады» и на парк Скульптурный.
В 15 часов противник прорвал фронт южнее Деревенской улицы и вышел. к Волге. 650-й полк штыковой контратакой уничтожил прорвавшихся к Волге гитлеровцев и восстановил положение.
К исходу дня ударом пехоты и танков вдоль Трамвайной улицы противник пробил наши боевые порядки и вышел к железной дороге западнее завода «Баррикады».
Находившийся на заводе рабочий отряд вступил в жестокий бой, который длился несколько суток. К его исходу от всего отряда осталось в живых только пять человек.
Части Смехотворова с утра отражали атаки немецкой пехоты и танков, наступавших с запада. В 11 часов 30 минут правый фланг дивизии был смят. Создалась явная угроза окружения частей Гуртьева в районе парка Скульптурный. Чтобы ликвидировать ее, мне пришлось в первый раз за все время боев в городе приказать отвести часть своих войск на 200—300 метров назад, к Волге. Этим мы выравнивали фронт и уплотняли боевые порядки.
В приказе не упоминалось об отходе, а говорилось так: «Дивизии Гуртьева к 4.00 19 октября занять и оборонять участок улиц Сормовская, Тупиковская...», что означало отойти из района парка Скульптурный назад, на новые позиции.
Помню, с какой горечью в душе подписывал я этот приказ, как дорог был нам каждый метр пространства у Волги...
В результате боев 18 октября противник потерял 18 танков и до трех батальонов пехоты.


Сводка за 18 октября:
«18 октября армия продолжала вести тяжелые оборонительные бои на центральном участке фронта, где наши части, понеся большие потери, израсходовали все свои резервы. Плотность боевых порядков резко уменьшилась, образовались промежутки внутри полковых боевых порядков, особенно в 138-й и 193-й стрелковых дивизиях.
Опросом пленных установлено, что завод «Баррикады» атакуют 305-я пехотная и 14-я танковая дивизии.

В 15 часов ударом на Минусинск противник прорвал фронт на участке 650-го стрелкового полка в районе Деревянск, вышел к Волге.

В 16 часов 10 танков противника прорвались к тупику железной дороги и в северную окраину завода «Баррикады».

В 17 часов фронт обороны 308-й стрелковой дивизии был также прорван на участке 339-го и 347-го стрелковых полков, танки противника вышли к линии железной дороги у западной окраины завода «Баррикады». Отмечено скопление сил противника в овраге севернее Калужская.

138-я стрелковая дивизия в течение ночи вела бой на северо-западной окраине завода «Баррикады» и очищала этот район от мелких групп противника. С утра 18-го вела тяжелые бои с наступающим противником силою до пехотной дивизии с танками, непосредственно севернее и западнее завода «Баррикады», до берега Волги.

650-й стрелковый полк вел рукопашный бой в районе Волховстроевск и будучи окруженным противником нанес ему большие потери, разорвал его фронт и очистил свои тылы от противника.

768-й стрелковый полк вел бои с танками и пехотой противника северо-западнее завода «Баррикады», где отдельным автоматчикам удалось проникнуть в юго-западный угол завода. Командиром дивизии приняты меры к их уничтожению.

37-я гвардейская стрелковая дивизия остатками сил совместно со 138-й стрелковой дивизией вела бои северо-западнее «Баррикады» (300 метров). 161-й стрелковый полк 95-й стрелковой дивизии отражал атаки пехоты и танков противника. Огнем ПТР подбито два танка противника.

Находящаяся на заводе «Баррикады» рота 178-го стрелкового полка и рабочий отряд в течение всего дня отстаивали завод и только после того, как их силы иссякли, превосходящими в несколько раз силами противника. были вынуждены отойти в восточную часть завода. От этого сводного отряда боеспособных осталось только 15 человек.

К исходу дня противник, введя резервы, пробил наши боевые порядки и вышел к железной дороге, которая проходит непосредственно западнее завода.

193-я стрелковая дивизия с утра отбивала атаки до двух полков пехоты и танками, удерживая рубежи по улицам Очаковская, Гдовская, Цеховая.
В 11.30 шесть танков противника прорвали передний край и вышли в район между Бугурусланск, Тираспольск.

На остальных участках фронта армии наши войска вели бои мелкими штурмовыми группами, улучшая свои позиции.

17 октября в бою за завод «Баррикады» подбито 45 танков и уничтожено до 2000 солдат и офицеров. За 18 октября по неполным данным у противника подбито 18 танков и уничтожено до двух батальонов пехоты.

Командарм решил:

В связи с создавшейся угрозой выхода противника к последней переправе армии и в тыл 193-й стрелковой дивизии — правый фланг ее отвести к развилке железной дороги у юго-западной окраины завода «Баррикады».




19 октября

Цитата("Н.И.Крылов.Сталинградский рубеж")
Пять дней, с 14 по 18 октября (или шесть, включая и 19-е, — четкую грань тут провести трудно), явились как бы вершиной Сталинградской обороны. Снова предпринять натиск такой же силы противник был уже не в состоянии. Но ясно это стало не сразу, не так скоро. Тогда мы ощутили лишь провал этого, еще не отгремевшего, но явно выдохшегося и не сокрушившего нашу армию «генерального штурма».

Девятнадцатое октября застало нас на новом КП. Его развернули близ устья Банного оврага, напротив Мамаева кургана — почти в самом центре расположения армии, если считать по берегу Волги. От передовых окопов он был только на несколько сотен метров дальше, чем прежний. Не отдалился КП и от «Красного Октября» — главного оплота обороны в заводском районе, только теперь этот завод находился не слева от нас по фронту, а справа.

У нас с резервами обстояло неважно. Маршевое пополнение прибывало, однако не в таком количестве, чтобы возместить потери последних дней.
Все части, действовавшие в заводском районе, потеряли много командного состава, политработников, штабистов. И неудивительно: они все чаще сражались в общем строю, особенно если приходилось отбивать атаки на командные пункты и штабы.
Трудно стало с командным составом уже и в дивизии Людникова, провоевавшей в Сталинграде считанные дни.
Выбыл из строя тяжело раненный командир 344-го стрелкового полка Реутский, недавний преподаватель тактики на курсах «Выстрел».
Людников смело вверил полк старшему лейтенанту Коноваленко из штаба дивизии.
Только попросил побыстрее дать ход представлению того к званию капитана, сообщив, что «шпалы» ему уже вручил.
138-я дивизия оборонялась активно, переходила в контратаки, брала трофеи и пленных.
Но выбить гитлеровцев из захваченной части завода «Баррикады» — а Людникову ставилась именно такая задача — ей не удавалось.
Тем временем вновь появилась надежда, что положение армии облегчат контрудары соседей. Начали наступательные действия северо-западнее Сталинграда войска Донского фронта,
а южнее — 64-я армия.


Цитата("Г.Дёрр. Поход на Сталинград.")
Общие результаты боев на протяжении этих двух месяцев были с оперативной точки зрения незначительными, а с тактической — недостаточными. 6-я армия занимала, кроме полосы берега севернее Сталинграда у Рынок, позиции на Волге только севернее и южнее Баррикады и у южной окраины Сталинграда.
Из 35-км береговой полосы в районе Сталинграда всего 15 км действительно были в руках немцев.
Но самый важный участок, причал парома между Красной Слободой и городом, оставался у русских.
Потери 6-й армии в живой силе и технике были для нее самыми тяжелыми со времени начала летней кампании. Возможности ее оперативного использования значительно ухудшились.


20 октября

Цитата("В.И.Чуйков.Сражение века")
20 октября армия отбивала атаки противника перед Спартановкой, перед заводами «Баррикады» и «Красный Октябрь». За эти два дня и две ночи атаки противника не принесли ему существенных результатов.
Наши круглосуточные бои заставили и гитлеровцев вести наступление не только днем, но и ночью. Но ночные наступления немцев проходили, как правило, без авиационной поддержки, что не давало им успехов и чаще всего сводились к огневому бою.
Но мы знали и видели, что в районе поселка Баррикады и высоты 107,5 противник накапливает силы. Враг готовился нанести новый удар свежими силами. И мы должны были строго рассчитывать свои силы, чтобы отбивать непрерывные атаки гитлеровцев и сэкономить или накопить их для отражения атак на новом направлении.
Восполнять потери нам пришлось за счет тыловых частей армии и выздоравливающих из медсанбатов дивизий.
Группы офицеров штаба армии направились в тылы.
На пять-семь лошадей оставляли одного коновода, сокращали штаты мастерских и складов. Из портных, сапожников и других специалистов формировались маршевые роты и посылались на правый берег.
Эти слабо обученные или вовсе не обученные люди, прибыв в город, быстро становились «специалистами» уличного боя. Напряженная обстановка заставляла каждого познать существо сталинградских боев.
— Страшно было подходить к правому берегу, — говорили эти бойцы, — но как только ступишь на эту землю, страх пропадает. Мы знали одно, за Волгой для нас земли нет и, чтобы остаться в живых, нужно уничтожить захватчиков».



Маршевые пополнения (солдаты после госпиталей) , обещанные В.И.Чуйкову, к 20 октября не поступили и генерал А.И.Еременко был здесь не виноват.
Дело в том , что 8 сентября 1942 вышел приказ НКО использовать маршевые пополнения ТОЛЬКО для (пере)формирования дивизий находящихся в резерве Ставки.

Цитата("Приказ НКО № 0678 от 6 сентября 1942 г.")
Народный комиссар обороны своими приказами № 0308 1941 г., № 0296 1942 г.требовал произвести замену всех молодых возрастов, годных к строевой службе, находящихся в штабах, учреждениях и тылах армий, фронтов и округов, ограниченно годными, женщинами и старшими возрастами.
Однако до настоящего времени эти приказы Народного комиссара обороны по-настоящему не выполнены.
Как в войсковых тылах, армиях, во фронтовых учреждениях и тылах, так и в округах имеется еще много здоровых молодых военнослужащих, которые с успехом могут быть использованы на фронте в боевых частях Красной Армии.
По-серьезному к этому делу отнесся лишь Ленинградский фронт, где в широком масштабе проведена замена молодых возрастов при непосредственном участии членов военного совета фронта тт. Жданова А. А., Штыкова и начальника штаба фронта т. Гусева, которые уделяют должное внимание этому важнейшему мероприятию.
Остальные военные советы фронтов и округов и начальники штабов вопросу изыскания дополнительных людских ресурсов серьезного внимания еще не уделили.
Наличие большого количества здоровых молодых бойцов в штабах, учреждениях и тылах вызывает справедливые нарекания со стороны боевых красноармейцев и командиров, которые пишут об этом из госпиталей товарищу Сталину.
Необходимо учесть фронтам, что пополнение для восстановления текущих потерь впредь направляться из запасных частей не будет. Маршевое пополнение будет поступать только для восстановления дивизий, выводимых в резерв фронтов по решению Ставки Верховного Главнокомандования.

Поэтому существенным источником комплектования боевых частей фронтов является замена молодых возрастов ограниченно годными, женщинами и старшими возрастами (свыше 46 лет) в штабах, учреждениях и тылах.
К категориям лиц, подлежащих замене во всех войсковых звеньях, начиная с дивизии, относятся: писари, чертежники, складские работники, регулировщики, младшие командиры и красноармейцы дорожно-эксплуатационных и дорожно-мостовых, караульных частей, молодые возрасты саперных армий и команд сопровождения грузов, связисты (начиная с армии), портные, парикмахеры, повозочные, шоферы, санитары, красноармейцы для хозяйственных надобностей, делопроизводители и другие лица административно-хозяйственной службы; сапожники, повара и хлебопеки при условии замены их на более квалифицированных старших возрастов и женщин.
Заявки на потребное количество указанного контингента для замены молодых возрастов представлять мне заблаговременно через Управление запасных частей.
Военным советам фронтов и округов немедленно разработать конкретные мероприятия по замене молодых возрастов ограниченно годными, женщинами и старшими возрастами (свыше 46 лет).
Установить неослабный контроль за проведением указанных мероприятий, выделяя для этого специальные комиссии для проверки всех без исключения контингентов вышеуказанных категорий.
О числе замененных военнослужащих молодых возрастов доносить мне через каждые десять дней по состоянию на 1, 10 и 20 числа.

Заместитель Народного комиссара обороны армейский комиссар I ранга Е. Щаденко.


Опыт боев к тому времени показал , что если в подразделениях начинают преобладать бойцы и командиры из маршевых пополнений ,даже если они уже ранее воевали - "сколоченность" (т.е. способность к подразделений к взаимодействию) и боеспособность такого соединения сильно падает.
Приказ позволял направить в боевые подразделения освобождаемых из тыловых служб неподготовленных военнослужащих.
Естественно, зто вынужденное решение В.И.Чуйкова должно было вызвать всплеск потерь - прежде чем стать настоящими бойцами штурмовых групп ,т.е. научиться жить на передовой и драться с немецкими штурмовыми группами, большинство из этих солдат погибли. Вообще , использовать необученных в обороне большой риск.
Если где-то на боевом участке их соберётся слишком много и противник это обнаружит - оборона там может быть быстро прорвана ,со всеми вытекающими последствиями для остальных частей .....

Сообщение отредактировал Konstanten - 11.9.2012, 15:10
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Konstanten
сообщение 11.9.2012, 15:32
Сообщение #76


Активный участник
***

Группа: Актив
Сообщений: 528
Регистрация: 8.10.2010
Пользователь №: 2041



15 октября - 18 ноября 1942. Продолжение.


21-23 октября


Цитата("В.И.Чуйков.Сражение века")
21 и 22 октября появились свежие части немцев, которые были брошены против дивизий Смехотворова и Гурьева по Коммунальной и Центральной улицам. С этого дня бои за заводы «Баррикады», «Красный Октябрь» и за нашу переправу через Волгу стал приобретать все более ожесточенный характер.
Авиация противника снова увеличила количество самолето-вылетов до 2000 в сутки.
За эти два дня противник потерял 15 танков и более 1000 человек пехоты.
Немецкие позиции настолько приблизились к нашим, что мы стали пускать в ход огнеметы (ранцевые -см. список ), которые, выбрасывая огненную струю на расстояние до 100 метров, сжигали все, живое и мертвое.
23 октября противник бросил в бой пополненную 79-ю пехотную дивизию с танками. Под прикрытием большой массы самолетов она начала наступление.
Главный удар наносился по Центральной и Карусельной улицам, на завод «Красный Октябрь». Теперь центр тяжести боев переместился на участок фронта от завода «Баррикады» до оврага Банный.
К исходу дня захватчикам ценою больших потерь удалось прорваться на Стальную улицу (к хлебозаводу) и продвинуться за заводскую железную дорогу, заваленную разбитыми вагонами. Группа вражеских автоматчиков силою до роты просочилась в северо-западный сектор завода «Красный Октябрь».Передний край боя приблизился к берегу Волги до 300—500 метров и создалась серьезная угроза нашей последней армейской переправе.
Вечером, в сумерки, наша артиллерия нанесла сильный удар по танкам и пехоте противника, скопившимся на подступах к заводу «Красный Октябрь», что несколько затормозило наступление немцев и облегчило положение обороняющихся.




Цитата(" Журнал боевых действий ОКХ")
23 октября 1942 года
В группе армий «В» 6-я армия, возобновившая наступление на Сталинград, достигла хороших начальных успехов.
Большая часть металлургического завода «Красный октябрь» сегодня утром захвачена.
Армия намерена прорваться на широком фронте к Волге и смять противника ударами на юг и север.



Цитата("Н.И.Крылов.Сталинградский рубеж")
....С 23 октября главным объектом вражеских атак (при неослабевающем нажиме на группу Горохова) стал завод «Красный Октябрь» — старейший из трех сталинградских промышленных гигантов и последний, на территорию которого еще не ступала нога гитлеровского солдата.
Что противник, застряв на «Баррикадах», попытается пробиться к Волге на соседнем участке, представить было нетрудно. На подступах к «Красному Октябрю», расположенному южнее «Баррикад», появилась 79-я пехотная дивизия графа фон Шверина, действовавшая до того против войск Донского фронта. Было известно, что это кадровая немецкая дивизия, недавно пополненная, что в ее составе есть полки имени Гитлера, имени Гинденбурга...
Для нас удержаться на «Красном Октябре» означало, помимо всего прочего, удержать переправу, без которой армия не могла существовать. Основной силой, оборонявшей этот завод, была 39-я гвардейская дивизия генерал-майора Степана Савельевича Гурьева. Прикрывала «Красный Октябрь» своим левым флангом и 193-я стрелковая дивизия генерал-майора Федора Никандровича Смехотворова, сохранившая к тому времени не более трети своего боевого состава.
Дивизия Гурьева держала здесь оборону уже три недели. Ведя бои на подступах к заводу, она готовила к обороне и его цеха, «врастала» в них.
К слову сказать, дивизия, вобравшая в свои ряды всех оставшихся на «Красном Октябре» рабочих и сражавшаяся здесь до конца, до победы, накрепко «вросла» и в историю славного завода.
...
Гурьев и Смехотворов знали, что от противника следует вот-вот ждать не таких атак, как в последние три-четыре дня, а посильнее: и штарм предупреждал, и собственная разведка доносила о том же.
............
Наступление на «Красный Октябрь» гитлеровцы начали с ночных атак, похожих на разведку боем. Все они были отбиты.
Утром же, но не на рассвете, а в 10 часов, после мощной артиллерийской подготовки, подверглись атакам пехоты и танков сразу несколько участков на правом крыле армии.
И вскоре определилось, что основной удар направлен на «Красный Октябрь». Вдоль Центральной и Карусельной улиц немцы двинули в бой свою свежую дивизию с тяжелыми танками.
В некоторые часы 23–24 октября все выглядело снова почти так, как восемь — десять дней назад.
Так же массированно действовала фашистская авиация, и от бомбежек и штурмовок с воздуха у нас было больше всего потерь. Досталось и новому командному пункту армии, хотя ничто не давало оснований считать, что его место раскрыто, — просто бомбился весь район. В расположении КП погибло пятнадцать человек, было разбито несколько раций. Телефоны вышли из строя вовсе. Но «Красный Октябрь» был близко, и с частями Гурьева и Смехотворова без особых перебоев поддерживалась живая связь.
Гвардейцы Гурьева дрались доблестно — иначе не скажешь. Подразделения, которые оказывались отрезанными от батальонных и полковых КП, держались с прежней стойкостью. Командные же пункты оставались на прежних местах, даже если гитлеровцы подступали к ним вплотную. И наседавший враг отбрасывался назад....
Дивизия Гурьева удержала рубежи перед «Красным Октябрем». Выйти к заводской территории напрямик, с запада, противнику не удалось. Однако он прорвался к заводу в обход, с северной стороны, — через еще более поредевшие боевые порядки 193-й дивизии. «Красный Октябрь» — вслед за Тракторным и «Баррикадами» — стал полем боя.
Ворвавшись на территорию «Красного Октября», где гвардейцы Гурьева удерживали основные цеха, немцы одновременно продвинулись севернее завода к Волге.
Преодолей они оставшиеся до берега последние сотни метров — и дивизии Гуртьева и Людникова оказались бы отрезанными, как раньше группа Горохова...
У Горохова положение тоже ухудшилось: враг возобновил попытки расколоть фронт наших бригад. Тяжело было и на «Баррикадах», особенно в юго-восточном углу заводской территории, где на позициях, господствующих над Волгой, важных для прикрытия переправы, оборонялись совсем обескровленные части Гуртьева.
«В полку майора Чамова 36 активных штыков», — доносили из штаба 308-й дивизии.
Об ожесточенности разгоревшихся с новой силой боев, о том, чего стоило сдерживать очередной натиск противника, дает представление такая цифра: за 23 и 24 октября мы эвакуировали на левый берег 1894 раненых. И это были еще не все раненые, часть оставалась в убежищах на нашем берегу.
Сама транспортировка стольких раненых через непрестанно обстреливаемую, всю ночь освещаемую ракетами Волгу являлась непростым делом.
Перевозили их главным образом небольшие речные пароходы. Счастливым считался у эвакуаторов пароходик «Ласточка», который с 18 по 25 октября благополучно вывез больше тысячи раненых.
Я не сказал еще, что 20 октября была выведена в резерв фронта давно знакомая читателю 112-я стрелковая дивизия подполковника И. Е. Ермолкина, остатки которой после прорыва немцев у Тракторного оказались в расположении Северной группы. За Волгу убыли, правда, фактически одни штабы и совсем немного строевых командиров.
Отрадно было, что хоть эта горсточка ветеранов останется под знаменем дивизии, призванной возродиться для новых боев. А двух способных молодых офицеров — капитана Николая Скляренко и старшего лейтенанта Александра Безъязыкова, которым в тяжелейшей обстановке было вверено по полку, представилась возможность послать прямо из огненного Сталинграда на ускоренный курс военной академии.





