Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
Ответить в данную темуНачать новую тему
Парламент как штаб либеральных революций
Антон Ян
сообщение 15.7.2012, 23:19
Сообщение #1


Активный участник
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 157
Регистрация: 22.9.2010
Пользователь №: 2014



Хочу обратить внимание на схожесть сценариев самых значимых в истории Европы революций, на исключительно важную, организующую и руководящую роль парламентов в этих революциях. Не с массовых и непрерывных выступлений низов начинались эти революции, не «снизу», а «сверху» они инициировались. Можно сказать, что парламенты революции эти начинали, продолжали и заканчивали свержением монархов и захватом власти. Сложно сказать однозначно, такая схожесть сценариев революций – это случайность или закономерность? Думаю, что в Англии середины XVII века, вполне возможно, парламенту заранее не планировалась роль штаба революции, и всё произошло стихийно, случайно. Но успешная случайность обычно становится опытом, который в последующем определённые силы могут сознательно использовать в нужное время в нужном месте. Так что, приём использования парламента как штаба революции во Франции (1789) и в России (Февраль 1917) мог быть случайностью, а мог и планироваться.

Вспомним, как начиналась Английская буржуазная революция. Король КарлI созвал парламент. Парламент, который вошёл в историю под названием «Долгий», начал работу 3 ноября 1640 года и с первого же дня повёл себя своенравно. Парламент вывел себя из подчинения королю, объявил себя «нераспускаемым» до тех пор, пока сами депутаты того не пожелает. Буржуазия и новое дворянство использовали трибуну парламента для революционного возбуждения населения и при поддержке восставших жителей Лондона добились суда и казни ближайших помощников короля – графа Страффорда и архиепископа Уильяма Лода. Затем парламент стал забирать в свои руки всё больше и больше власти, а значит, всё меньше и меньше власти оставалось у Карла I.
Противостояние парламента и королевской власти на определённом этапе переросло в революционную гражданскую войну, в которой, в конце концов, победили силы революционного парламента. В январе 1649 года король был обезглавлен. 19 мая 1649 года Англия была объявлена республикой. Так парламент принёс в страну демократию и свободу.

Во Франции революция развивалась примерно по такому же сценарию, как и в Англии. Король Людовик XVI созвал Генеральные Штаты (парламент), который не собирался с 1614 года. Король рассчитывал на помощь парламента, а получил революцию. 9 июля 1789 года депутаты провозгласили себя Учредительным собранием и стали решать вопросы ограничения королевской власти, изменения государственного устройства Франции, разрабатывать конституцию, то есть взяли курс на либеральную демократическую революцию.
Правительство Людовика XVI попыталось стянуть в Париж войска. Парламент в ответ призвал парижан защитить демократию и свободу, жители столицы восстали, захватили арсенал и вооружились. 14 июля 1789 года они взяли Бастилию, этот день принято считать первым днём Великой Французской революции.

В Февральской революции 1917 года революционные события развивались, примерно, по такому же сценарию, с той лишь разницей, что в Англии и Франции парламенты сами призвали жителей столиц под свои революционные знамёна, а Государственная Дума превратила восстание в одном, отдельно взятом городе в революцию. Правда, это был не обычный город, а столица, но ведь на территории огромной империи нигде больше восстаний на тот момент не было. Это после свержения царя либеральными демократами Думы начнутся разброд и шатания в стране и армии. А на момент начала восстания власть монарха никто не отменял, царь находился в Могилёве, в Главном штабе действующей армии, вне зоны досягаемости и влияния восставших. Царь – Верховный Главнокомандующий действующей армии, у него более десяти миллионов фронтовых солдат, офицеров, генералов. У него полицейские силы всей России. Вместо правительства, дружно ушедшего в отставку в Петрограде (27 февраля), во власти царя назначить другое правительство - в Москве или любом другом городе России. Решительными и быстрыми действиями восстание можно подавить. Тем более что у восстания не было единого руководящего центра, восстание никто не возглавлял. Восстание было полной неожиданностью для многих – для властей, для социалистов, для самих восставших. Но для предотвращения революции царь должен был знать реальную обстановку и иметь надёжную опору в лице своих ближайших помощников, чего как раз и не было.

Что надо сделать для того, чтобы восстание в Петрограде превратить в революцию?
Во-первых, надо было, чтобы какая-то организованная сила объявила себя новой государственной властью и подчинила себе восстание.
Во-вторых, добиться того, чтобы фронтовые генералы не пошли на Петроград подавлять восстание.
И самое главное, надо было добиться отречения Николая II от власти. Кто мог всё это сделать? Разве могли Ленин, социалисты или пролетарии добраться до царя и уговорить или заставить его добровольно отказаться от власти?

Это было по силам только людям из ближайшего окружения царя, заранее договорившихся между собой. И горькие слова в дневнике Николая II после отречения, что «кругом предательство, трусость и измена» адресованы не большевикам, не рабочим и не крестьянам. Эти слова адресованы царём своему ближайшему окружению – родственникам Романовым, правительству, генералам, либералам Государственной Думы. Именно они сделали всё возможное, чтобы превратить волнения в Петрограде в революцию. И роль Думы здесь была исключительно важной.

То, что не смогли сделать за десятилетия борьбы с самодержавием все вместе взятые социалисты, анархисты, народовольцы и другие революционеры, либеральные демократы Государственной Думы сделали всего за десять лет. Дума была создана в 1906 году, а уже 2 марта 1917 года посланцы её – либеральный демократ А.И. Гучков и помещик В.В. Шульгин – принимали акт отречения Николая II от престола.

Многие историки опровергают устоявшийся стереотип, что Февральская революция произошла случайно, никто её не готовил. Неожиданной революция Февраля была для социалистов, в том числе и для большевиков. Ленин, выступая в Швейцарии в январе 1917 года, говорил, что его поколение не доживёт до революции в России, полагая её делом далёкого будущего.

Для многих либеральных демократов поколения 1917 года ничего неожиданного не было, это они готовили свержение монархии и захват власти. Писатель Н.М. Коняев разыскал в архиве Санкт- Петербургского ФСК письмо П.Н. Милюкова, лидера кадетов в Думе. Вот один только абзац из этого письма: «Вы знаете, что твёрдое решение воспользоваться войной для производства переворота было принято нами вскоре после начала этой войны. Заметьте также, что ждать больше мы не могли, ибо знали, что в конце апреля или начале мая наша армия должна была перейти в наступление, результаты коего сразу в корне прекратили бы всякие намёки на недовольство и вызвали бы в стране взрыв патриотизма и ликования». (Н.М. Коняев. «Трагедия ленинской гвардии, или правда о вождях Октября». М.: Алгоритм, 2007. С.46-48). Либералы торопились, они хотели успеть захватить власть до окончания войны.

Историк-эмигрант Г. М. Катков в своей книге «Февральская революция» очень доказательно утверждает, что массированный штурм монархии либералы предприняли ещё летом 1915 года. Для этой цели в августе либералы Государственной Думы, Государственного Совета и Правительства объединились в «Прогрессивный блок». И.Л. Горемыкин, который был тогда Председателем Совета министров, сразу же так и оценил, однозначно и категорично, что «блок создан для захвата власти». (Георгий Катков. «Февральская революция». М.: Центрполиграф, 2006. С.166.).

Следует отметить, что важнейшим и необходимым условием успеха либеральных демократических революций являются гражданские свободы (свобода слова, печати, собраний, организации партий и другие). Эти свободы мало что давали большевикам, они как были в подполье, так и оставались работать в условиях подполья и после Манифеста от 17 октября 1905 года.