21 октября состоялся сковывающий контрудар 66 армии в направлении Спартаковки для отвлечения сил немцев от штурма Сталинграда.

Цитата("А.С.Жадов.Четыре года войны")
По тому настроению, с которым расходились командиры дивизий, я понял, что ждать каких-либо успехов от завтрашнего наступления бесполезно.
Так оно и было. Утром 21 октября наша артиллерия в течение 15 минут вела огонь по позициям врага, который по своей интенсивности даже нельзя было приравнять к хорошему артиллерийскому налету, а затем соединения армии возобновили «бои местного значения», как их тогда называли даже в сводках Совинформбюро.
Однако лишь 212-й стрелковой дивизии в течение дня удалось немного потеснить врага и выйти к МТФ и колхозу «13 лет Октября». На этом боевые действия были временно приостановлены...




http://militera.lib.ru/memo/russian/rokossovsky/11.html
Цитата("К.К.Рокоссовский.Солдатский долг.")
..наша 24-я армия своим левым флангом во взаимодействии с 66-й армией должна была разгромить вражеские части севернее города и соединиться с войсками 62-й армии Сталинградского фронта.
Для этой операции нам разрешалось использовать семь стрелковых дивизий, прибывавших из резерва Ставки.
Никаких дополнительных средств усиления (артиллерия, танки, самолеты) фронт не получал.
В этих условиях трудно было рассчитывать на успех. Группировка противника опиралась здесь на хорошо укрепленные позиции.
Поскольку главная роль в предстоявшем наступлении отводилась 66-й армии, я переговорил с Малиновским.
Тот стал меня упрашивать не направлять в бой семь новых дивизий:— Только напрасно потеряем их.
На наше счастье, к намеченному Ставкой сроку из семи дивизий мы получили только две. Они и были переданы 66-й армии.
Остальные запоздали, и мы оставили их в резерве фронта. Впоследствии они сыграли большую роль.
Как и следовало ожидать, наступление было безуспешным. Войска Донского фронта не смогли прорвать оборону противника.
Наступление Сталинградского фронта тоже не достигло поставленной цели. И все же противник был вынужден удерживать свою группировку в междуречье, а это оказывало большое влияние на дальнейший ход событий под Сталинградом.




Продолжалась подготовка к большому наступлению. 23 октября войсками 21 армии был организован удар по овладению станицей Клетской.
Клетскую взяли 25 октября , плацдармы у Сиротинской-Клетской и Серафимовича слились в один большой задонский плацдарм - по фронту ок. 100 км.и глубиной от 5 до 25 км.

http://militera.lib.ru/memo/russian/chistyakov_im/06.html

Цитата("И.М.Чистяков.Служим Отчизне.")
Я знал, что некоторые работники штаба были против попыток в ближайшее же время занять Клетскую, они помнили свой горький опыт и говорили: «Занять-то займем, а вот не удержимся в низине, как и было уже не раз». Однако меня поддержали начальник штаба Пеньковский (Konsatnten:генерал Валентин Антонович Пеньковский - никакого отношение а шпиону О.В.Пеньковскому не имел ) и начальник артиллерии Турбин.
Мы подсчитали имеющиеся средства, изучили тактику противника и в конце концов приняли такое решение: 76-й стрелковой дивизии под командованием полковника И. Т. Таварткиладзе подготовиться к штурму вражеского опорного пункта и во что бы то ни стало им овладеть. Одновременно сосед справа, 278-я стрелковая дивизия под командованием генерал-майора Д. П. Монахова, должен был стремительной атакой захватить высоты, расположенные северо-западнее станицы Клетской, и тем самым содействовать частям 76-й стрелковой дивизии в захвате этого опорного пункта. Доложили этот план К. К. Рокоссовскому, который, в основном согласившись с ним, сделал ряд замечаний.
23 октября после артиллерийской подготовки дивизии перешли в наступление и после упорных уличных боев 25 октября овладели Клетской.
Противник не смирился с потерей важного опорного пункта. В течение трех суток он пытался неоднократными контратаками восстановить положение, но успеха не добился.
Расширив плацдарм, мы закрепили занятые рубежи противотанковой артиллерией, поставили минные поля. Высоты над Клетской дали нам большие преимущества — просматривать оборону гитлеровцев на большую глубину, а их лишили этой возможности. Было ясно, что противнику трудновато будет выбить нас оттуда.
Вскоре я доложил командующему фронтом К. К. Рокоссовскому: «Клетская занята прочно. Показаниями пленных, разведкой установлено, что войска королевской Румынии не столь сильны, чтобы помешать нам перерезать дорогу, идущую на Калач. План дальнейшего наступления представляю дополнительно».
Через день получаю ответ от командующего фронтом:
«Клетскую заняли — это очень хорошо, а по дальнейшим вопросам прекратить разработку. Рокоссовский».
Не только я, а весь штаб был удивлен таким ответом. Думали-гадали, что бы это значило, строили всякие предположения, тем более что с начала октября нашу армию часто стали посещать представители Ставки Верховного Главнокомандования Г. К. Жуков и А. М. Василевский. Вначале мы не знали причин такого внимания, хотя вопросы их относительно плацдарма у Клетской, рельефа местности, расположения противника, его оборонительных рубежей наводили на мысль о том, что тут намечается серьезная операция.
В конце октября в штаб армии приехал генерал-лейтенант Н. Ф. Ватутин, который на Военном совете армии сообщил нам:
— Я являюсь командующим Юго-Западным фронтом. Ваша армия отныне входит в состав Юго-Западного фронта, и нам предстоит в ближайшее время перейти в контрнаступление на главном направлении.





24-27 октября


Цитата("Н.И.Крылов.Сталинградский рубеж")
Те 25 октября, Военный совет армии вынужден был констатировать, что 193-я дивизия Смехотворова, 308-я Гуртьева и особенно 37-я гвардейская Жолудева
исчерпали свои боевые ресурсы и нуждаются уже не в маршевом пополнении, а в замене целиком (напомню: две последние прибыли к нам в составе менее половины штатного).
Командарм Чуйков передал по телеграфу просьбу командующему фронтом сменить эти соединения двумя полнокровными дивизиями с противотанковой артиллерией.
Вышло так, что наша просьба встретилась с принятым уже решением включить в состав 62-й армии 45-ю стрелковую дивизию, которая незадолго до того была передана Сталинградскому фронту из резерва Ставки и предназначалась сперва (как в свое время дивизия Смехотворова) для обороны островов и левого берега.

Что касается второй дивизии, то нам дали понять: рассчитывать можно только на Горишного, на свою 95-ю. Ее управление и штабы полков принимали за Волгой новых бойцов.
На доукомплектование дивизии требовалось еще пять-шесть дней. Этим и определялось, сколько надо выстоять частям, которые она сменит, вернувшись на правый берег.
45-я дивизия полковника В. П. Соколова начала переправляться уже в ночь на 27 октября. Но это только начало! Пока она вся сосредоточилась в Сталинграде, прошло еще трое суток.
Условия переправы крайне осложнились, трасса ее растянулась на много километров. Суда шли теперь к сталинградским причалам от стоявшего на отдаленной протоке поселка Тумак.

Положение же в заводском районе было таково, что перед командованием армии снова стоял вопрос: как продержаться до ввода в бой подкрепления, которое уже на подходе?
На «Красном Октябре» и в прилегающих к заводу кварталах сложились условия, необычайные даже по сталинградским понятиям.
Расстояние до противника здесь подчас измерялось несколькими шагами, иногда — всего-навсего толщиной кирпичной стены: по ту сторону вплотную к ней — немцы, по эту, тоже вплотную, — наши.
Тут личное мужество, боевое умение, находчивость каждого человека имели совершенно особое значение.
По имевшимся у нас данным и по ходу боев было видно, что силы противника так же, как и наши, на исходе. За десять дней боев немцы еще раз разрезали нашу армию на две части, захватили Тракторный завод, но уничтожить главные силы армии не смогли.



Цитата(" Журнал боевых действий ОКХ")
25 октября 1942 года
В Сталинграде 6-я армия взяла еще удерживаемые противником цеха металлургического завода «Красный октябрь» и значительную часть рабочего поселка Спартаковка. Перед фронтом румынской 3-й армии противник в разных местах навел мосты через Дон. По распоряжению фюрера сооружение немецких позиций на Донском фронте должно быть дополнено устройством отсечных позиций.
В Северной Африке британская 8-я армия вчера утром перешла в наступление с позиций в Эль-Аламейне.
Генерал-фельдмаршал Роммель, находившийся для отдыха на родине, сегодня утром вместе с генерал-фельдмаршалом Кессельрингом вылетел в Северную Африку.
В связи с британским наступлением фюрер видит большую опасность в Западном Средиземноморье.
Он потребовал, чтобы ему подробно доложили об оборонительных возможностях Корсики, и обдумывает взятие острова итальянскими вооруженными силами.

26 октября 1942 года

Вчерашнее наступление 1-й танковой армии ( Бакиснкое направление ) застало противника врасплох и потому уже к 10.00 достигло поставленной цели – Нальчика.
Планируется отсюда продолжать наступление на восток.
Согласно оценке обстановки 6-й армии, сражение за Сталинград из-за отчаянного сопротивления противника приведет к взятию города не раньше

27 октября 1942 года
Начальник Генерального штаба сухопутных сил доложил о большой волне русской пропаганды, касающейся предстоящих крупномасштабных операций. Все это следует рассматривать как пропагандистскую кампанию, а не как действительные планы.

6-я армия после взятия Сталинграда должна наступать дальше в южном направлении.

(Konstanten: Т.е. одновременное наступление 6 армии и на юг и на север в ОКХ спустя 4 дня боёв в Сталинграде отменили.)

Снова был поднят вопрос об опасности наступления русских через Дон на Ростов.

Генерал Цейтцлер предложил расположить за находящимся под угрозой фронтом резервные (предназначенные для контрнаступления) дивизии, сделав их максимально мобильными в зимних условиях.
Для этого предусмотрены дивизии с небольшой боевой мощью, оснащенные большим количеством тяжелых орудий.
Планируется сначала подтянуть кадровый состав за предполагаемый район боевых действий.
Эти резервные дивизии должны подчиняться немецким генералам при командовании союзников.
(Konstanten: Речь идет об итальянских и румынских союзниках , за которыми надо расположить немецкие резервы.)



Цитата("А.И.Еременко. Сталинград.Записки командующего фронтом.")
К этому времени относится еще один очень важный контрудар наших войск, имевший своей целью, во-первых, облегчить положение 62-й армии и, во-вторых, это главное, отвлечь внимание противника от направления готовящегося контрнаступления.
Хорошо организованный, этот контрудар наносился на правом фланге 64-й армии генерала Шумилова в районе Купоросное, Зеленая Поляна .
В нем участвовала 29-я стрелковая дивизия полковника А. И. Лосева, а также свежие силы — 7-й стрелковый корпус генерал-майора С. Г. Горячева в составе трех бригад.
За мощным ударом артиллерии последовал удар нашей авиации и гвардейских минометов, в частности М-30, примененных тогда впервые на Сталинградском фронте.
На участке разгорелись длительные ожесточенные бои, продолжавшиеся с 25 октября по 1 ноября.
В них особенно отличились 93-я стрелковая бригада полковника Николая Захаровича Галай, 96-я стрелковая бригада полковника Федора Павловича Бережного и 97-я стрелковая бригада генерал-майора Владимира Васильевича Тихомирова.
Хотя территориальное продвижение наших частей составило всего лишь 3–4 километра, зато противник вынужден был держать здесь значительные силы и даже бросать сюда свои последние резервы; в эти критические дни борьбы возможность маневра для противника была почти совершенно исключена. Результаты контрудара сразу же сказались: на несколько дней противник приостановил бои в заводской части Сталинграда. Враг понес большие потери, которые, естественно, привели также к ослаблению и его ударных группировок. Организация контрудара и его исполнение проходили под непосредственным руководством командующего 64-й армией товарища Шумилова.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Konstanten
сообщение 11.9.2012, 15:48
Сообщение #77


Активный участник
***

Группа: Актив
Сообщений: 528
Регистрация: 8.10.2010
Пользователь №: 2041



15 октября - 18 ноября 1942.Продолжение 2.


28-31 октября


Цитата("В.И.Чуйков.Сражение века")
Паулюс мог еще снимать со своих пассивных участков фронта войска и бросать их против нас.
Мы же резервов не имели, маневрировать на узкой береговой полосе совершенно не могли. Штаб армии остался почти без охраны.
Единственный учебный батальон запасного полка (готовивший сержантов для армии) я берег до последнего момента.
Однако и он вел теперь бой в заводском районе. Приданную армии 45-ю стрелковую дивизию В. П. Соколова переправить через Волгу было очень трудно»

Сводка 28 октября 1942 года.
«28 октября 62-я армия в течение дня вела исключительно тяжелые оборонительные бои на северном и центральном участках фронта, отражала яростные атаки противника и сама мелкими штурмовыми группами наносила удары по опорным пунктам противника. Наша авиация штурмовыми действиями и бомбежкой с воздуха содействовала нашим частям.
Авиация противника весь день бомбила район между заводами «Баррикады», «Красный Октябрь», овраг Банный. Противник в этот день бросил в бой все свои имеющиеся силы пехоты и танков, стремясь сбросить наши войска в Волгу.

Войска Северной группы в течение дня отбили три атаки противника и к исходу дня прочно удерживали занимаемые позиции.

Ценой огромнейших усилий частей 138-й и 308-й стрелковых дивизий были отбиты атаки противника с северо-западного направления на заводе «Баррикады». Бой продолжался до наступления темноты.

Упорные бои между заводами «Баррикады» и «Красный Октябрь», на рубеже улица Машинная.

193-я стрелковая дивизия вела тяжелые бои с наступающими частями пехоты и танков по улицам между заводами «Баррикады» и «Красный Октябрь», стремясь [251] выйти к Волге. К исходу дня бой продолжался на рубеже улиц Машинная и Бакинских Комиссаров. Части ценою огромных усилий сдерживают натиск врага. До Волги остались считанные сотни метров.

39-я гвардейская дивизия продолжала вести бой на территории завода «Красный Октябрь». Пехота с танками стремилась с северо-западного угла завода проникнуть в центральную часть. К исходу дня бой продолжался.

109-й гвардейский стрелковый полк (37 гв. сд) вел упорный бой в трехстах метрах от Волги между улицами Новосельск, Мостовая. На этом же рубеже в районе Тувинск вели бой танки 84-й танковой бригады.

За день боя уничтожено до двух батальонов пехоты противника, сожжено 11 танков, сбито 3 самолета.

Командарм решил: продолжать наносить удары мелкими штурмовыми группами, особенно ночью и всеми средствами не допустить прорыва противника к Волге».


В результате тяжелых непрерывных боев боевые порядки частей 138-й, 39-й гвардейской, 308-й и 193-й стрелковых дивизий поредели, на участках заводов «Баррикады» и «Красный Октябрь» нет сплошного фронта. Боевые участки удерживались отдельными очагами.
В армии резко возросли потери комсостава.
Разрозненными подразделениями, незнакомые с боями в Сталинграде, которыми мы пополнялись, было трудно управлять без обстрелянных командиров.
Медленно, очень медленно шла переправа полков 45-й дивизии Соколова: причалы 62-й армии были разбиты и сожжены.
Полки грузились на паромы вдали от города — в Ахтубинской протоке и возле поселка Тумак,— откуда только ночью выходили на Волгу и с большим риском, местами перед самым носом противника, вышедшего к волжскому берегу, пробирались к участку обороны армии.
До прихода 45-й дивизии Соколова нам надо было продержаться два-три дня. Мы опять сокращали штаты отделов и служб. Набрали человек двадцать. К ним присоединили тридцать бойцов, выписавшихся из санчастей и лазаретов, расположенных под берегом Волги.



Цитата("В.И.Чуйков.Сражение века")
Вытащили с поля боя три подбитых танка: один огнеметный и два средних. Их быстро отремонтировали, и я решил «ошеломить» противника. С утра 29 октября пустить в контратаку три танка и 50 стрелков. Направление контратаки — стык между дивизиями Смехотворова и Гурьева по Самаркандской улице, где противник почти вплотную подобрался к Волге.
Мой заместитель по бронетанковым войскам М. Г. Вайнруб всю ночь проводил по крутому берегу эти танки, подыскивая хороший исходный рубеж.
Контратака началась рано утром, перед рассветом. Ее поддерживала артиллерия с левого берега и полк «катюш» полковника Ерохина. Захватить большое пространство не удалось, однако результаты получились внушительные: огнеметный танк сжег три вражеских танка, два средних — подавили противника в двух траншеях, где тотчас же закрепились наши стрелки.