А господа либералы приобрели право на организацию своих сил (парламент, собрания, партии) и легальную трибуну (парламент, СМИ) для дискредитации царской власти и пропаганды своих идей. И что очень важно, гражданские свободы лишали официальную власть «кнута», разрушали важнейший принцип любой власти – сочетания «кнута и пряника», «кнутом» завладели сами либералы. Теперь любой запрет, любая попытка власти защитить себя и ограничить агрессию нападок либералов на власть (не всегда справедливых) вызывает тотальную обструкцию «свободных» СМИ, либералов парламента и зарубежных заинтересованных сил. Они обвиняют действующую власть в «деспотизме», тоталитаризме, в нарушении прав и свобод граждан и могут даже призвать население защитить демократию и свободу, создавая тем самым в стране состояние революционной ситуации.

Ведь конечная цель и у социалистов-революционеров, и у революционеров-либералов была одна и та же – свергнуть самодержавие и взять власть. Но если социалисты заявляли свои цели громогласно и открыто, то либералы подбирались к власти скрытно и, как обычно, маскировали свои цели под благие намерения. Они называли себя не революционерами, а оппозицией, то есть, чуть ли не союзниками царской власти. Дискредитацию царской власти они называли критикой, которая не вредит, а наоборот, якобы помогает власти исправлять свои ошибки.

И казалось, что либералы не представляли особой опасности для царской власти, они требовали от монарха всего лишь только либеральных свобод и назначения «правительства народного доверия», или «ответственного правительства». Но в чём суть красивой и, на первый взгляд, безобидной фразы «правительство народного доверия?»

Логика здесь несложная. Государственная Дума – единственный орган царской власти, который избирается населением, народом. Народ избрал Думу, а значит, Дума и есть народ, в ней сконцентрировано доверие народа. Дума, как орган власти от народа, требует от царя права назначать и сменять правительство. Такое правительство и есть «правительство народного доверия», или «ответственное правительство», так как отвечать это правительство будет теперь не перед царём, а перед народом - в лице либералов Думы.

Но ведь это и есть самая настоящая революция, либеральная демократическая революция, потому что означает конец самодержавия и переход к конституционной монархии или даже к парламентской демократии либералов. Временное правительство, созданное либеральными демократами в результате Февральской революции 1917 года, по сути, и было тем самым «правительством народного доверия», которого так добивались либералы. Монарху в такой системе власти места нет, он не нужен.

И хотя революции в Англии, Франции и России разделяют друг от друга столетия, их объединят то, что парламенты выступали как мозг, штаб и двигатель этих революций. В предреволюционный период либеральные демократы использовали парламент как легальную трибуну для дискредитации существующих порядков и власти монархов, а также подготовки общественного сознания и населения к необходимости перемен и «демократизации» общества.
В ходе революции парламент превращался в руководящий орган, штаб революции.
После победы революции, как единственная организованная сила, парламент – это готовый орган новой власти.
Надо отметить и такой момент. В 1917 году, впервые за многовековую историю капиталистических революций, либералы не удержали захваченную власть.
Казалось бы, либералы сделали всё как обычно, по привычному, проверенному опытом европейских революций сценарию: подготовились организационно, свергли монархию и захватили власть. Но изменилось время. Кроме либералов появилась ещё одна организованная революционная сила, которая и перехватила результаты революционных усилий либералов. Отныне либеральные демократы утратили монополию на революционную власть, отсюда и непримиримый либеральный идеологический антикоммунизм, желание навсегда покончить с опасным конкурентом, уничтожить его. Не потому ли либеральные демократы так ненавидят советскую демократию и всё советское?
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Cesare Borgia
сообщение 29.7.2012, 9:48
Сообщение #2


Активный участник
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 4670
Регистрация: 16.10.2010
Пользователь №: 2071



Про парламент:

"Парламент - это площадки для игр удачливых авантюристов" ( В.Швебель)

" Каждый парламент считает, что он прекрасно бы правил страной, если бы граждане ему не мешали". (В.Швебель)

Про демократию:

"Демократия есть искусство управления цирком изнутри обезьяньей клетки". ( Г.Менкен)

"Демократия - теория, в соответствии с которой 2 вора украдут меньше, чем один; 3 - меньше, чем 2; 4 - меньше трех и так далее до бесконечности (Г.Менкен)

"Демократия - это право делать неправильный выбор." (Д.Патрик)

"Демократия - это режим, при котором можно говорить все, что думаешь, даже если ты ничего не думаешь". (Л.Питер)

"Демократия - это способ, с помощью которого хорошо организованное меньшинство управляет неорганизованным большинством". (В.Розанов)

"Демократия - это форма правления, позволяющая небольшому количеству умных эгоистов жить за счет наивного эгоизма большинства". (В.Швебель)

Парламентские партии не представляют никого, кроме самих себя
Цитата
Русские вообще не очень любят парламентаризм, он никогда не пользовался большой популярностью в России – это касается и трех дореволюционных Дум, и Верховного совета.

http://www.km.ru/v-rossii/2012/07/27/gosud...ikogo-krome-sam
Это так?



Сообщение отредактировал Cesare Borgia - 29.7.2012, 11:28


--------------------
Aut Caesar, aut nihil.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
s.t.
сообщение 20.6.2015, 10:29
Сообщение #3


Новичок
*

Группа: Пользователи
Сообщений: 17
Регистрация: 1.9.2011
Пользователь №: 5134



Кстати, на тему революционных настроений второго десятилетия 20 века и парламентов, есть интересная статья Герберта Уэлса(тот который писатель-фантаст), написанная в 1914 году.

Герберт Уэллс. Болезнь парламентов : http://bookz.ru/authors/uells-gerbert/bole...lezn_-_798.html

Это был период бурных революционных настроений во многих странах, даже где революций практически не произошло.
Для России 1917 затмил все эти процессы, но любопытно как это "революционное бурление" там происходило - он в основном говорит об Англии,Франции,США. К тому же "независимая" точка зрения, т.к. он ни политик ни сторонник коммунистов ни тогда ни после, ни сторонник марксистских и подобных теорий. Взгляд простого обычного англичанина, которого тоже затянуло "революционное бурлние".
Хотя у него революционные настроения направляются в другое русло, не как у большевиков (старый мир до основания разрушим ...),
а скорее противоположная крайность - выходом из стратегического тупика он видит внесение мелких косметических изменений в избирательный процесс (на счет пропорционального представительства и т.п.), по его словам это важные изменения, решат все проблемы - хотя тут даже не важно прав он в этом или нет.

Вот основные цитаты оттуда:
Цитата
Свободные выборы — вот что считалось у нас панацеей от всех недовольств. Избирательная урна казалась и выходом и лекарством при любых проявлениях социального и национального несогласия
....
История либерализма девятнадцатого столетия во всем мире может быть подытожена одной фразой: «Неизменное расширение избирательных прав».
...
Теперь недовольство идет гораздо глубже. Наша либеральная интеллигенция столкнулась сейчас с таким положением, когда недовольство охватило людей, уже имеющих избирательное право, когда избиратели выражают презрение и враждебность по отношению к избранным ими самими депутатам.