Гитлеровцы по радио заговорили о русских танках. Наши радиоперехватчики доложили, что гитлеровцы по радио открытым текстом кричат о русских танках. Они, по-видимому, оправдывались перед высшим командованием, что их потеснили. Нам удалось выиграть на этом участке целый день. На остальных участках фронта армии за эти два дня больших перемен не произошло. Лишь в районе завода «Баррикады» немцам после многократные атак удалось выйти на Новосельскую улицу. Здесь отдельные подразделения гитлеровских автоматчиков пробирались до самой Волги, но в рукопашных схватках уничтожались на берегу.

Части Людникова и Гуртьева за эти два дня отбили семь атак.
284-я стрелковая дивизия Батюка и 13-я гвардейская Родимцева отбивали частые атаки в районе Мамаева кургана и южнее. Нами были пущены в дело огнеметные средства.
К вечеру 29 октября бои начали затихать, а 30 октября велась только перестрелка: силы захватчиков были истощены до предела.


Сводка от 31 октября.
«Армия отражала атаки противника на центральном участке. С 12.30 наши войска силами вновь прибывшего 253-го стрелкового полка (45-й стрелковой дивизии) и подразделениями 39-й гвардейской дивизии перешли в, контратаку с задачей уничтожить противника в полосе наступления и восстановить положение на участке 193-й стрелковой и 39-й гвардейской дивизий. Противник в течение дня дважды безуспешно атаковал наши позиции. Его пехота и танки силою до двух полков стремились прорваться по улице У майская к пристани и на Мезенск к Волге. Его авиация продолжает бомбить наши части, действующие на участке заводов «Баррикады» и «Красный Октябрь».
Одновременно противник, готовясь к дальнейшему наступлению, продолжает подтягивать новые силы к поселку Красный Октябрь. К 16 часам колонна около 20 танков подошла к Латашанке, по-видимому, для наступления на Рынок.

138-я и 308-я стрелковые дивизии отразили атаку противника, наступающего в направлении на Мезенск.

193-я стрелковая дивизия отразила атаку свыше двух батальонов противника в направлении пристань. Противник отброшен в исходное положение.

253-й стрелковый полк (45-й стрелковой дивизии) в 12.30 после 10-минутной артиллерийской подготовки перешел в наступление с задачей уничтожить противника и выйти на линию Тупиковая и Северная. Встретив сильное сопротивление противника, к исходу дня вел бой на рубеже западной части улица Новосельская и опушки садов, что южнее Долинская.

39-я гвардейская стрелковая дивизия, имея задачу выйти на линию железной дороги вдоль улицы Северная, преодолевая упорное сопротивление противника, части к исходу дня овладели мартеновским, калибровым, сортовым цехами и складом готовой продукции. Бой продолжается и ночью.

Командарм решил:

Закончить сосредоточение частей 45-й стрелковой дивизии в течение первого ноября, привести остальные части в порядок, пополнить боеприпасы в готовности к отражению атак противника.

По неполным данным уничтожено до батальона пехоты противника.

Нами эвакуировано на левый берег раненых: за 30.10.42 г. 631 человек и за 31.10.42 г. — 314 человек».




Цитата("Н.И.Крылов.Сталинградский рубеж")
Наступал ноябрь. Резко похолодали ночи. В этих степных краях сильные морозы приходят внезапно, и никто не мог точно предсказать, когда они начнут сковывать Волгу. Уроженцы здешних мест предупреждали лишь, что никакой мороз не может справиться с ней сразу, ледостав обычно затягивается, и в иной год Волгу долго нельзя ни переплыть, ни перейти. Да я и сам знал об этом с юности.
Надо было заранее думать, конечно, и о том, как изменится положение армии, когда река окончательно станет, какие, например, понадобятся меры, чтобы не допустить обхода противником наших флангов по льду, но прежде всего — о том, как обеспечить нужды обороны во время самого ледостава, когда сообщение с левым берегом, и без того трудное, может прерваться и армия будет на неопределенный срок отрезана от баз снабжения. Чтобы чувствовать себя увереннее, нужно было накопить побольше боеприпасов и постараться создать хоть какой-то людской резерв. Что и как можно для этого сделать, не раз обсуждалось на Военном совете.
Мы рассчитывали, что кроме дивизии Горишного скоро вернется на правый берег доукомплектованная 92-я бригада. Прибыл к нам — вторично, с новой материальной частью — 502-й истребительно-противотанковый артиллерийский полк майора Бабаева. Переправа его далась нелегко, а еще труднее было протащить на огневые позиции в районе «Красного Октября», по косогорам и через развалины, можно сказать — пронести на руках, 76-миллиметровые орудия. В прошлый раз, почти два месяца назад, когда Бабаев представлялся мне на Мамаевом кургане, боевую технику полка еще могли передвигать по Сталинграду тягачи...
Каждое утро, получив сведения о доставленных ночью снарядах, минах, гранатах и данные о расходе их за истекшие сутки, подсчитывали, насколько увеличился наш запас. Завозилось, понятно, и продовольствие, но боеприпасы — в наипервейшую очередь: на все сразу перевозочных средств не хватало. В октябре от бомбежек и артобстрела погибло несколько пароходов, паромов, буксиров. [276]
Часть судов военной флотилии ушла на ремонт в Астрахань.
Почти все наши дивизии обзавелись собственными лодочными «флотилиями». Сейчас они особенно пригодились. Сотни тонн разных грузов перевезли для себя на лодках гвардейцы Родимцева. С эвакуацией раненых они справлялись сами полностью.


После того как штабы выводимых в резерв соединений, передав соседям свои позиции и оставшихся в строю бойцов, убыли за Волгу, после законченной к утру 4 ноября перегруппировки оборону на основных рубежах армии держали (от правого фланга к левому): 138-я дивизия И. И. Людникова, 95-я В. А. Горишного в составе двух полков (третий еще находился на том берегу), 45-я В. П. Соколова, 39-я гвардейская С. С. Гурьева, 284-я Н. Ф. Батюка, 13-я гвардейская А. И. Родимцева. Сводный полк 193-й дивизии Ф. Н. Смехотворова, находясь во втором эшелоне, прикрывал район переправы.
В приказе командарма, отданном в связи с перегруппировкой, повторялась и подчеркивалась первейшая задача каждой дивизии — не допустить на своем участке выхода противника к Волге, надежно обеспечивать стык с левым соседом. Вместе с тем все командиры ориентировались на то, чтобы частными операциями последовательно расширять обороняемый плацдарм, стремиться изо дня в день выдвигать свой передний край на запад, прочно закрепляя всякое, пусть самое незначительное, продвижение вперед.



Цитата(" Журнал боевых действий ОКХ")
2 ноября 1942 года
Западным крылом 1-й танковой армии (гр. армий "А" ,Кавказ) 1 ноября взят Алагир. Перспективы дальнейшего наступления на Орджоникидзе фюрер расценивает как весьма благоприятные.
К югу от 4-й танковой армии в конце октября подошла румынская 4-я армия. Она была подчинена командующему 4-й танковой армией генерал-полковнику Готу.
В районе Сталинграда немецкие пехотные силы сильно истощились.
Фюрер одобрил предложение начальника Генерального штаба сухопутных сил вывести саперные батальоны из дивизий и отправить в Сталинград.
Другое предложение – прекратить наступление на восемь дней для отдыха войск – было отклонено.
На участке румынской 3-й армии, согласно данным аэрофотосъемки, число наведенных через Дон мостов постоянно увеличивается.
Фюрер, как и прежде, ожидает наступления русских через Дон на Ростов. Он приказал атаковать с воздуха наведенные мосты и предполагаемые позиции в лесах на северном берегу Дона.

7 ноября 1942 года
Начальник Генерального штаба сухопутных сил доложил, что, по агентурным данным, 4 ноября в Москве состоялось заседание военного совета под председательством Сталина, на котором присутствовали все ведущие военачальники. Там было решено еще в текущем году начать большое наступление или на Донском фронте, или в центре.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Konstanten
сообщение 11.9.2012, 15:55
Сообщение #78


Активный участник
***

Группа: Актив
Сообщений: 528
Регистрация: 8.10.2010
Пользователь №: 2041



11 ноября 1942


15 октября - 18 ноября 1942. Продолжение 3.

Цитата("В.И.Чуйков.Сражение века")
11 ноября в 6 часов 30 минут после авиационной и артиллерийской подготовки противник перешел в наступление.
В нем участвовало пять пехотных (389-я, 305-я, 79-я, 100 — я и 295-я) и две танковые (24-я и 14-я) дивизии, усиленные саперными батальонами 294-й пехотной дивизии, переброшенными на самолетах из Россоши, и 161-й пехотной дивизии, доставленными также на самолетах из Миллерово.Фронт наступления шириною около пяти километров шел от Волховстроевской улицы к оврагу Банный.
Большинство вышеупомянутых немецких дивизий были полного состава (их основательно пополняли), плотность боевых порядков противника была ошеломляющая.

По-видимому, Паулюс рассчитывал одним ударом смять стрелковые дивизии Людникова, Горишного, Соколова, Гурьева и выйти к Волге.
Весь день шла исключительно упорная борьба за каждый метр земли, за каждый кирпич и камень. Бой ручными гранатами и штыками продолжался несколько часов. В то же время наши войска Северной группы перешли в наступление от железнодорожного моста в устье Мечетки на юг, на Тракторный завод.
На Мамаевом кургане дивизия Батюка вела встречные бои с наступающим противником.

От авиабомб, от артиллерийских снарядов и мин валились заводские трубы. Было видно, что главный удар противник наносит в стык между стрелковыми дивизиями Людникова и Горишного.
....В 11 часов 30 минут гитлеровцы ввели в бой резервы, их пехота и танки смяли боевые порядки на правом фланге 241-го стрелкового полка дивизии Горишного, продвинулись вперед на 300—400 метров и вышли к Волге на фронте 500—600 метров. Армия в третий раз оказалась разрубленной, а стрелковая дивизия Людникова была отрезана от главных сил.
Но на остальных участках фронта армия свои позиции не сдала.
Паулюс не реализовал свое превосходство в силах и не выполнил намеченного плана. Сбросить 62-ю армию в ледяную Волгу ему не удалось.

Мы не ошибались, что Паулюс готовил новое наступление, об этом даже заявил сам Гитлер 8 ноября в своем обращении к «старой гвардии». Он сказал:
«Я хотел достичь Волги у одного определенного пункта... Случайно этот город носит имя самого Сталина. Но я стремился туда не по этой причине... Я шел туда потому. что это весьма важный пункт. Через него осуществлялись перевозки тридцати миллионов тонн грузов, из которых почти девять миллионов тонн нефти. Туда стекалась с Украины и Кубани пшеница для отправки на север. Туда доставлялась марганцевая руда... Именно я хотел его взять и — вы знаете, нам много не надо, — мы его взяли! Остались не занятыми только несколько точек. Некоторые спрашивают: а почему же вы не берете их побыстрее? Потому что я не хочу там второго Вердена. Я добьюсь этого с помощью небольших ударных групп».


http://www.youtube.com/watch?v=rg9ftcNwm8A


В действительности Паулюс сосредоточил на фронте завода «Баррикады»—овраг Банный протяженностью 4—5 километров пять пехотных (389-ю, 305-ю. 79-ю, 100-ю и 295-ю) и две танковых — 14-ю и 24-ю — дивизий, усиленных саперными батальонами 294-й и 161-й пехотных дивизий. Такой плотности построения боевого порядка не знал Верден.
62-я армия в течение всего дня 11 ноября вела тяжелые бои с наступающими превосходящими силами противника.
Тяжесть боев увеличилась еще тем, что наша левобережная артиллерийская группа к этому времени уже перемещалась на юг для обеспечения готовившегося контрнаступления.


Сводка 11 ноября 1942 года.
«138-я стрелковая дивизия с приданным 118-м гвардейским полком 37-й гвардейской стрелковой дивизии с шести часов 30 минут утра отражала атаки пехоты и танков при поддержке авиации.
В результате ожесточенных боев в 118-м гвардейском стрелковом полку от 200 штыков осталось только 6 человек; командир полка был тяжело ранен. Противник пытался окружить дивизию с севера и с юга, зайти ей в тыл с берега Волги.
95-я стрелковая дивизия отражает атаки противника силою до двух пехотных дивизий с танками. В 11.30 противник ввел в бой свежие силы и снова перешел в атаку, смял правый фланг 241-го стрелкового полка 95-й стрелковой дивизии и вышел к берегу Волги, отрезав 138-ю стрелковую дивизию от главных сил армии. Остальные части дивизии на прежних позициях ведут упорный бой, отражая яростные атаки противника.

45-я и 39-я гвардейские стрелковые дивизии отбили две атаки противника на завод «Красный Октябрь». Во время третьей атаки противнику удалось частично потеснить 117-й гвардейский стрелковый полк. Упорный бой продолжается.

284-я стрелковая дивизия отражала атаки противника на Мамаев курган. На участке 1045-го стрелкового полка противнику удалось вклиниться в боевые порядки полка, но контратакой резервами положение восстанавливается. Бой продолжается.

На фронте 13-й гвардейской стрелковой дивизии атаки мелких групп противника отбиты.

Войска Северной группы войск по приказу командарма с 10 часов утра при поддержке Волжской флотилии перешли в атаку с юга на завод СТЗ. Несмотря на сильное сопротивление противника, медленно продвигались вперед.

В воздухе шли непрерывные бои нашей авиации с противником.

Командарм решил:

Переправляющимися на правый берег двумя батальонами 192-й стрелковой бригады, а также 90-й и 161-й стрелковые полки 95-й стрелковой дивизии, находившиеся на доукомплектовании на левом берегу, срочно перебросить на правый берег и общими усилиями восстановить положение 241-го стрелкового полка и уничтожить вышедшие к берегу Волги передовые части противника юго-восточнее завода «Баррикады».





Цитата("Н.И.Крылов.Сталинградский рубеж")
В 6 часов утра 11 ноября на наши позиции обрушился такой артиллерийский огонь, какого не бывало уже недели две. Опять оглушающий грохот разрывов поглотил все другие звуки и заходила под ногами земля. С первых же минут стало совершенно ясно: это — артподготовка нового штурма.
В 6.30 началась атака пехоты и танков. Примерно на пятикилометровом фронте, между Волховстроевской улицей на севере и Банным оврагом на юге, наступали пять немецких пехотных дивизий (79, 100, 295, 305 и 389-я) и 24-я танковая — всего шесть из восьми, непосредственно противостоявших нашей армии.
По документам убитых гитлеровцев потом было установлено, что в наступлении участвовали батальоны еще двух дивизий, переброшенные сюда на самолетах.

Паулюс сделал напоследок все, что мог. И должно быть, еще раз уверовал, что собранный им кулак с исключительной плотностью боевых порядков на фронте атаки, при мощной артиллерийской и авиационной поддержке наступающих войск, сокрушит оборону 62-й армии. Ведь расстояние, которое нужно было для этого преодолеть, на многих участках составляло меньше километра.

Натиск врага отбивали дивизии Людникова, Соколова, Гурьева, Батюка, ослабленные в предыдущих боях, и дивизия Горишного, не успевшая полностью переправиться на правый берег после доукомплектования. Наступающий противник имел большой численный перевес и в пехоте, и в танках (у нас на 11 ноября было девятнадцать танков, а у противника — до двухсот), и еще больший — в авиации.Выручала армию, как и прежде, артиллерия. Атакующих нас гитлеровцев поддерживало до тысячи орудий.

Однако и мы располагали восьмьюстами орудиями и минометами калибром от 76 миллиметров и крупнее. Артполки дивизий, выведенных за последнее время в резерв, оставались в распоряжении начарта армии на прежних огневых позициях за Волгой.Усилившийся ледоход практически свел на нет сообщение с левым берегом. Вероятно, этого момента и ждал Паулюс, чтобы начать новый натиск.

Но победа у Волги — столько раз ускользавшая от него, а теперь, очевидно, опять казавшаяся близкой — была уже в любом случае призрачной.
Даже если бы гитлеровцы достигли целей своего ноябрьского наступления, этот их успех больше не мог существенно повлиять на общий ход событий на советско-германском фронте.
И что бы ни произошло в ноябре с остатками нашей 62-й армии, судьба немецкой 6-й армии была предрешена неотвратимо.
Все это, впрочем, куда виднее и яснее из нынешнего далека. Тогда мы не слишком много знали о положении за пределами Сталинграда.
И до «масштабных» ли было размышлений, когда враг снова пошел напролом, снова стремился расколоть и смять нашу армию, сбросить ее в Волгу.
Надо было еще раз сорвать его замыслы. Еще раз выстоять!..


Переносясь мысленно в этот трудный день, сопоставляя то, что сохранила о нем память, с данными штабных документов, я еще раз убеждался в том, что решающее значение имели первые его часы. Если бы немцам удалось вклиниться в нашу оборону всего на триста — пятьсот метров одновременно на нескольких участках — скажем, у Мамаева кургана, в районе «Красного Октября» и еще где-нибудь севернее, — положение всей армии могло еще больше осложниться.

Но этого не произошло. Хотя сильнейшая артподготовка и бомбежка с воздуха и нанесли нашим частям серьезный урон, обрушившийся на них шквал огня не расчистил путь противнику.
Первые атаки не принесли ему ни на одном участке ничего похожего на решительный успех и, по существу, остались безрезультатными. Гитлеровцы ворвались на небольшой завод «Метиз», служивший опорным пунктом на правом фланге дивизии Батюка, однако были там же и уничтожены.
Другие части Батюка навязали фашистам встречный бой на склонах Мамаева кургана. Гвардейцы Гурьева уверенно держались на «Красном Октябре». Стойко и активно обороняли свои рубежи дивизии Соколова, Горишного, Людникова.

А группа Горохова (на ее участке в этот день противник особой активности не проявлял) сама атаковала гитлеровцев своим левым флангом — в направлении Тракторного завода.
Эта частная операция была запланирована командованием фронта, которое специально переправило к Горохову полнокровную роту из резервной дивизии, обеспечило поддержку атаки авиацией и двумя полками «катюш». Цель этой атаки, реальный результат которой мог свестись к некоторому улучшению позиций, видимо, состояла в том, чтобы вновь (как, вероятно, и высадкой десанта десятью днями раньше) привлечь внимание врага к району между Латошинкой и СТЗ и отвлечь тем самым от каких-то других мест.