Такое недовольство и возмущение, такое презрение и даже враждебность по отношению к собственным законно избранным представителям характерны не для какой-нибудь одной или другой демократической страны — они распространены почти по, всему миру. Чуть ли не все народы разочарованы в так называемом народном правительстве, а во многих странах, в частности в Великобритании, это разочарование проявляется в чудовищных политических беззакониях и в странном и зловещем пренебрежении законом.
-------------------
Синдикалистское движение, саботаж во Франции и ларкинизм[1] в Англии являются с точки зрения социальной устойчивости самыми серьезными проявлениями все растущего возмущения трудящихся классов своими представительными учреждениями. Эти движения нельзя назвать ни революционными, ни реформистскими, какими были демократические социалистические движения конца девятнадцатого столетия. Они дышат гневом и местью. За ними стоит самая опасная и ужасная из чисто человеческих сил — ярость, слепая, разрушительная ярость обманутой толпы.
-------------------
Что касается восстания трудящихся масс, то положение в Америке отличается от европейского, и здесь процесс разочарования, возможно, пойдет иным путем.... Пройдет еще много времени, прежде чем трудящиеся массы Америки станут такой же организованной силой и заговорят языком трудящихся Франции и Англии, где эксплуататор и эксплуатируемый принадлежат к одной нации и где нет всяких чужаков, «даго», которые срывали бы назревающий бунт. Но в остальном недоверие американцев к своим «избранникам» и ненависть к ним была и остается значительно более глубокой, чем в Европе.
-------------------
Стоит лишь присмотреться к качеству и составу выборного представительства в любом современном демократическом государстве, как сейчас же начинаешь понимать причины и сущность все увеличивающегося разрыва между этим институтом и обществом, которое он представляет. Ибо парламенты ни в коей мере не представляют действительных идеалов и целей страны; что для них достижения науки, последнее слово философии и литературы — все силы, созидающие будущее, — изобретения, эксперименты и исследования, опыты и промышленное развитие!.. Типичным «избранником» является обычно какой-нибудь законник, скорее ловкий, чем одаренный, умело жонглирующий дешевыми лозунгами и изловчившийся собрать голоса на выборах
...
В Англии, например, в настоящее время обе политические партии совершенно не пользуются доверием общества, которое от всей души жаждет, если это только возможно, избавиться от них обеих. Ирландский Гомруль, этот мертвец, противостоит мертворожденной Тарифной реформе.
...
А тем временем за этими нелепыми альтернативами, за этими фальшивыми проблемами никто не желает видеть подлинные, важнейшие задачи, стоящие перед страной...
-------------------
Означает ли это провал и несостоятельность представительного правительства? Неужели идея, вдохновлявшая многие из лучших и благороднейших умов восемнадцатого и девятнадцатого столетий, была ложной идеей и мы должны в политической структуре будущего возвращаться назад к цезаризму, или олигархии, или плутократии, или теократии — к Риму, или Венеции, или Карфагену, к сильному правителю или правителю в силу божественности права?
Моим ответом на этот вопрос будет самое решительное НЕТ. Моим ответом будет, что избранное народом правительство — единственно возможное правительство в цивилизованном обществе. Но я должен прибавить, что пока еще мы не имеем возможности вынести суждения о таком правительстве. До сих пор у нас еще не было избранного народом правительства, а были только отвратительные карикатуры на него.

-------------------
...то, вероятно, поймете, что я хочу доказать, а именно: выборы могут привести к любому результату, в зависимости от того, каков будет метод голосования; единственное, к чему они не могут привести, — это к выбору правительства, действительно представляющего народ.