Тогда, впрочем, думалось лишь о том, что непредвиденное совпадение этой заранее подготовленной атаки с наступлением врага на соседних участках очень помогло нам — боевые действия группы Горохова оттягивали, сковывали некоторую часть неприятельских сил.Ничего не добившись за утренние часы, после некоторой паузы и новой артподготовки противник возобновил атаки незадолго до полудня. Подтянутые к этому времени резервы он ввел в бой в основном на участке южнее завода «Баррикады», нанося главный удар по оси Мезенской улицы. На два оборонявшихся в этом районе полка дивизии Горишного навалились части двух немецких дивизий. Правофланговый 241-й стрелковый полк был смят на своих позициях.

Разъединив здесь 95-ю и 138-ю дивизии и заняв южную часть заводской территории «Баррикад», гитлеровцы достигли Волги. Ширина прорыва по фронту, или вернее — по волжскому берегу, потому что с нашей стороны фронта тут больше не было, составляла около полкилометра.Так боевые порядки нашей армии в третий раз оказались рассеченными на всю их глубину. Через два без малого месяца после прорыва у Царицы, через четыре недели после того, как была отрезана группа Горохова, врагу удалось отделить от удерживаемой армией территории еще одну частицу. На этот раз — совсем небольшую. Изолированный «островок», образовавшийся между главными силами армии и Северной группой, имел метров 700 по берегу и 400–500 в глубину. Он включал северо-восточную часть «Баррикад», несколько примыкающих к этому краю завода улиц и изрезанный оврагами склон со спускающимися к Волге садами. На этом «островке» находились позиции 138-й Краснознаменной стрелковой дивизии полковника Ивана Ильича Людникова.

Сперва была еще надежда, что Людников отрезан ненадолго. На подкрепление 95-й дивизии, развернувшейся фронтом на север, спешно выдвигался сводный полк дивизии Смехотворова — тот, что прикрывал переправу, и два успевших прибыть с левого берега батальона 92-й стрелковой бригады, заново укомплектованных моряками-дальневосточниками — наш резерв для готовившихся контратак на Мамаевом кургане и у «Красного Октября». Всем этим частям ставилась задача оттеснить немцев от Волги, восстановить на участке прорыва сплошной фронт.
Однако это оказалось недостижимым. Перевес в силах был на стороне противника, и он быстро закреплялся на берегу. Принятыми мерами удалось лишь остановить расширение прорыва на юг — в наши тылы и к пристаням армейской переправы.

Некоторое время с командным пунктом Людникова сохранялась проводная связь. Ее обеспечивала знаменитая потом, вошедшая в историю Сталинградской битвы промежуточная телефонная станция «Ролик», располагавшаяся в нише крутого обрыва. Там оставались на своем посту три красноармейца во главе с младшим сержантом Н. Н. Кузьминским. Они продержались до конца обороцы, но потом имели связь только со 138-й дивизией, а провода, шедшие в другую сторону, на юг, гитлеровцы перерезали. Помню свой разговор с Людниковым на исходе дня, когда положение уже в какой-то мере стабилизировалось. Голос Ивана Ильича звучал спокойно и твердо. Доложив обстановку и ответив на мои вопросы, он сказал, что дивизия стоит на «Баррикадах», а с баррикад не уходят.
В мужестве и стойкости защитников возникшего на волжском берегу «острова» сомневаться не приходилось. За минувшие часы они уже отбили шесть вражеских атак, последовавших одна за другой и, безусловно, рассчитанных на то, чтобы покончить с отрезанными от армии частями, не дав им опомниться. Но это стоило 138-й дивизии, и без того уже совсем малочисленной, новых потерь. К концу дня она имела в строю что-то около шестисот штыков.

Помочь Людникову мы могли пока только огнем артиллерии. Кроме группы управления собственного артполка, стоявшего на огневых позициях за Волгой, в расположении 138-й дивизии находился наблюдательный пункт взаимодействовавшего с нею и раньше 397-го истребительно-противотанкового полка капитана Н. С. Кошелевича — одного из лучших среди наших иптапов. Имея в дивизии своих корректировщиков с рацией, он весьма эффективно поддерживал ее. Подключались на поддержку дивизии и другие артиллерийские части.
Иван Ильич Людников любил артиллерию, гордился дивизионным артполком, а также и отличным начартом С. Я. Тычинским.
Теперь, как стало известно начарту армии Пожарскому, комдив 138-й установил для своих артиллеристов специальный сигнал, означавший вызов огня на его командный пункт, и потребовал: если сигнал будет подан, действовать без промедления и колебаний, обеспечить безусловное накрытие цели.

При ничтожной площади «пятачка», на котором держалась дивизия, прорыв гитлеровцев к ее КП, находившемуся в 200–250 метрах от переднего края, был, разумеется, возможен при любой очередной атаке.




12 ноября

Цитата("В.И.Чуйков.Сражение века")
На 12 ноября всю артиллерию левого берега и всю авиацию переключить на поддержку контратакующих частей.

По неполным данным за один день боя уничтожено более 2000 солдат и офицеров противника и 4 танка. Наши части, особенно 138-й и 95-й стрелковых дивизий, также понесли большие потери».

Новое наступление врага, как следовало ожидать, совпало с началом мощного ледохода на Волге.
Суда Волжской флотилии ни днем ни ночью не могли пробиться к нам ни из Ахтубы, ни из Тумака.
Мы были надолго отрезаны от левого берега. Несмотря на столь тяжелое положение, удар противника не застал нас врасплох, и первый день боя не дал Паулюсу решительного результата.

По документам убитых немцев мы видели, что долго так гитлеровцы наступать не смогут, что через два-три дня они будут обескровлены и выдохнутся. Мы чувствовали, что правильно решаем свою задачу: противник не только не уходит из города, но, подтянув свежие силы, снова лезет в петлю, которая, как нам казалось, должна была скоро захлестнуться.
Из разговоров по телефону с командованием фронта я понял, что там удовлетворены нашей стойкостью. Однако 62-й армии предстояло выдержать еще немалые испытания: С утра 12 ноября противник проводил перегруппировку сил, подтягивая резервы, значит, нужно было ждать новых атак. И они возобновились в 12 часов дня. Бой закипел на всем участке фронта армии. Пьяные или обезумевшие фашисты лезли напролом.

Матросы с Дальнего Востока, пополнившие стрелковую дивизию Горишного, показали захватчикам, «где раки зимуют» и как дерутся славные краснофлотцы.
Бензобаки на Тувинской улице несколько раз переходили из рук в руки. Краснофлотцы в пылу боя сбрасывали с себя шинели и в одних тельняшках и бескозырках, отбив атаки, сами переходили в наступление. Не менее жестокая борьба шла в цехах заводов «Красный Октябрь», «Баррикады» и на Мамаевом кургане.

Нам самим уже стало казаться, что наши бойцы превратились в бессмертных богатырей, что их никакая сила не берет.

Отбив 11—12 ноября атаки противника, несмотря на то что армия третий раз была разрезана до самой Волги, все защитники города — от членов Военного совета армии до рядового воина — доняли, что это последнее наступление врага.
Мы были уверены, что теперь уже он не сможет организовать свои силы как в октябре, получить новую технику, особенно танки, боеприпасы и горючее. А без этого, особенно без техники, он был нам не страшен.
Все были уверены, что следующий удар, сильный и неотразимый, нанесут уже наши войска. Для этого ходом сражения, начавшегося во второй половине июля, были созданы все условия.
После 12 ноября Паулюс не прекратил активных наступательных действий, затишья на фронте не было, да и не могло быть. Гитлеровское верховное командование не хотело верить, что наступление захлебнулось. И сражение. начавшееся несколько месяцев тому назад, как бы по инерции продолжалось на всех участках фронта. Находясь в непосредственной близости от противника, мы не могли успокаиваться. Все время его контратаковали. А поскольку враг не сложил оружия, защитники города считали своим священным долгом истреблять его, притягивая на себя его силы.



Цитата("Н.И.Крылов.Сталинградский рубеж")
Атаковать с разных направлений «остров Людникова» противник не переставал и ночью. Не затихал бой также на «Красном Октябре». Утром 12 ноября, но не с рассвета, а значительно позже, возобновился штурм наших позиций и на других участках, где немцы пытались вклиниться накануне.
Отбивая эти новые атаки, мы пытались закрыть вчерашнюю брешь и восстановить локтевой контакт между разобщенными частями хотя бы по кромке берега. Части Горишного и приданные его дивизии батальоны 92-й бригады упорно сражались за выгодную позицию около группы бензобаков над береговым откосом. Однако закрепиться там им не удавалось — фашисты сопротивлялись яростно, и баки переходили из рук в руки.

Что удалось, так это предотвратить еще один прорыв врага к Волге — через «Красный Октябрь». А повторись здесь то, что произошло вчера у «Баррикад», последствия для всей армии были бы гораздо более тяжелыми.Документы, ставшие известными позже, рассказали, как намеревался противник осуществить этот прорыв силами 79-й пехотной дивизии фон Шверина с приданными ей штурмовыми саперными батальонами, которым поручалось проложить с помощью взрывчатки путь пехоте через мартеновский цех. Не зная тогда этих подробностей неприятельского плана, мы имели, однако, достаточно разведданных, чтобы считать краснооктябрьский участок особо угрожаемым.

Была изыскана возможность уплотнить боевые порядки на левом фланге и в центре позиций гвардейской дивизии Гурьева, где следовало ожидать (что и оправдалось) наиболее сильного натиска противника. Артиллеристы за Волгой находились в готовности поставить заградительный огонь на хорошо пристрелянных рубежах и так же быстро перенести его куда потребуется.
При этом для дивизии Гурьева отнюдь не отменялась, а, наоборот, подтверждалась прежняя задача — вытеснять гитлеровцев с завода, шаг за шагом очищать его территорию. И надо отдать должное комдиву 39-й: он сумел поддержать в своих людях не просто стойкость, но и решимость контратаковать, стремление захватывать инициативу где только можно. Командный пункт генерал-майора Гурьева был по-прежнему на заводе, фактически — в центре боя.

Выстоять, продержаться 12 ноября и на «Красном Октябре», и на других участках было не легче, чем накануне. Половина 92-й бригады и полк дивизии Горишного, на которые мы рассчитывали, находились еще за Волгой: суда, обслуживавшие переправу, не смогли справиться с ледоходом. Вскоре лед оборвал где-то кабель, оставив нас без телефонной связи с левым берегом. Записи о событиях этого дня в армейском журнале боевых действий заканчиваются так:
«Отсутствие пополнения и запаздывание с переброской батальонов 92 осб и 90 сп поставили армию в крайне тяжелое положение. Только исключительный героизм личного состава и стойкость в бою позволили удерживать ныне занимаемые позиции, сорвать наступление значительно превосходящих сил противника и нанести ему большой урон...»

11 ноября стоило Паулюсу трех тысяч солдат и десяти танков. К исходу дня 12 ноября сведений об уроне, нанесенном в тот день противнику, еще не было.
Однако уже определилось кое-что более важное, чем ожидавшиеся цифры. Командиры дивизий один за другим докладывали, что, судя по всему, враг выдохся и продолжать завтра штурм не сможет.
К такому выводу, оказавшемуся правильным, приходили и в штабе армии. Ноябрьское наступление гитлеровцев уже можно было считать сломленным.
Но у врага было достаточно сил, чтобы сокрушить «остров Людникова». Положение там осложнялось. Немцы наседали то в центре, то с флангов, пытались отрезать его гарнизон от Волги.
13 ноября группа фашистских автоматчиков почти добралась до штаба дивизии. В бой с ними вступили все, кто находился на КП.
У Людникова оставалось совсем мало продовольствия, таяли боеприпасы, увеличивалось число невывезенных раненых. А добраться к «острову» было не на чем. Мы испытывали острую тревогу за боевых товарищей.

Передо мною фотокопия донесения командарма Чуйкова Военному совету фронта, отправленного вечером 14 ноября:
«...Боюсь за 138 сд. Противник жмет на нее крупными силами. Реально помогаем ей артиллерией, «катюшами», больше сил нет...»
Василий Иванович просил начать сбрасывать в расположение дивизии патроны, гранаты и шоколад с самолетов и приказать гарнизону острова Зайцевский подготовить там посадочную площадку (от Зайцевского «пятачок» Людникова отделял неширокий волжский рукав Денежная Воложка, замерзающий раньше основного русла).

На бланке донесения, принятого на КП фронта, размашистая резолюция генерал-полковника А. И. Еременко в характерном для него стиле: «Нужно не дать противнику съесть 138 сд...» Далее следовали распоряжения об усилении поддержки отрезанной дивизии фронтовой артиллерией и других мерах помощи ей.
Оставалось четверо суток до начала великого перелома в Сталинградской битве. Что он близится, чувствовали, наверное, уже все — это, как говорится, висело в воздухе. Но никто в нашей армии еще не представлял, какое грандиозное контрнаступление развернут советские войска между Волгой и Доном. И тем более никто не мог знать его срока.
Рассеченная на три части 62-я армия отстаивала свои последние рубежи. Когда-то мы называли так те рубежи, которые потом не удержали. Но эти были последними безоговорочно, никаких других позади них быть уже не могло.


http://militera.lib.ru/memo/german/keytel_v02/text.html#t5
Цитата("В.Кейтель. Мемуары фельдмаршала.Победы и поражения вермахта. 1938-1945")
Битва за Сталинград поглощала одну дивизию за другой, притягивая их, как мотыльков на пламя свечи: хотя и удалось достичь Волги с севера и юга от Сталинграда и в самом городе, жесточайшие и яростные бои за каждый дом велись по всему городу и его многочисленным промышленным районам.
Мучительно достигнутое продвижение, блестящие оборонительные победы на севере города между петлями Волги и Дона укрепили нашу решимость захватить Сталинград — цель, которая временами казалась такой близкой.
Естественно, к этому стремился каждый офицер и каждый солдат армии Паулюса — завершить их кампанию абсолютной победой.
Я не буду утверждать, способствовало ли наше Верховное главнокомандование и до какой степени последовавшей за этим катастрофе.




13-18 ноября




Цитата("В.Адам.Катастрофа на Волге.Мемуары адъютанта 6 армии Ф. Паулюса")
Снова Паулюс просил генеральный штаб разрешить оставить Сталинград и отвести 6-ю армию на ту сторону Дона и снова получил отказ. Наступление смертельно измотанных дивизий постепенно замирало. Силы наших солдат иссякали.
Последние атаки в ноябре стоили тысячи жизней Другие тысячи солдат стали калеками. Несколько квадратных метров развалин — вот все, что удалось отвоевать. Перспектива взятия города стала чем-то невообразимо далеким.




Цитата("В.И.Чуйков.Сражение века")
После 12 ноября бои продолжались на всех участках до 19 ноября. По Волге шла шуга, отрезая от нас левый берег.
Теперь перед нами встала задача оказать помощь дивизии Людникова, оторванной от главных сил армии. Ее положение стало очень тяжелым: она была зажата противником с севера, с запада и с юга, а с востока отрезана Волгой, по которой шел сплошной лед.

Подвоз боеприпасов, продовольствия, вывоз раненых производились с перебоями, с промежутками в двое-трое суток.
Мы вынуждены были искать, вернее, выжимать кое-какие средства из боевых порядков на правом берегу. В первую очередь Военный совет армии решил все части дивизии Смехотворова свести в один 685-й полк и, сосредоточив его за правым флангом дивизии Горишного, контратаковать противника с юга на север вдоль Волги на соединение с дивизией Людникова.
Из всех частей Смехотворова мы набрали только 250 боеспособных людей.

Этим сводным полком и правым флангом частей дивизии Горишного, которые постепенно пополнялись людьми, отдельными группками, прибывшими с левого берега, мы беспрерывно по 20 ноября вели контратаки на севера на соединение с Людниковым.Своими контратаками мы, правда, не восстановили положение, но зато и противнику не дали уничтожить дивизию Людникова.

Не могу не сказать о мужестве командования окруженной дивизии во главе с полковником Иваном Ильичом Людниковым. Несмотря на исключительно тяжелое положение, там соблюдали спокойствие и уверенность. Телефонная связь, разумеется, была порвана. Работала только радиосвязь. Я лично несколько раз открытым текстом говорил по радио с Людниковым.
Мы узнавали друг друга по голосу, не называя себя по имени и по фамилии. Я не стеснялся открыто говорить ему, что помощь будет оказана, что скоро соединимся с ним.
Я надеялся, что он понимает, почему разговор с ним ведется открыто и что никакой помощи мы дать ему не можем.
Он мне тоже говорил о надежде на скорое соединение. Мы старались таким образом ввести в заблуждение противника.

Лишь в ночь на 16 ноября наши «ночные» самолеты на парашютах сбросили Людникову четыре тюка продовольствия и четыре тюка боеприпасов.
А в ночь на 20 ноября четыре бронекатера, наконец, пробились в протоку Денежная Воложка, затем к берегу, где оборонялась дивизия. Катера доставили боеприпасы, медикаменты и вывезли 150 раненых.Следует отметить работу экипажей пароходов «Пугачев», «Спартак», «Панфилов» и бронекатеров №№ 11, 12, 13, 61 и 63. В эти дни и ночи они творили истинно героические дела.

Я сам наблюдал ночью, как эти суда метр за метром, с разгона пробивая путь среди льдов, шли от пристани Тумак на север по Волге, к берегу, где оборонялась 62-я армия.
Были дни, когда эти суда не могли в темное время вернуться обратно, а идти днем вдоль берега, занятого немцами, было равносильно гибели.
Тогда они оставались у нашего берега, маскировались парашютами, белыми простынями и мешками под цвет снега и льда.
Нас тревожила судьба дивизии Людвикова. Ее надо было выручать. И, напрягая последние силы, наши части начали день за днем, круглые сутки контратаковать противника. прорвавшегося к берегу Волги между частями Людникова и главными силами армии.

В то же время наши мелкие штурмовые группы шаг за шагом отбивали у врага здания и блиндажи и на других, участках фронта армии, точнее, на всем фронте. Северная группа наступала с севера на Тракторный завод; дивизии Соколова и Гурьева — на завод «Красный Октябрь»; дивизия полковника Батюка — на Мамаев курган; дивизия Родимцева в городе штурмовала отдельные здания. Наше наступление шло непрерывно, каждый день. Штурмовые группы начали захватывать трофеи и пленных.

Сводка 14 ноября 1942 года.
Армия в течение дня отражала атаки противника и вела бой за восстановление положения на своем правом фланге.
Противник в течение дня силами до пп, наступая на левый фланг 138 сд и мелкими группами на ее центр, имея целью расширить фронт прорыва и оттеснить части дивизии к северу.

На остальных участках вел сильный арт. огонь и бомбил боевые порядки частей.

Северная группа ведет огневой бой на прежних позициях.

138 сд отражает атаки противника силами до пп на левом фланге и мелких групп в центре, стремится сузить кольцо в полуокружении дивизии.

Бой продолжается. Части отбивают атаки противника на прежних позициях. Дивизия ощущает острый недостаток в боеприпасах, продовольствии и медикаментах.

95 сд с 3/92 сбр сводными сп 193 сд ведет напряженные бои за восстановление положения на участке 241 сп с целью восстановления сплошной линии фронта и установления локтевой связи с частями 138 сд. Бой продолжается в районе бензобаков. Левофланговые части дивизии ведут бой на прежних позициях. Остальные части, обороняя прежние рубежи, отражают атаки мелких групп пехоты и ведут огневой бой.

Плавсредства полностью не прибыли. План перевозок [278\ в течение трех суток, срывается. Назначенные подкрепления не перевезены, части ощущают острый недостаток боеприпасов и продовольствия. Вышедший из Тумака караван судов с подразделениями 90 сп, пробиться вследствие ледохода не мог, вернулся обратно. Ледоход полностью прервал сообщение с левым берегом в районе переправы «62».

Командарм решил:

Удерживать занимаемые позиции, уничтожать противника перед передним краем обороны.

Потери противника:

По неполным данным за 14.11.42 г. противник потерял убитыми и ранеными свыше 1000 солдат и офицеров».


Сводка 16 ноября 1942 года.
«Армия в течение дня отражала атаки противника в районе завода «Баррикады», частью сил вела бои за восстановление положения в районе Мезенская.
Противник в течение дня продолжал неоднократные атаки наших позиций на участке завода «Баррикады», до Волховстроевск на юго-вост. и от Мезенская на север с целью полного окружения 138 сд. Все атаки противника отбиты.

Одновременно противник вел усиленную разведку нашего переднего края.

Артиллерия и минометы вели сильный огонь по боевым порядкам войск.

Авиация противника проводила разведполеты и группами 3-5 самолетов бомбила войска.

Северная группа на прежних позициях вела ожесточенный бой.

138 сд в течение дня отражает атаки противника. Противник, неся большие потери, дважды в течение дня подбрасывал свежие силы. Несмотря на численное превосходство противника и крайне тяжелые условия дивизии, атаки были отбиты.

В течение ночи из числа сброшенных самолетами грузов дивизия получила 4 тюка продовольствия, 2 тюка снарядов, 45-мм и 2 тюка — 82-мм мин, срочно необходимо подбросить медикаменты, патрон ППШ и ручные гранаты.

95 сд с 3/92 сбр и сводным 685 сп, частью сил продолжала контратаки в районе Мезенская с задачей [279] восстановить положение. Бой доходил до рукопашных схваток с широким применением гранат.

Противник к исходу дня подбросил свежие силы. Положение на участке 241 сп не восстановлено. Бой на рубеже Мезенская продолжается.

45 сд и 39 гв сд на прежних позициях вели огневой бой с противником.

284 сд на прежних позициях вела огневой бой. За 16.11.42 г. дивизией уничтожено 90 солдат и офицеров.

На остальных участках фронта части, отражая атаки групп пехоты противника, удерживают прежние позиции.

Работа переправы. За ночь переправлены и доставлены на Б К №№ 11, 12, 13, 61 и 63 и пароходы «Спартак», «Пугачев», «Панфилов» боеприпасы, продовольствие и собранные за счет тылов армии пополнения.

Потери противника:

По неполным данным в течение 16.11.42 г. противник потерял убитыми и ранеными до 1000 солдат и офицеров.

Командарм решил:

Продолжать бой на занимаемых позициях, не допуская дальнейшего продвижения противника вперед.

Вести разрушение укреплений противника и истребление его арт. огнем».


Сводка 18 ноября 1942 года.
«Армия в течение дня отражала атаки противника на своем правом фланге, на остальных участках вела огневой бой на прежних рубежах.
Противник в течение дня силами свыше пп с танками неоднократно атаковал наши позиции в районе Рынок и зап. окр. Спартановка и силами до двух батальонов атаковал позиции 138 сд и 95 сд.

К исходу дня все атаки противника отбиты с большими для него потерями. Одновременно противник производил подтягивание резервов в район завода «Баррикады».

Артиллерия и минометы вели интенсивный огонь по боевым порядкам войск.

Северная группа, отразив атаки пехоты и танков противника, силами свыше пп на Рынок и зап. окр. Спартановка, частью сил перешла в контратаку с задачей восстановить положение на участке Рынок.

После упорного боя противника был выбит из сев.-зап, окр.. Рынок, положение полностью восстановлено. [280]

В течение 17 и 18.11.42 г. уничтожено 800 солдат и офицеров, 11 танков, из них 9 сожжено.

В группе осталось штыков 124 сбр — 745 ; 149 сбр — 475 .

Эти бригады остро нуждаются пополнением боеприпасами, продовольствием.

138 сд отражала атаки противника силою до двух батальонов с танками. Подтянув свежие силы, противнику удалось потеснить левый фланг дивизий и занять три здания.

95 сд отражала атаки противника в районе Бензобаки, силами свыше батальона.

90 сп удерживает район Бензобаков, где и закрепляется. 241 сп и 685 сп закрепляются на рубеже оврага, что 150 м сев.-вост. Мезенская.

45 сд и 39 гв сд на прежних позициях ведут бой с мелкими группами пехоты за улучшение своих позиций,

На остальных участках фронта части, отразив атаки мелких групп пехоты противника, удерживали позиции.

Работа переправы: одним рейсом пароходом «Пугачев» и Б К №№ 11, 12, 61 и 63 переброшено пополнение 167 чел., продовольствие и боеприпасы для частей. Эвакуировано раненых 400 человек.

Потери противникам

По неполным данным в течение 18.11.42 г. противник потерял убитыми и ранеными свыше 900 солдат и офицеров.

Командарм решил:

Удерживать занимаемые позиции, не допускать дальнейшего продвижения противника. Частью сил контратаковать противника и соединиться с частями 138 сд».

Мы все видели и чувствовали, что противник выдохся и не может собрать больше сил, чтобы сломить наше сопротивление. Наступил такой период, когда обе стороны были истощены до предела. Такая обстановка продолжалась до 19 ноября.




Цитата( "Дёрр. Г.Дёрр.Поход на Сталинград.")
Общие результаты боев на протяжении этих двух месяцев были с оперативной точки зрения незначительными, а с тактической — недостаточными. 6-я армия занимала, кроме полосы берега севернее Сталинграда у Рынок, позиции на Волге только севернее и южнее Баррикады и у южной окраины Сталинграда.
Из 35-км береговой полосы в районе Сталинграда всего 15 км действительно были в руках немцев.
Но самый важный участок, причал парома между Красной Слободой и городом, оставался у русских.
Потери 6-й армии в живой силе и технике были для нее самыми тяжелыми со времени начала летней кампании.
Возможности ее оперативного использования значительно ухудшились.
Для оборонявшихся войск русских в эти недели был ряд критических моментов; особенно тяжелая обстановка складывалась для них 14 октября и 11 ноября.
Оттесненные на узкий клочок территории, имея в тылу Волгу, они не имели другого выхода; либо им пришлось бы сдать город, либо они должны были упорно защищать каждую пядь земли западнее реки.
Войска 62-й армии могли бы, правда, получать подкрепления, если бы для связи с противоположным берегом имелись более благоприятные условия, однако они улучшились только после начала контрнаступления русских 16 декабря, когда Волга замерзла; до этого времени вся связь с тылом осуществлялась на паромах и лодках.
До 20 ноября мостов в районе Сталинграда не было.
Впрочем, командование русских стремилось сохранить свои силы для контрнаступления, ставя перед собой задачу сковывать минимальными силами как можно больше сил немцев в Сталинграде.


Оборона 13 гв. стрелковой дивизии на конец ноября , 100-500 метров до Волги.




Цитата("В.Адам.Катастрофа на Волге.Мемуары адъютанта 6 армии Ф. Паулюса")
В середине ноября мне понадобилось съездить в 71-ю пехотную дивизию. С командиром одного из ее полков, полковником Роске, я был давно знаком.
К началу войны мы оба были преподавателями тактики в военной школе в Дрездене. Теперь Роске находился со своим штабом в Сталинграде, а его полк — на самом берегу Волги.
Я отправился туда с Роске.,,,
Роске был хорошим проводником среди руин города, заваленного грудами щебня и мусора. Примерно через полчаса можно было оглянуться по сторонам.
Мы укрылись в щели на западном, круто обрывающемся берегу Волги....Роске рассказал, что ночью наши посты выдвинуты к самой Волге.
Сейчас днем на реке не было ни одного суденышка или лодки. Немецким воздушным наблюдателям нечего было делать.
Тем больше дела было у пикирующих бомбардировщиков, которые с высоты пикировали на восточный берег и на остров.
Их мишенью являлись русские минометные позиции и скопления войск. На них они сбрасывали свои бомбы, обстреливали из бортового оружия.
Я стоял, изумленный огромными размерами этой реки. После степных просторов — эти речные дали! И тут же огромный город, в котором было до 600 тысяч жителей.
На самых крупных его заводах число рабочих достигало десятка тысяч.
Как здесь, вероятно, кипела жизнь, в этом городе, расположенном у величайшей европейской реки, между Кавказом и Москвой.
Стрекотание пулемета прервало мои размышления. Слева от нас разорвались ручные гранаты.
С глухим гулом вступила в бой артиллерия. Пока мы стояли здесь в укрытии траншеи, в нескольких десятках метров от нас снаряды рвали на куски человеческие тела.
Внезапно все стихло.
— Так часто бывает, — сказал Роске. — Короткая перестрелка вспыхивает большей частью в связи с какой-либо операцией штурмовых групп. Днем на Волге царит полная тишина.
Позиции оживают с наступлением сумерек. В полевой бинокль вы можете разглядеть на той стороне Красную Слободу.
Наши бомбардировщики уже несчетное число раз забрасывали снарядами эту деревню.
Но лишь только во второй половине дня спускается первая дымка над рекой, там начинают грузить на суда людей и боеприпасы.
Русские пытаются в ночной темноте переправиться на западный берег. Вот когда начинается страшное зрелище. Феерическим светом озаряют воду сигнальные ракеты.
Прожекторы направляют снопы лучей, обследуя поверхность реки. Если судно или лодка попадают в эти потоки света, начинается стрельба из пулеметов и разнокалиберных орудий.
Самолеты сбрасывают бомбы и на бреющем полете открывают огонь из бортового оружия. Тем не менее большинство судов достигает берега.
По данным разведки мы знаем, что в середине октября целая стрелковая дивизия была переправлена за одну ночь!
Только в особенно светлые лунные ночи русские ограничивают движение по реке.
[u]Полк Роске, как и вся 71-я пехотная дивизия и ее соседи слева и справа, уже несколько недель вели ожесточенный ближний бой.
О его упорстве свидетельствует один эпизод, о котором мне рассказал мой спутник на обратном пути к командному пункту.
— Штурмовые группы нашего левого соседа проникли в одно здание и вытеснили русских из нижнего этажа.
Но на верхнем этаже противник все еще держится. Много дней наши люди ведут бой всеми средствами, но им не удается оттеснить русских. Для нас просто загадка, как они там снабжаются. Они должны были бы там давно умереть с голоду и израсходовать весь боезапас. Но ничего подобного! Горстка русских и не думает о капитуляции!
Она не думала об этом и в течение последующих недель. Маленький мужественный гарнизон держался до тех пор, пока немецкие войска не были в этом районе города уничтожены или взяты в плен. Из советской военной истории мы позднее узнали, что это была группа сержанта Павлова.[/b]

Но повторные обращения к главному командованию имели одно последствие: генеральный штаб наконец вынужден был согласиться с некоторыми оборонительными мероприятиями на северном фланге 6-й армии.
XXXXVIII танковый корпус, последнее время действовавший на правом фланге 6-й армии в городе, передал две свои дивизии LI армейскому корпусу.
Его третья дивизия, 29-я моторизованная, стала резервом группы армий "Б". Высвободившийся штаб корпуса был 15 ноября переведен в район за фронтом 3-й румынской армии.
Ему были подчинены 22-я танковая дивизия и 1-я румынская танковая дивизия.
Командиром XXXXVTTI танкового корпуса был генерал-лейтенант Гейм, с которым я долгое время охотно сотрудничал. Незадолго до этого Гейм занимал пост начальника штаба 6-й армии.
Он должен был использовать немецкую танковую дивизию в качестве "корсета", стягивающего 3-ю румынскую армию, которой угрожало наступление, подготовляемое противником.
Генерал Паулюс не придавал большого значения тому факту, что Гейм впал в немилость.
Его недоверие относилось не к командиру корпуса, но к тем войскам, которые были Гейму подчинены.
— 1-я румынская танковая дивизия, — сказал он мне, — вооружена легкими французскими и чешскими трофейными танками, личный состав недостаточно обучен и не обстрелян, 22-я немецкая танковая дивизия сильно поредела за время боев. Но даже ее остатками Гейм не может полностью распорядиться.
Половину ее танкового полка командование группы армий "Б" перебросило на другой участок.
Разумеется, намеченные ставкой оборонительные мероприятия никак не могли рассеять серьезное беспокойство командующего армией и начальника штаба.
Об этом со мной заговорил Паулюс 15 ноября. Командующий снова указал на задачу, поставленную перед генерал-лейтенантом Геймом:
— Я считаю более чем поверхностным мнение тех, кто думает, будто Гейм может с половиной одной дивизии воспрепятствовать прорыву русских.
Когда же наконец верховное командование и генеральный штаб научатся правильно оценивать силы противника?
— Стало быть, вы считаете недостаточными те силы, которые действуют за нашим левым флангом?
— Конечно, их недостаточно. Ведь поэтому я и просил разрешения вывести XIV танковый корпус из Сталинграда.
Но и это было отвергнуто генеральным штабом, хотя в городе от танков нет ровным счетом никакой пользы.
— Со всем этим я просто не могу примириться, господин генерал. Такие неверные решения буквально провоцируют катастрофу.
— Не торопитесь так резко судить, Адам. XIV танковому корпусу я приказал подготовиться к выводу танковых полков и противотанковых частей 16-й и 24-й танковых дивизий, чтобы они по моему приказу в случае необходимости сразу могли быть переброшены на наш левый фланг к западу от Дона.
— А как пойдут дела на юге? Сможет ли 4-я танковая армия удержать позиции, когда русские рванутся вперед? Собственно говоря, там уже нет никакой танковой армии. Она была вынуждена отдать почти все свои танковые части и одну пехотную дивизию. Она сохранила румынские пехотные дивизии, которые, правда, порой мужественно сражались, но плохо снаряжены и плохо вооружены.
— Все зависит от силы противника. Если он будет наступать крупными и боеспособными частями, то и на юге дело может дойти до катастрофы. Я опасаюсь и там самого худшего, если верховное командование не подбросит полностью укомплектованные дивизии. Но мы не должны допустить панических настроений.
— Это я вполне понимаю. Но что же, мы будем пассивно наблюдать, как нам набрасывают петлю на шею, господин генерал? Наши дивизии просто не могут ничего больше дать. Многие не располагают даже половиной своей боевой численности.


Т.е. командующий 6 полевой армией генерал Ф.Паулюс начал менять конфигурацию группировок своих войск из наступательной в оборонительную.


Цитата(" Журнал боевых действий ОКХ")
12 ноября 1942 года
В полдень из Мюнхена пришел приказ перевести полевой эшелон отдела обороны страны в Зальцбург. Полевой эшелон выехал вечером в 21.55 на своем поезде особого назначения «Атлас». После короткой остановки в Мюнхене вечером 13-го, где «Атлас» некоторое время простоял рядом с поездом фюрера, он 14 ноября в 2.20 прибыл в Зальцбург.
Штаб оперативного руководства вермахта остался в своем поезде, поставленном на одном из путей главного вокзала Зальцбурга. Фюрер со своим ближайшим окружением в тот же день утром переехал из Мюнхена в Бергхоф. Генерал-фельдмаршал Кейтель и генерал Йодль устроились в рейхсканцелярии в Берхтесгадене.

14 ноября 1942 года
В 18.00 исполняющий обязанности начальника штаба оперативного руководства вермахта генерал Варлимонт прибыл из рейхсканцелярии в поезд особого назначения «Атлас» и сразу взялся за дело. Сразу после его возвращения он сообщил ведущему журнал боевых действий о событиях последних дней следующее.
Воскресенье, 8 ноября: после высадки американцев в Северной Африке фюрер сначала придерживался мнения о глубоком сотрудничестве с французами. На дальнейшее отношение к Франции повлияло желание фюрера, насколько возможно, учитывать позицию итальянцев. Кроме того, нельзя было не учесть выраженную антипатию французов к итальянцам. Итальянский министр иностранных дел граф Чиано прибыл в Мюнхен 9 ноября, а французский премьер Лаваль – в ночь на 10-е. Переговоры с последним продлились практически весь день 10 ноября и не привели к определенному результату. Ровно в 20.30 был отдан приказ о начале операции «Антон». В ночь на 11 ноября фюрер отправил посла к маршалу Петену, который после этого отдал приказ французским вооруженным силам не оказывать сопротивления вторгнувшимся немецким войскам. Одновременно были достигнуты договоренности с итальянцами относительно разграничения зон вторжения, причем ранее действовавшая линия Женева – Лион – Тулуза не была принята во внимание. Вторжение в неоккупированную часть Франции шло, вопреки ожиданиям, беспрепятственно. С тех пор как оккупация оставшейся части Франции отошла на задний план, на передний план выдвинулось создание оборонительного фронта в Тунисе.
В данный момент состояние германо-французских отношений следующее.
Как и прежде, неизвестно, как сложатся политические и военные отношения между Германией и Францией. Ни в коем случае нельзя оскорбить Италию. Франция внушает недоверие, новый договор с ней может появиться только постепенно, на основе дальнейшего развития двусторонних отношений. Основа для военного сотрудничества с Францией – строительство снизу вверх. Фюрер исполнен величайшего недоверия к Франции, которое лишь усилилось после бегства командира 16-й французской дивизии…
Генерал Вейган 13 ноября арестован СД (службой безопасности) и перевезен в Германию. Маршал Петен в письме фюреру потребовал немедленного освобождения генерала и в случае отказа пригрозил отставкой. Судя по перехваченным сообщениям между Виши и Северной Африкой, адмирал Дарлан активно действует в пользу Виши. Он пытается выиграть время, чтобы организовать оборону Северной Афри ки и не допустить перехода французских войск к генералу Жиро, сбежавшему в Алжир…
Тунисский плацдарм целиком и полностью подчиняется главнокомандующему на юге, местная командная инстанция – генерал танковых войск Неринг. Итальянцы с этим согласны и направят свои мобильные войска в Тунис – об этом сообщил фюреру дуче. Весь вопрос в том, чтобы, состязаясь с американцами, успеть создать плацдарм. Необходимо перебросить крупные подразделения: 10-ю танковую дивизию (Марсель), дивизию «Геринг» (Коньяк) и 334-ю пехотную дивизию (ее приказано сформировать в Германии из запасных воинских частей к 8 ноября). Очередность переброски определяется единственным фактором: дивизия может быть транспортирована быстрее всех, что, естественно, зависит от своевременной подготовки подвижного состава. В Тунис также должна быть переброшена оперативная группа СД численностью 7 офицеров и 17 рядовых.

16 ноября 1942 года
Главнокомандующий на западе получил приказ, сотрудничая с французскими вооруженными силами, соблюдать сдержанность. Тулон, который до сих пор не был занят ни немецкими, ни итальянскими войсками, не должен быть занят и французскими войсками – его должны защищать только французские моряки. По приказу фюрера, соблюдая строжайшую тайну от французов, но по согласию с итальянцами, необходимо провести подготовку к внезапному нападению на стоящий в гавани Тулона французский флот.

17 ноября 1942 года
Позиция французов по-прежнему неопределенная. Поэтому главнокомандующий на западе приказал отвести французские войска от средиземноморского побережья. В штабе оперативного руководства вермахта считают, что неблагоприятное развитие событий во Франции в основном является следствием постоянной оглядки фюрера на итальянцев. Немецкий генерал в Риме вчера вечером сообщил, что достигнута договоренность с итальянцами относительно линии раздела оккупационных зон. Долина Роны с ее автомобильными и железными дорогами достается Германии. Итальянцы согласились на совместное использование транспортных путей, расположенных на восточном берегу.
В Тунисе генерал танковых войск Неринг принял командование. Туда прибыл 5-й парашютно-егерский полк. Немецкие силы прикрытия примерно в 100 километрах от Туниса ведут бои с англо-американскими моторизованными войсками.



Т.е. никаких важных для себя сообщений с Восточного фронта в последнюю неделю перед советским наступлением в ОКХ и ОКВ тогда не имели.

Сообщение отредактировал Konstanten - 11.9.2012, 16:09
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Cesare Borgia
сообщение 12.9.2012, 14:24
Сообщение #79


Активный участник
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 4670
Регистрация: 16.10.2010
Пользователь №: 2071



«Не думаю, чтобы какая-нибудь армия Запада пережила Сталинград»

ФОТОГАЛЕРЕЯ: Сталинградская битва
http://mixednews.ru/archives/23680


--------------------
Aut Caesar, aut nihil.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Konstanten
сообщение 13.9.2012, 19:08
Сообщение #80


Активный участник
***

Группа: Актив
Сообщений: 528
Регистрация: 8.10.2010
Пользователь №: 2041



Битва за Кавказ. Сентябрь-октябрь 1942.


Одновременно со Сталинградским сражением проиcходила не менее напряжённая и важная битва на Кавказе.

В конце августа наступление немецких войск было остановлено на рубежах реки Терек , в предгороьях и горах западного Кавказа.
Быстрого прорыва в Закавказье и Баку у гитлеровцев не получилось.
Это было расценено как крупная неудача и командующий гр. армий "А" Лист был отстранён от командования и 9 сентября Гитлер принял командование группой на себя.


К началу сентября 1942 года выделись четыре главных направления , где гитлеровцы стремились прорваться в Закавказье,
прежде всего в Баку и овладеть восточным побережьем Черного моря.

1.С плацдарма на Тереке Моздока Грозный -Махачкалу-Баку , где оборонялась Северная группа войск (командующий генерал И.И.Масленников) Закавказского фронта (командующий генерал И.В.Тюленев).
И три других напрваления , где оборонялась Черноморская группа (командующий генерал Я.Т.Черевиченко) войск Заквавказского фронта.
2. С Краснодара в направлении Новороссийска.
3.C Майкопа в направлении Туапсе.
4. Через перевалы в главного кавказского хребта в направлении Сочи ,Сухуми ,Адлер ,Кутаиси.


На этих направлениях , как и в то же самое время тогда под Сталинградом ,начались позиционные сражения по прорыву обороны советских армий.

Цитата("Сводки немецкого командования сухопутных войск ОКХ")
31 августа 1942 года

В группе армий «В» 4-я армия южнее Сталинграда вторглась во внутреннюю, расположенную в 25 километрах от города полосу укреплений.
В полдень командующий группой армий «А» генерал-фельдмаршал Лист доложил фюреру свои оперативные планы, которые были, по существу, утверждены.
Согласно этим планам на Западном Кавказе наступление будет вестись в трех местах:
1) в районе Анапы и Новороссийска, а после их захвата – вдоль берега моря;
2) по обе стороны дороги, ведущей на Туапсе, куда должно быть стянуто столько сил, чтобы им хватило дыхания довести дело до конца;
3) вдоль дороги, ведущей на Сухуми, где должны быть собраны главные силы IL горного корпуса, которые могут использовать и расположенные восточнее перевалы.

Главной задачей 1-й танковой армии остается уничтожение противника в излучине Терека и удар в нефтяную область.





Цитата("Э. фон Клейст. Допросы в советском плену.")
17-я армия наступала с участка Новороссийск—Майкоп, сосредоточивая основной удар на юго-западном направлении.
Ее левый фланг прикрывал при этом горные проходы с юга, до Эльбруса.
Танковая армия прикрывала глубину южного фланга и тыл 17-й армии во время подвижного ведения боя на большой территории, примерно севернее Нальчик—Терек.
Она попыталась сузить свой растянувшийся участок фронта за счет оттеснения противостоящего ей противника, захватив Нальчик, и форсировав в некоторых местах Терек.
Ее левый фланг, в свою очередь, был атакован русским кавалерийским корпусом. И ей пришлось отражать эту атаку.
В общем, и целом, эти бои происходили разрозненно , и не были соединены в общий, определенный фронт.








Моздок-Малгобекское направление.


Цель - прорыв через Малгобек к Грозному.


1-15 сентября




Цитата("А.А.Гречко.Битва за Кавказ")
К 1 сентября общее соотношение сил на всем фронте Северной группы войск, кроме танков и авиации, было на стороне наших войск.
Однако командование группы, несмотря на точно выявившееся направление главного удара противника, распределило силы, и особенно артиллерию, равномерно по всему фронту.
Вследствие этого на малгобекском направлении с нашей стороны участвовала в боях лишь небольшая часть стрелковых войск и артиллерии 9-й армии.
На этом участке противник имел превосходство в артиллерии более чем в шесть раз и в танках более чем в четыре раза.

Из имевшихся в Северной группе войск 2356 орудий и минометов на направлении главного удара противника в первый период Малгобекской операции действовало только 237 орудий и минометов.
Цель наступления немецко-фашистских войск заключалась в том, чтобы прорвать оборону советских войск на р. Терек и захватить г. Малгобек.

Затем гитлеровцы рассчитывали танковыми соединениями прорваться между Терским и Сунженским хребтами в долину Алхан-Чурт и, наступая по долине вдоль Алханчуртского канала, выйти к Грозному.

Сосредоточив против незначительных войск 9-й армии свои 3-ю и 13-ю танковые, 111-ю и 370-ю пехотные дивизии, немецко-фашистские войска в ночь на 1 сентября начали форсирование Терека в районе Моздока. Несмотря на воздействие нашей авиации и артиллерии, врагу удалось дополнительно переправить на южный берег реки и сосредоточить в прибрежной роще севернее Мундар-Юрт свыше батальона пехоты и до двух минометных батарей. Однако контратакой частью сил 389-й и 417-й стрелковых дивизий атака противника на Мундар-Юрт была отбита, и в течение дня правый берег Терека на этом участке был полностью очищен от врага. Однако действия противника в районе Мундар-Юрт были предприняты с целью отвлечь внимание советского командования от Моздока, где были сосредоточены его 370-я, 111-я пехотные и 3-я танковая дивизии для нанесения главного удара.

Утром 2 сентября противник приступил к форсированию Терека на участке Предмостный, Кизляр. Части 8-й и 9-й гвардейских стрелковых бригад 11-го гвардейского стрелкового корпуса вели ожесточенные бои. Однако противнику удалось захватить Предмостный и Кизляр. Из этих районов враг пытался развить наступление на юг, но все его атаки были отбиты. В свою очередь усиленный отряд 9-й гвардейской стрелковой бригады начал наступать из района Павлодольской вдоль левого берега Терека и своими действиями отвлек на себя часть сил противника.

В ночь на 4 сентября противник из районов Предмостного и Кизляра вновь нанес сильный удар, теперь уже на Вознесенскую. Он наступал группами танков с десантом на броне. Врагу удалось продвинуться на 10 км южнее Предмостного. Во второй половине дня вражеская пехота и танки были встречены ударной группой — 62-й морской стрелковой бригадой с 249-м танковым батальоном 9-й армии. На окраине хутора Гвардейский нашими разведчиками был взят в плен офицер из 370-й пехотной дивизии. Он показал, что десантная группа «Блиц» в составе двух усиленных пехотных полков при поддержке 30 танков на рассвете 7 сентября должна переправиться на южный берег Терека с задачей захватить Вознесенскую. Колонна танков должна была обойти с востока господствующую высоту и подавить ее стремительной атакой с тыла. Захват этой высоты должен явиться сигналом для ввода в наступление главных сил и резерва армейского корпуса. На узком участке, где оборонялся батальон морской пехоты под командованием капитан-лейтенанта Б. Цаллагова, намечалось ввести в бой до 100 танков 3-й танковой дивизии и 2 дивизиона штурмовых орудий. Капитан-лейтенант Цаллагов оборудовал свой наблюдательный пункт на господствующей высоте, которую моряки назвали Крейсер. Было ясно, что эта высота во многом будет решать судьбу Терского хребта.

В 5 часов утра 4 сентября началось наступление группы «Блиц» — на три дня раньше, чем намечалось по плану.
Очевидно, командир этой группы полковник Либендорф настоял на этом по причине исчезновения немецкого офицера, знавшего о плане наступления.
Противник бросил в бой около 100 танков. На большой скорости танки подошли к подножию Терского хребта.
Подъем становился все круче, и тут-то они были встречены залпами с высоты Крейсер.
Первые же выстрелы пушек 47-го гвардейского истребительного дивизиона и стоящих в укрытии танков заставили противника повернуть назад.
Но скоро вражеская атака возобновилась. Несколько часов продолжался жестокий бой за высоту Крейсер.Несмотря на ожесточенные атаки врага, советские воины удержали эту важную позицию.
И все же противнику удалось на отдельных участках вклиниться в нашу оборону. Командующий группой приказал войскам 9-й армии очистить правый берег Терека от противника, овладевшего рощей у Мундар-Юрт и захватившего плацдарм в районе Предмостный, Кизляр.

Большую помощь наземным войскам оказывала в это время авиация 4-й воздушной армии. Ее действия осуществлялись вначале по переправам противника через р. Баксан, а затем по переправам через р. Терек на участке Майское, Николаевская и в направлении Моздок, Вознесенская, Малгобек с целью срыва наступления противника и его стремления прорваться к городам Орджоникидзе и Грозный... Благодаря хорошему взаимодействию авиации с наземными войсками вражеская танковая атака была отбита.

Остановив противника на рубеже Ногай-Мирза, Терская, 9-я и 37-я армии приступили к подготовке контрудара по вклинившимся частям противника.

http://maps.google.ru/maps?q=%D0%A0%D0%B5%...%D1%8F&z=12

Для нанесения этого удара были созданы две ударные группы. Первая — в составе 10-й гвардейской стрелковой бригады и частей 417-й стрелковой дивизии — для удара на Предмостный;
вторая — в составе 275-й стрелковой дивизии — для удара на Нижний Курп, Кизляр. С утра 14 сентября 10-й гвардейский стрелковый корпус при поддержке специально созданных трех армейских групп артиллерии нанес удар с рубежа северо-восточнее и восточнее Мекенской в общем направлении на Ищерскую, Моздок. К концу дня части корпуса вышли к Ищерской.

http://maps.google.ru/maps?q=%D0%BC%D0%BE%...mp;t=h&z=11

Однако противник, усилив свои войска подразделениями 23-й и 3-й танковых дивизий, приостановил дальнейшее продвижение корпуса.

Утром 15 сентября в наступление перешли части 11-го гвардейского стрелкового корпуса, нанося удар первой группой из района юго-западнее Ногай-Мирзы
(Братское http://maps.google.ru/maps?q=43.608985,45....oid=po-12690392) на Предмостный и второй группой из района озера Ам на Нижний Курп.
Контрудар первой группы совпал с атаками противника на этом направлении. Бои приняли ожесточенный характер. Части корпуса нанесли врагу большие потери и остановили наступление.
В результате удара второй группы из района озера Ам левофланговые части корпуса продвинулись на 4—5 км и заняли гору Хушако.
Одновременно ударная группа 37-й армии перешла в наступление из района северо-восточнее Верхнего Акбаша.
http://maps.google.ru/maps?q=%D0%9A%D0%B0%...%D0%B0&z=10

За три дня упорных боев 275-я стрелковая дивизия нанесла большие потери частям 13-й танковой дивизии противника, отбросила их на 5—8 км и вышла непосредственно к Нижнему Курпу.

http://maps.google.ru/maps?q=%D0%9A%D0%B0%...%D0%B0&z=10






Цитата(" Журнал боевых действий ОКХ")
8 сентября 1942 года

Начальник штаба оперативного руководства вермахта после совещания с командующим группой армий «А» в его штаб-квартире в Сталино 7 сентября признал мнение генерал-фельдмаршала Листа, что IL горный корпус, оставив заградительные отряды на кавказских перевалах, должен быть выведен на север и использован в районе Майкопа.
Тогда там будет достаточно сил для прорыва на побережье. Фюрер очень огорчен этой оценкой генерала Йодля, которая диаметрально противоположна его мнению. Он потребовал, чтобы ему представили все данные о командовании группы армий «А», начиная с переправы через Дон.
1-я танковая армия сначала двигается на Орджоникидзе, чтобы там прикрыть фланг для дальнейшего наступления к Грозному. Для последующего наступления на Махачкалу ей должно быть придано еще два мобильных соединения.

9 сентября 1942 года

Начальник Генерального штаба сухопутных войск передал, что группа армий «А» намерена сначала позволить противнику атаковать плацдармы на Тереке и только потом перейти в наступление.

Фюрер посчитал это решение полностью ошибочным, ибо тогда плацдармы на Тереке подвергнутся большой опасности, тем более что противник постоянно подвозит на Терек подкрепления.
В группе армий «В» Донской фронт должен быть по возможности максимально укреплен и минирован.
Затем из района Сталинграда необходимо стянуть резервы за Донской фронт, там же сосредоточить артиллерию, ибо фюрер рассчитывал на сильные атаки русских предстоящей зимой против фронта итальянской 8-й армии для прорыва на Ростов.


После вчерашней беседы с генералом Йодлем относительно командования группы армий «А» фюрер принял решение об освобождении генерал-фельдмаршала фон Листа от должности командующего группой армий «А». Его достойную замену он видел в начальнике Генерального штаба армии. По мнению фюрера, в последние недели генерал-полковник Гальдер не справляется с неразрывно связанными с его должностью душевными нагрузками.
Поэтому фюрер отправил шефа ОКВ генерал-фельдмаршала Кейтеля к генерал-полковнику Гальдеру, чтобы сообщить о намеченных планах, о смещении генерал-фельдмаршала с поста командующего группой армий «А» и о том, что он думает заменить начальника Генерального штаба сухопутных войск. В качестве нового начальника Генерального штаба сухопутных войск фюрер наметил генерала Цейтцлера, занимающего пост начальника Генерального штаба при командующем войсками на западе.
Генерал-фельдмаршал фон Лист тем же вечером подал рапорт фюреру об освобождении его от занимаемой должности, который фюрер принял.
Он временно будет сам командовать группой армий «А» из ставки. Начальник штаба генерал-лейтенант фон Грейфенберг остался в штаб-квартире группы армий в Сталино, как посредник при передаче командования.
Беседа фюрера с генерал-фельдмаршалом Йодлем привела к кризису доверия между ними, в результате чего стало вполне возможным смещение генерала Йодля, а с ним и генерала Варлимонта.

В группе армий «В» правое крыло 4-й армии южнее Сталинграда 10 сентября вышло к Волге. А 12 сентября части 71-й пехотной дивизии с запада вошли в южную часть города.
В группе армий «Север» начавшееся 10 сентября контрнаступление генерал-фельдмаршала фон Манштейна против прорыва в «бутылочном горле», наткнулось на сильное сопротивление и остановилось.




Новоросийское направление.

19 августа- 27 сентября



Цитата("А.А.Гречко (с 8 сентября 1942 командующий 47-й армией @ оборонявшей Новороссийск).Битва за Кавказ")
Новороссийская оборонительная операция. Она началась 19 августа в предгорьях западной части Главного Кавказского хребта и продолжалась до 26 сентября 1942 г.
Против войск Северо-Кавказского фронта действовала 17-я немецкая армия в составе 44-го и 5-го армейских, 57-го танкового и румынского кавалерийского корпусов.
44-й армейский и 57-й танковый корпуса в составе 97-й (генерал-майор Мюллер) и 101-й (генерал-майор Фогель) легкопехотных дивизий, 125-й (генерал-лейтенант Фрибе), 198-й (генерал-майор Букк) и 298-й пехотных дивизий, мотодивизии СС «Викинг» (генерал-майор Штейнер) и 1-й мотодивизии словаков (генерал-майор Юрек) действовали на туапсинском направлении.

В районе Новороссийска действовали 5-й армейский корпус в составе 9-й (генерал-майор Шлейниц) и 73-й (генерал-лейтенант фон Бюнау) пехотных дивизий и румынский кавалерийский корпус в составе 5-й (генерал-бригадир Владеску), 6-й (генерал Демичану) и 9-й (полковник Попеску) кавалерийских дивизий.
Эта группировка имела задачу захватить Таманский полуостров, овладеть Новороссийском и далее наступать вдоль Черноморского побережья на Сухуми.

21 августа противник продолжал наступать на Крымскую 5-м армейским корпусом из района Абинской и частью сил румынского кавалерийского корпуса из Троицкой.
В этот же день командующий 47-й армией перебросил с Черноморского побережья в район Крымской 83-ю морскую стрелковую бригаду.
Здесь же войска 47-й армии поддерживали огнем артиллерии бронепоезд флотилии «Смерть немецким оккупантам».
Советские войска мужественно и стойко отражали атаки врага. И все же к концу дня они вынуждены были оставить Абинскую и Крымскую.
Создалась угроза прорыва противника к Новороссийску через перевалы.

http://maps.google.ru/maps?q=+%D0%9D%D0%BE...%D0%B9&z=11

В связи с этим по решению командующего флотилией из личного состава тыловых частей, экипажа, плавсредств флотилии и Новороссийской военно-морской базы были сформированы отряды морской пехоты общей численностью около 1 тыс. человек и направлены на перевалы Бабича, Кабардинский, Волчьи Ворота и на дорогу Абрау-Дюрсо — Волчьи Ворота, где в этот период не было частей 47-й армии.Частям Новороссийского оборонительного района удалось приостановить дальнейшее продвижение превосходящих сил противника.

http://maps.google.ru/maps?q=%D0%9D%D0%BE%...%D0%B9&z=11

Важную роль в упорной защите Новороссийска играла морская артиллерия и авиация.
Морская авиационная группа Новороссийского оборонительного района под командованием генерал-майора П. П. Квадэ бомбардировала и штурмовала скопления живой силы противника, его укрепления, огневые средства. Эта группа состояла из 112 самолетов типа Ил-2, МБР-2, УТ-16, И-16 и И-15, которые базировались на аэродромах Мысхако, Гайдук и Геленд-жик. Нашим морским летчикам приходилось действовать в сложных горных условиях, преодолевая сильную противовоздушную оборону врага. Артиллерия береговой обороны Новороссийской военно-морской базы, усиленная артиллерийскими средствами Азовской флотилии, использовалась против сухопутного противника. Благодаря преимуществу перед полевой артиллерией в дальнобойности и калибре она наносила немецким войскам большой урон. Однако первое время береговая артиллерия действовала разрозненно. Огонь велся не массированно, а побатарейно и порой даже поорудийно, что снижало его эффективность. Для лучшего использования морской артиллерии в системе сухопутной обороны был создан штаб береговой артиллерии.
Береговые батареи были сведены в артиллерийские группы, развернуты восемь корректировочных постов. Все это значительно повысило действенность артиллерийского огня...

Ценой больших потерь немецко-фашистским войскам удалось потеснить наши части и 22 августа захватить Неберджаевскую, а затем и Нижне-Баканский. Однако попытки противника развить наступление вдоль шоссе на Верхне-Баканский, Новороссийск были сорваны. Несмотря на некоторый территориальный успех, противник к 25 августа не сумел выполнить своей главной задачи — захватить Новороссийск — и вынужден был временно приостановить наступление.

http://maps.google.ru/maps?q=%D0%BD%D0%B8%...%D0%B9&z=11

В то же время командующий армией решил нанести контрудар силами 77-й стрелковой дивизии на Неберджаевскую. Нашим войскам удалось захватить высоты южнее Неберджаевской, а днем 26 августа даже овладеть станицей. Но, не имея достаточных сил, удержать ее не смогли и вынуждены были отойти в исходное положение. Вновь потеснив наши части на этом рубеже, противник спешно подбросил свежие силы в районы Неберджаевской, Нижне-Баканского и Молдаванской и выбросил вперед сильные отряды, чтобы сдержать наступление наших войск. В результате этих боев части 77-й стрелковой дивизии понесли серьезные потери. 26 августа погиб член Военного совета 47-й армии бригадный комиссар И. П. Абрамов. Но и противнику был нанесен большой урон.

В результате трехдневных упорных боев гитлеровцы, проникшие было отдельными группами до Цемесской долины, были отброшены и наши части овладели высотами южнее Неберджаевской и железнодорожной станцией Аманат. Получив кратковременную передышку, войска 47-й армии ускорили оборудование занимаемых позиций, пополнили боевые подразделения за счет личного состава тыловых частей и частей морской пехоты. После оставления Темрюка и отхода частей Азовской флотилии на Таманский полуостров командование Керченской военно-морской базы укрепило оборону полуострова. 26 августа оно создало там три боевых участка: северный, южный и восточный. Из 144-го и 305-го батальонов морской пехоты, отошедших в станицу Старотитаровская, был сформирован один батальон (144-й), который занял оборону от Старотитаровского лимана до Ахтанизовской. Азовский батальон морской пехоты, получивший название 305-го батальона, пополнился моряками с погибших кораблей и занял оборону на участке Пересыпь, Варениковская, колхоз «Красная Стрелка». Монитор «Железняков» поддерживал его своим артиллерийским огнем.
Спустя три дня 144-й батальон морской пехоты и 40-й артиллерийский дивизион флотилии по указанию командующего Новороссийским оборонительным районом были переброшены с Таманского полуострова в район Анапы.

1 сентября для удобства управления войсками, действовавшими на Кавказе, и улучшения их снабжения Ставка Верховною Главнокомандования преобразовала Северо-Кавказский фронт в Черноморскую группу войск Закавказского фронта под командованием генерал-полковника Я. Т. Черевиченко. В Черноморскую группу вошли войска 12, 18, 47 и 56-й армий, 4-й гвардейский кавалерийский корпус. С воздуха Черноморскую группу поддерживала 5-я воздушная армия и авиация Черноморского флота. Черноморский флот в оперативном отношении подчинялся командующему Закавказским фронтом. В связи с реальной угрозой прорыва немецко-фашистских войск к Новороссийску Военный совет фронта 2 сентября потребовал от командующего 47-й армией:
1. Частными контратаками отразить попытки противника пройти по дорогам от горы Гудзева, Большая к Новороссийску, а также отразить попытки его выхода с юго-запада и Волчьи Ворота к Новороссийску.
2. Создать непосредственно вокруг города Новороссийска глубоко эшелонированную оборонительную полосу с противотанковыми и противопехотными препятствиями, чем преградить противнику путь к Новороссийску. Расставить соответствующие силы и средства для обороны.
3. Усилить линию обороны северо-восточнее Новороссийска с целью не допустить противника к перехвату сухопутных коммуникаций.


Были приняты меры по усилению гарнизона новыми частями.
С 1 по 6 сентября было сформировано и направлено на защиту города два батальона (всего 1500 моряков), влившихся в ряды 83-й морской стрелковой бригады.
Из Туапсе и Поти прибыли сформированные там за счет личного состава ВВС, школ учебного отряда, тыла флота, кораблей эскадры, бригад траления и заграждения, торпедных катеров и подводных лодок и других частей 15, 16 и 17-й батальоны морской пехоты общей численностью 3400 человек. Из них приказом НКВМФ 3 сентября был образован 200-й морской полк. 5 сентября из прибывших в Новороссийск защитников Таманского полуострова была сформирована 2-я бригада морской пехоты четырехбатальонного состава. В боевые порядки береговой артиллерии флота были включены береговые и зенитные батареи Азовской флотилии и Керченской военно-морской базы, выдвинутые на передовые позиции. Были также приняты меры по усилению корабельной артиллерийской поддержки. По распоряжению штаба Черноморского флота из кораблей эскадры была создана группа артиллерийской поддержки войск Новороссийского оборонительного района.
Части Новороссийского оборонительного района произвели перегруппировку сил с задачей прочно занять обводы городских укреплений и не допустить проникновения противника по гористым тропам и проходам в город.


Гитлеровцы, обходя укрепленные узлы, с утра 4 сентября при помощи авиации и танков пытались прорваться в Новороссийск со стороны Неберджаевской.
В контратаку совместно с 1-й сводной бригадой был брошен полк морской пехоты. Их активно поддерживала береговая и корабельная артиллерия.
Лидер «Харьков» и эсминец «Сообразительный» произвели огневой налет, выпустив сотни снарядов по скоплениям вражеских войск.
Об эффективности этого артиллерийского налета говорит запись в журнале боевых действий группы армий «А» от 4 сентября: «Противник вел концентрированный огонь тяжелой артиллерией с военных кораблей и причинил нашим частям большие потери».
В районе Волчьих Ворот бился с врагом 2-й артиллерийский дивизион. Моряки-артиллеристы, отрезанные от своих частей, сражались до последнего снаряда, а затем, взорвав орудия, вместе с морской пехотой уничтожали врага на улицах города. В этих боях отличился личный состав батареи под командованием старшего лейтенанта В. И. Лаврентьева. 83-я морская стрелковая бригада, усиленная 16-м батальоном морской пехоты, в упорных боях сдерживала наступление врага в районах Глебовки, Молдаванское, Волчьих Ворот. Однако героические усилия отдельных частей и подразделений не координировались штабом 47-й армии. Несмотря на требование Военного совета фронта, генерал-майор Г. П. Котов и его штаб не сумели наладить связь с войсками и мобилизовать все силы на отпор врагу. Вскоре немцам удалось захватить перевал Волчьи Ворота, Абрау-Дюрсо и Южную Озерейку, а с рассветом 6 сентября выйти на дорогу Неберджаевская — Мефодиевский и прорваться к северо-западным окраинам Новороссийска. Усилив свою группировку частями, переброшенными из Крыма, и тремя батальонами танков, противник продолжал рваться к Новороссийску.


Под прикрытием авиации и танков гитлеровцы 7 сентября устремились в промежутки между опорными пунктами обороны 47-й армии.
Особенно ожесточенные бои завязались за Верхне-Баканский, где оборонялась 103-я стрелковая бригада. Трое суток советские воины вели бои в окружении.
Отвлекая на себя крупные силы врага, бойцы 103-й стрелковой бригады дали возможность остальным частям отойти на внутренний обвод, а сами, вырвавшись из окружения, заняли оборону в районе горы Долгая. В тот же день части 9-й немецкой пехотной дивизии прорвались к северной окраине Новороссийска. Завязались ожесточенные уличные бои. Дым пожарищ поднимался над портом и городом. Разрывы снарядов, треск пулеметов и автоматов сливались в сплошной гул, который катился от улицы к улице. Бои шли за каждый квартал, каждый дом.
7 сентября немецко-фашистские войска захватили железнодорожный вокзал, потом элеватор и порт.

Военный совет фронта вынужден был сместить генерал-майора Г. П. Котова с поста командующего 47-й армией (был отозван в резерв Ставки , потом командовал корпусом ,погиб в Югославаии в сентябре 1944 года).
Командование 47-й армией было возложено на автора этих строк (генерала А.А.Гречко). Крайне нелегко пришлось восстанавливать нарушенное управление войсками армии, объединять усилия наземных частей и соединений, авиации и флота для отражения сильнейшего натиска немецко-фашистских войск. В это время гитлеровцы уже сосредоточили под Новороссийском до пяти дивизий. Им удалось выйти на западное побережье Цемесской бухты между Холодильником и Приморской. Подразделения, отрезанные от основных войск оборонительного района, вели упорные уличные бои в западной и южной части Новороссийска и в предместье Станички.

К исходу 9 сентября противник занял большую часть западного района Новороссийска.
На следующий день командующий НОР отдал приказ кораблям Новороссийской военно-морской базы об эвакуации защитников города, прижатых к морю в западной его части и в районе Мысхако. Командование и штаб обороны города перешли на флагманский командный пункт на 9-й километр — восточный берег Цемесской бухты, где еще продолжались ожесточенные бои. Прибывшие из 12-й армии вместе с новым командующим в штаб Новороссийского оборонительного района член Военного совета генерал-майор Е. Е. Мальцев и начальник штаба генерал-майор А. Г. Ермолаев приложили немало сил для наведения порядка и организованности в войсках.


За время оккупации большей части города ни один вражеский корабль — военный или транспортный — не заходил в Новороссийский порт. И заслуга в этом принадлежит не только морякам Черноморского флота, действовавшим на морских коммуникациях, но и тем, кто защищал родные берега. В тыловой зоне обороны — в районе 9-й километр, Кабардинка, Геленджик — действовал под руководством майора М. В. Матушенко 1-й артиллерийский дивизион, включавший батареи под командованием старших лейтенантов А. С. Бирюкова, В, М. Давыденко и А. Э, Зубкова. Одна из этих батарей, которой командовал старший лейтенант А. Э. Зубков, — 394-я батарея береговой артиллерии — была установлена еще в августе 1941 г. Скорострельные и дальнобойные орудия батареи простреливали всю бухту и Цемесскую долину вплоть до перевала Волчьи Ворота. Батарея предназначалась для ведения огня по морским целям, а стрелять пришлось больше по наземным. Огонь батарея в первый раз открыла 22 августа, опять же по наземным целям — по противнику, наступавшему со стороны Неберджаевского перевала. Моряки-артиллеристы действовали с помощью нескольких корректировочных постов, развернутых на перевалах, высоте Маркотх и в районе Кабардинки. Эффективно обеспечивал их действия корпост во главе со старшим лейтенантом А. С. Ткаченко. Артиллеристам поставили задачу подавлять артиллерийские и минометные батареи врага, уничтожать скопления живой силы, автотранспорта, огневые точки. На передовых позициях обороны находились артиллерийские наблюдатели, с которыми батарея держала связь по радио.


В результате принятых мер командованием Новороссийского оборонительного района войска 47-й армии и части морской пехоты остановили дальнейшее наступление противника в юго-восточной части города. Советские войска удержали за собой восточную часть города в районе цементных заводов и Адамовича Балки, не допустив выхода вражеских сил на Туапсинское шоссе.
До 15 сентября войска левого фланга 47-й армии отбивали атаки противника, безуспешно пытавшегося прорваться вдоль побережья к Туапсе.
После провала попыток прорвать оборону восточнее Новороссийска немецко-фашистское командование организовало новое наступление северо-восточнее города.
Оно стремилось во что бы то ни стало развить наступление вдоль Черноморского побережья на Туапсе для соединения с 57-м танковым и 44-м армейским корпусами, которые пытались прорваться к Туапсе с севера. С этой целью гитлеровцы сосредоточили в районе Абинской дополнительно к действовавшим на этом направлении 9-й и 73-й немецким пехотным дивизиям 3-ю румынскую горнострелковую дивизию. Эта дивизия прибыла под Новороссийск из Крыма. Командовал ею генерал Фильченеску. В составе дивизии насчитывалось около 16 тыс. подготовленных и экипированных солдат и офицеров. На 3-ю румынскую горнострелковую дивизию командование 17-й армии возлагало большие надежды. Усилив свои боевые порядки таким сильным соединением, гитлеровцы надеялись ударом по флангу 47-й армии прорвать оборону наших войск на рубеже поселка Эриванский и станицы Шапсугская, отрезать войска армии от остальных сил Черноморской группы, разгромить ее и, наступая через горы в южном направлении, выйти к морю в районе Геленджика. На рубеже, где готовилось наступление румынской дивизии, на широком фронте оборонялись малочисленные части 216-й стрелковой дивизии генерал-майора А. М. Пламеневского, ослабленные в предыдущих оборонительных боях.

19 сентября после сильной авиационной подготовки 3-я румынская дивизия перешла в наступление и начала теснить передовые подразделения 216-й дивизии. После трехдневных ожесточенных боев ценой больших потерь фашисты захватили несколько высот и вклинились в нашу оборону на глубину до 6 км. В связи с сложившейся обстановкой командующим 47-й армией и было решено нанести по флангам вклинившейся группировки врага два сходящихся удара и, окружив ее, уничтожить. Для этой цели 77-я стрелковая дивизия полковника Е. Е. Кабанова была сосредоточена в районе Эриванского, а 255-я бригада морской пехоты полковника Д. В. Гордеева и 83-я бригада морской пехоты подполковника Д. В. Красникова в районе Шапсугской.
На рассвете 25 сентября огневым налетом артиллерийских и минометных частей и ударами с воздуха началась контратака наших войск.

Свыше двух суток длился ожесточенный бой. Здесь 3-я румынская горнострелковая дивизия была почти полностью уничтожена. Она потеряла убитыми, ранеными и пленными до 8 тыс. солдат и офицеров. Наши войска уничтожили 25 орудий, 7 танков, 75 пулеметов, 50 автомашин. Были также взяты большие трофеи. Потеряв почти половину личного состава, 3-я румынская горнострелковая дивизия была снята с фронта. Немалый урон в этих боях понесла и соседняя с румынской дивизией 9-я пехотная дивизия немцев. Однако гитлеровцы не хотели мириться с поражением. Стремясь обойти 47-ю армию, они предприняли со стороны Холмской новые атаки силами 6-й румынской кавалерийской дивизии.

http://maps.google.ru/maps?q=+%D0%AD%D1%80...%D0%B9&z=11

Но и эта их попытка не увенчалась успехом. Разгром войсками 47-й армии 3-й горнострелковой дивизии давал возможность нанести врагу мощный удар силами не только правофланговых частей 47-й армии, но и соседней с ней 56-й армии. Об этом командующий 47-й армией докладывал командующему войсками Черноморской группы генерал-полковнику Я. Т. Черевиченко.
Но необходимых мер для развития успеха армии со стороны группы предпринято не было. По этому поводу Ставка Верховного Главнокомандования 29 сентября указала командующему Закавказским фронтом: «Успех войск правого фланга 47-й армии дает возможность овладеть такими важными пунктами, как Ахтырская, Абинская и др., перерезать железную и шоссейную дороги и тем самым создать угрозу выхода в тыл горячеключевской и новороссийской группировок противника и иметь выгодный плацдарм для последующего удара на Краснодар и Крымскую».

Однако эти возможности не были использованы.Новороссийская оборонительная операция, продолжавшаяся больше месяца, закончилась. С 27 сентября 1942 г, немецко-фашистские войска на новороссийском направлении перешли к обороне и больше не предпринимали попыток наступать здесь крупными силами. Не оправдались надежды командования группы армий «А», которое еще в конце августа считало, что после прорыва нашей обороны под Новороссийском сопротивление советских войск будет сломлено. Получилось другое: после захвата большей части Новороссийска командование группы армий «А» получило «принципиальный приказ фюрера об оборонительном бое».






Цитата("Ф.Гальдер.Военный дневник")
6 сентября 1942 года, 442-й день войны

Обстановка на фронте:
Новороссийск взят. В остальном без изменений. У Сталинграда отражаются усиленные атаки. На остальных участках фронта относительно спокойно.





На перевалах Главного Кавказского хребта.



18 августа - 22 октября





Цитата("А.А.Гречко.Битва за Кавказ")
Переход через высокогорные перевалы Большого Кавказа гитлеровское командование возложило на 49-й горнострелковый корпус, которым командовал генерал горных войск Конрад.
Ему подчинялись 1-я и 4-я горнострелковые, 97-я и 101-я легкопехотные дивизии. Это были войска, специально подготовленные для действий в горах. 1-я горнострелковая дивизия под командованием генерал-лейтенанта Ланца носила наименование «Эдельвейс». На эту альпийскую дивизию гитлеровское командование возлагало большие надежды.
Немалый опыт боевых действий в горах имела и 4-я горнострелковая дивизия генерал-майора Эгельзеера, укомплектованная в основном тирольцами, для которых горы были родной стихией.
Все соединения корпуса были снабжены специальным горным снаряжением и оружием. Кроме того, для действий на горных перевалах в распоряжении группы армий «А» имелись две румынские горнострелковые дивизии. В резерве группы вслед за войсками продвигался корпус особого назначения. В боевые действия этот корпус не вступал. Он предназначался для действий на Ближнем Востоке и соединения с войсками, действовавшими в Египте под командованием генерала Роммеля. Сосредоточившись в районе Невинномысска и Черкесска, 49-й корпус, разделенный на отдельные отряды, в середине августа устремился к перевалам центральной части Главного Кавказского хребта.
Цель этого наступления заключалась в том, чтобы, прорвавшись через перевалы центральной части Главного Кавказского хребта в район Туапсе и Сухуми, перерезать коммуникации Черноморской группы войск Закавказского фронта и оказать помощь 17-й армии в ее продвижении вдоль Черноморского побережья на Батуми. Противник двигался через Клухори по долине р. Кубань на перевалы Хотю-Тау и Нахар, по долине р. Теберда к перевалам Клухорский и Домбай-Улъген, по долинам рек Маруха и Б. Зеленчук на Марухский и Наурский перевалы и по долине р. Б. Лаба на группу перевалов Санчаро и Псеашха.
...к моменту выхода немецких частей к Главному Кавказскому хребту не только северные склоны, но и многие перевалы оказались не занятыми нашими войсками, а занятые перевалы почти не имели оборонительных сооружений. Необходимо было принимать срочные меры.
20 августа Ставка Верховного Главнокомандования своей директивой потребовала от командующего Закавказским фронтом немедленного усиления обороны Главного Кавказского хребта.
Ставка указывала: «Противник стремится вторгнуться в пределы Закавказья и для достижения этой цели не ограничится действиями крупных сил на основных операционных направлениях. Враг, имея специально подготовленные горные части, будет использовать для проникновения в Закавказье каждую дорогу и тропу через Кавказский хребет, действуя как крупными силами, так и отдельными группами... Глубоко ошибаются те командиры, которые думают, что Кавказский хребет сам по себе является непроходимой преградой для противника. Надо крепко запомнить всем, что непроходимым является только тот рубеж, который умело подготовлен для обороны и упорно защищается. Все остальные преграды, в том числе и перевалы Кавказского хребта, если их прочно не оборонять, легко проходимы, особенно в данное время года. Исходя из этого, Ставка требует наряду с созданием прочной обороны на основных операционных направлениях немедленно усилить оборону Главного Кавказского хребта, и особенно Военно-Грузинскую, Военно-Осетинскую и Военно-Сухумскую дороги, исключив всякую возможность проникновения противника на этих направлениях».


На эльбрусском направлении бои начались в середине августа.
Части 1-й немецкой горнострелковой дивизии «Эдельвейс» к 18 августа вышли на южные склоны горы Эльбрус и захватили перевалы Хотю-Тау, Чипер-Азау и овладели туристскими базами «Кругозор» и «Приют одиннадцати». Гитлеровцы решили установить на вершине Эльбруса свой флаг. К этой операции они готовились давно и тщательно.
Для подъема на Эльбрус они выделили несколько альпийских рот, и 21 августа немецкие горные стрелки подняли на Эльбрусе свой флаг.
Фашистскому флагу недолго пришлось развеваться на самой высокой горе Кавказа. Вскоре наши воины под командованием старшего политрука А. А. Тетова с боем прорвались на вершину Эльбруса и водрузили на ней советский флаг. Попытку противника спуститься в Баксанское ущелье к верховьям р. Ингури отразили подразделения 8-го моторизованного полка НКВД и 63-й кавалерийской дивизии. Бои здесь продолжались около месяца. За это время враг был отброшен к «Приюту одиннадцати» и перевалу Чипер-Азау и перешел к обороне.
18 сентября части 63-й кавалерийской дивизии были заменены частями 242-й горнострелковой дивизии, но и им, несмотря на активные действия, не удалось добиться успеха.
Потерпел неудачу и отряд 37-й армии, который вышел в обход горы Эльбрус с севера. Вместо того чтобы действовать мелкими группами по тылам противника, нарушая его коммуникации, он вступил в неравный бой с крупным отрядом вражеских войск за селение Хурзук. В результате наш отряд понес большие потери и вынужден был отойти обратно в Баксанское ущелье.
Дальнейшие боевые действия на этом направлении с наступлением зимы почти полностью прекратились.

http://maps.google.ru/maps?q=%D0%91%D0%B0%...%D0%B5&z=11


На марухском направлении активные бои начались 5 сентября.
Силами до полка 1-й немецкой горнострелковой дивизии противник после мощного удара авиации и огневого налета перешел в атаку из долины рек Аксаут и Маруха и с хребта Ужум.
К исходу 7 сентября, пользуясь большим количественным превосходством огневых средств, врагу удалось преодолеть сопротивление наших двух батальонов 808-го и 810-го полков 394-й стрелковой дивизии и овладеть Марухским перевалом. На помощь Марухской группе 7 сентября подошли три батальона 155-й и 107-й стрелковых бригад и 2-го Тбилисского пехотного училища. 9 сентября наши части перешли в наступление, но успеха не добились.
http://maps.google.ru/maps?q=%D0%9C%D0%B0%...%D0%BB&z=12
В течение всего сентября они продолжали многократные попытки овладеть перевалом, но безрезультатно. Противник продолжал его удерживать до января 1943 г.

На санчарском направлении боевые действия начались 25 августа. Сосредоточив в долине р. Б. Лаба свыше полка 4-й горнострелковой дивизии против одной роты 808-го полка 394-й стрелковой дивизии и сводного отряда НКВД, противник перешел в наступление и, захватив перевал Санчаро, начал почти беспрепятственно продвигаться на юг. Для восстановления положения была создана Санчарская группа войск, куда вошли 307-й полк 61-й стрелковой дивизии, два батальона 155-й и 51-й стрелковых бригад, 25-й пограничный полк НКВД, сводный полк НКВД и отряд 1-го Тбилисского пехотного училища. Тем временем противник овладел селением Псху и, усилив свою группировку высаженным авиадесантом, подошел к перевалам Доу и Ачавчар, где был остановлен выдвигавшейся Санчарской группой наших войск. В результате этих боев противник был отброшен на северный берег р. Бзыбь.
http://maps.google.ru/maps?q=%D1%81%D0%B0%...%D0%BE&z=11

1 сентября штаб 46-й армии, которой теперь командовал генерал-лейтенант К. Н. Леселидзе, разработал план по окружению и уничтожению группы противника в районе Псху.
http://maps.google.ru/maps?q=%D0%9F%D1%81%...%D1%8F&z=10
Однако из-за разрозненности действий отрядов эта задача не была выполнена, хотя такая возможность имелась. Противнику удалось вывести свои основные силы на перевалы Санчаро, Адзапш, Чмахара. 16 октября части Санчарской группы перешли в наступление и к 20 октября овладели группой Санчарских перевалов.
Остатки вражеской группировки отошли на северные склоны Главного Кавказского хребта. С наступлением зимы активные действия на этом направлении прекратились.

Умпырский перевал обороняли две роты 174-го полка 20-й горнострелковой дивизии. Против них противник сосредоточил до двух батальонов пехоты 4-й горнострелковой дивизии, усиленных большим количеством минометов. 28 августа противник перешел в наступление, пытаясь захватить перевал Умпырский. Все вражеские атаки были отбиты. Тогда гитлеровцы подтянули по долине р. Б. Лаба резервы и после мощного минометного огня возобновили атаки на перевал Умпырский и Аишха, а по долине р. Уруштен на перевал Псеашха. Используя численное превосходство в силах, враг достиг Умпырского перевала, но к перевалам Псеашха и Аишха он не прошел. Подразделения 174-го полка в течение сентября вели сдерживающие бои, нанося врагу большие потери.
С 20 октября с наступлением морозов и больших снегопадов боевые действия на умпырском направлении прекратились.

На белореченском направлении выходы со стороны Майкопа через Белореченский перевал к Черноморскому побережью обороняли подразделения 379-го полка 20-й горнострелковой дивизии.
Против них вели наступление 207-й полк 97-й немецкой легкопехотной дивизии и несколько эскадронов конницы. С 20 по 25 августа шли упорные бои в ущелье восточнее горы Фишта.
Для усиления нашей группы были выдвинуты 23-й и 33-й пограничные полки НКВД, которые 25 августа с ходу атаковали противника. К 10 октября на этом участке он был отброшен от перевалов Главного Кавказского хребта. Угроза выхода врага к побережью Черного моря через Белореченский перевал была устранена.

Следует отметить изменение тактики наступательных действий немецко-фашистских войск в горных условиях. Наступление механизированными колоннами в условиях горно-лесистой местности было почти невозможно. Теперь противник, подойдя к рубежу, занятому нашими войсками, останавливал колонну и организовывал оборону. При этом он использовал танки в качестве неподвижных, а иногда и подвижных огневых точек. Организовав оборону, враг бросал в бой специальные альпийские отряды. Эти отряды по труднодоступным тропам проникали в глубь гор, захватывали выгодные высоты, закреплялись на них и, дождавшись подхода главных сил, вновь продвигались вперед. Наши войска противопоставили тактике немцев свою тактику. Они также стали действовать мелкими группами. При этом большую помощь стрелковым подразделениям оказывали саперы. В местах, которые трудно было обходить врагу (перекрестки дорог, ущелья, теснина), они сооружали узлы заграждений. Эти заграждения прикрывались огнем. Такая тактика оказалась эффективной в условиях горной войны.



Моздок-Малгобекское направление.



15-30 сентября

Цитата("А.А.Гречко.Битва за Кавказ")
Для усиления моздокской группировки противник был вынужден снять с туапсинского направления одну из лучших своих дивизий — моторизованную дивизию СС «Викинг» — и перебросить ее в район Моздока. 24 сентября противник ввел части этой дивизии в первую линию в районе Нижнего Курпа. На этот раз гитлеровцы решили наступать через Эльхотовские ворота в направлении Орджоникидзе и вдоль железной дороги Прохладный — Грозный по долине р. Сунжа на Грозный. В связи со сложившейся обстановкой Ставка Верховного Главнокомандования директивой от 23 сентября приказала войскам Закавказского фронта:«1. Основной и немедленной задачей Северной группы войск Закфронта иметь уничтожение противника, прорвавшегося на южный берег р. Терек, и полное восстановление первоначальной линии обороны войск 9-й и 37-й армий, для чего немедленно приступить к ликвидации прорвавшегося противника, нанося основной удар по южному берегу р. Терек во взаимодействии с 10-м гвардейским корпусом, действующим по северному берегу р. Терек».

Выполняя эту директиву, командующий фронтом поставил войскам Северной группы задачу сосредоточить к 25 сентября две ударные группы: одну в районе Ногай-Мирзы и вторую в районе Сагопшина. Однако из-за сложившегося тяжелого положения на левом фланге 9-й армии этот приказ не был выполнен.

Немецко-фашистские войска, создав новую сильную группировку, начали наступление, пытаясь прорваться через Эльхотовские ворота. Используя свое количественное превосходство, противник 25 сентября передовыми батальонами 13-й танковой дивизии завязал бои за Эльхотово.
http://maps.google.ru/maps?q=%D0%9F%D1%80%...2%D0%B0&z=9
Вражеские танки двигались группами по 5—6 машин, за ними наступала пехота. Наши войска огнем противотанковой артиллерии и меткими залпами «катюш» в этот день отбили все атаки противника.
В течение трех дней фашисты непрерывно атаковывали наши части. И лишь 27 сентября им удалось захватить Эльхотово. В этот день командующий войсками Северной группы доложил командующему Закавказским фронтом, что в связи с наступлением врага большинство частей и соединений, намечавшихся для нанесения контрударов, оказалось втянуто в тяжелые бои и вывести их из боя, не ослабив обороны на этих направлениях, невозможно.

По мнению командующего группой (генерала И.И.Масленникова), создание ударных группировок для нанесения контрудара за счет резервных частей, занимавших оборону в глубине, могло привести к общему ослаблению обороны. Командующий предлагал в сложившейся обстановке временно перейти к обороне, с тем чтобы измотать противника в оборонительных боях и, накопив силы, контрударом нанести ему поражение. Эти предложения были приняты. 29 сентября Ставка Верховного Главнокомандования приказала:

«1. Войскам 9 и 37 армий организовать прочную оборону на ныне занимаемых рубежах.
2. Для обеспечения обороны, предупреждения возможных прорывов противника в направлениях на Грозный и Орджоникидзе и для последующего перехода в контрнаступление сосредоточить:

а) в районе Калаус, Вознесенская, Балашев 337 стрелковую дивизию, 256, 9, 10 стрелковые бригады, 52 танковую бригаду;

б) в районе Нижн. Ачалуки, Пседах, Заманкул 414, 347 стрелковые дивизии, 11 стрелковый корпус, 84, 131 стрелковые бригады и 5 гвардейскую танковую бригаду.

3. 4 гвардейский корпус в составе 9 и 10 гвардейских кав-дивизий сосредоточить в районе Старо-Щедринская и в дальнейшем, в зависимости от обстановки, использовать для непосредственного воздействия на тылы моздокской группировки противника.

4. Для усиления обороны в районе Орджоникидзе перебросить из Гори в район Редант, Балта 276 стрелковую дивизию.

5. Для непосредственной обороны города Грозного, помимо дивизии НКВД, занять Грозненский обвод силами 317 стрелковой дивизии.

6. Перебросить в район Гудермес, в резерв Северной группы войск, 43 стрелковую бригаду из Баку.

7. Для прикрытия махачкалинского направления оборонять:

а) южный берег р. Терек от устья до Ногай-Мирза силами 389, 223, 402 стрелковых дивизий, 3 и 5 стрелковых бригад, для чего перебросить 402 стрелковую дивизию из Нахичевань в район Гудермес;

б) рубеж обороны по р. Сулак силами 416 и 319 стрелковых дивизий;

в) Махачкалинский оборонительный рубеж — дивизией НКВД и 271 стрелковой дивизией.

8. Разрешить Военному совету фронта своим распоряжением сократить тыловые и обслуживающие части и учреждения для пополнения личным составом войск фронта и формирования новых частей.

9. Расформировать двенадцать училищ и личный состав использовать:

а) постоянный состав эвакуировать из Закавказья в места по указанию зам. НКО тов. Щаденко;

б) курсантский состав прежде всего на формирование противотанковых отрядов и батальонов, вооруженных противотанковыми ружьями. Для этой цели, а также для усиления стрелковых дивизий фронту направляется три тысячи противотанковых ружей. Противотанковые отряды и батальоны использовать для усиления стрелковых дивизий на танкоопасных направлениях. Остающийся курсантский состав обратить на формирование курсантских стрелковых бригад, а также на пополнение стрелковых бригад существующих гвардейских корпусов.

10. Контингент, полученный от расформирования тыловых частей и саперной армии, использовать прежде всего для пополнения и восстановления существующих дивизий, как находящихся на фронте, так и выведенных на доукомплектование, восстановив в первую очередь дивизии Черноморской группы и 37-й армии.

11. Направить в распоряжение Военного совета Закавказского фронта для Северной группы 100 танков, из них 69 Т-34 и 31 Т-70. Экипажи для танков выделить за счет частей 14 танкового корпуса и запасных танковых частей.

12. Полностью использовать продукцию Тбилисского авиационного завода. В данное время Ставка не может выделить дополнительное количество самолетов для Закавказского фронта».

В результате всех этих мероприятий наступление врага на малгобекском направлении было окончательно остановлено. Правда, 27 сентября враг захватил Эльхотово, но прорваться через Эльхотовские ворота к Грозному не смог. Противник, стремившийся ударами своих сильных танковых групп захватить Грозный и Орджоникидзе, был вынужден отказаться от дальнейших атак. В период ожесточенных боев с 1 по 28 сентября советские войска нанесли врагу большие потери. Бросив в наступление крупные силы пехоты и до 300 танков, ярый сторонник танкового тарана генерал Клейст был уверен, что дивизии его 1-й танковой армии разнесут нашу оборону, сомнут и уничтожат наши войска и легко прорвутся к Грозному. Но надежды гитлеровского командования не осуществились.
В этих боях большую роль сыграла противотанковая артиллерия. На танкоопасных направлениях плотность противотанковых орудий на 1 км фронта достигала: на вознесенском — 14 орудий; сагопшинском — 33; на эльхотовском — 16 орудий.
Большую помощь пехоте в оборонительных боях на малгобекском направлении оказали танки. В большинстве своем они использовались для проведения контратак, действуя вместе с пехотой.
Кроме того, в Малгобекской операции важную роль в борьбе с танками противника сыграла авиация 4-й воздушной армии. За сентябрь было произведено около 9 тыс. боевых самолето-вылетов, проведено до 150 воздушных боев. Противнику были нанесены большие потери в живой силе и технике. В воздушных боях и на аэродромах было уничтожено и повреждено более 170 самолетов врага.
К концу сентября гитлеровское командование не имело необходимых резервов и не могло маневрировать своими силами, действовавшими на других участках советско-германского фронта.
Благодаря стойкой обороне советских войск под Сталинградом гитлеровцы не перебросили оттуда часть сил для усиления кавказской группировки, как они это планировали раньше.

Оборонительная операция на моздокском направлении имела большое значение в обороне Кавказа. В этой операции наши войска нанесли поражение 1-й танковой армии и сорвали план гитлеровского командования по захвату Грозненского и Бакинского нефтяных районов. Кроме того, исход Малгобекской оборонительной операции оказал серьезное влияние на боевые действия под Новороссийском.
В самый напряженный момент боевых действий на этом направлении противник был вынужден перебросить на моздокское направление дивизию СС «Викинг», ослабив тем самым 17-ю армию, действовавшую под Новороссийском.


Сообщение отредактировал Konstanten - 14.9.2012, 0:36
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

10 страниц V  « < 2 3 4 5 6 > » 
Ответить в данную темуНачать новую тему

 



Текстовая версия Сейчас: 10.7.2020, 13:21