И это дает нам возможность заранее предположить в полном соответствии с опытом современной жизни, что во всем мире так называемые народные представительства никого, по сути дела, не представляют. Я пойду еще дальше и скажу, что если бы не порочность нашей избирательной системы, то даже одна десятая ныне подвизающихся американских и французских сенаторов, французских депутатов, американских конгрессменов и английских членов парламента не занимала бы сегодня своих постов. О них никто бы и не услышал. По существу, они вовсе не избранники народа, они всего лишь порождение нелепого метода голосования, незаконные отпрыски партийной системы и избирательной урны, оттеснившие законных детей и захватившие их права. Они выражают всеобщую волю не более, чем царь или какой-нибудь диктатор, провозгласивший себя президентом. Они просто случайная олигархия авантюристов. Действительно представительное правительство пока еще не существовало на свете. Была попытка создать его в восемнадцатом столетии, но в минуту появления на свет его одолел наступивший хаос. Вместо вождей и представителей народа у нас есть всего лишь политиканы и «депутаты».
-------------------
При такой системе политической партии легко направлять ход выборов, и во всех странах дело пришло к этому очевидному результату. Политические организации нашего времени неограниченно управляют нами. Только они и говорят за нас, а народ нем.
Преобладающая в наши дни избирательная система, задуманная якобы для того, чтоб каждый избиратель мог участвовать в управлении государством (а некоторые простаки до сих пор в это верят), в сущности, не означает ничего подобного. Избирателю предоставляется возможность проголосовать в порыве отчаяния за представителя одной из двух партий, ни на одну из которых он не имеет ни малейшего влияния.
...
Одного из двух нежелательных ему кандидатов избиратель может отвергнуть, но второй все равно станет его «депутатом».
-------------------
И что бы ни планировали совместно обе партийные организации, какую бы проблему они ни ставили выше «партийных интересов», свободный и независимый избиратель не более влияет на их политику, чем если бы он был рабом в древнем Перу.

Сегодня правительства самых цивилизованных стран мира демократичны только в теории и в наших представлениях. На самом же деле эта демократия настолько изъедена ржавчиной скверных избирательных методов, что она просто вуаль, прикрывающая паразитические олигархии, взращенные внутри демократических форм.

Прежний дух свободы и общей цели, опрокинувший и подчинивший себе церковь и королевскую власть, совершил это словно лишь для того, чтобы проложить путь этим темным политическим силам. Так, вместо либеральных установлений человечество изобрело новый вид тирании. Не удивительно, что многие из нас испытывают чувство политического отчаяния.

Эти партийные олигархии развиваются уже в течение двух столетий, и таившиеся в них зло и опасности проявляются все яснее и яснее. Главное из этих зол — отсутствие в правительстве представителей наиболее активных и образованных слоев общества.
Никому не кажется удивительным, наоборот, все считают вполне естественным, что ни в конгрессе, ни в палате общин нет подлинных представителей общественной мысли нашего времени, его науки, изобретательства и инициативы, его искусства и чувств, его религии и идеалов. Когда люди говорят о конгрессменах или членах парламента, они представляют себе, если говорить начистоту, интеллектуальные отбросы общества.
-------------------
Такая умственная неполноценность законодателя вредна для общества не только потому, что он издает тупые, дурацкие законы, но и потому, что он разлагающе и принижающе влияет на всю нашу духовную жизнь. Ничто так не способствует развитию искусства, мысли и науки, как возможность
воплотить их в жизнь; ничто так не губит их, как их неосуществимость. Но глубоко вникать и ясно мыслить можно только, если полностью отказаться от преступной трескотни, каковой является современная политика, то есть, другими словами, если совершенно отойти от основного течения общественной жизни страны. Когда общество не обращает интеллигенцию себе на пользу, эта интеллигенция скудеет, становится худосочной и неизбежно скатывается к претенциозности и поверхностности, с одной стороны, и к мятежу, бунтарству и анархии — с другой.
-------------------
С точки зрения политической устойчивости это отчуждение национальной интеллигенции от национального правительства далеко не так опасно, как полное расхождение во взглядах между правительством и народом. На Британских островах, по мнению многих наблюдателей, эта отчужденность очень быстро может привести к социальному взрыву. Организованным массам трудящихся мешают как их парламентские представители, так и профсоюзные деятели. Они начинают терять доверие к парламентским методам и в гневе вновь возвращаются к мятежным идеалам, к идее всеобщей забастовки и к саботажу. Они делают это без всяких конструктивных предложений, ибо смешно считать конструктивным предложением синдикализм. Они хотят бунта потому, что лишены иной надежды и глубоко разочарованы. То же самое происходит во Франции и очень скоро начнется в Америке.

Этот путь ведет к хаосу. В ближайшие несколько лет в большинстве крупных городов Западной Европы могут начаться социальные восстания и кровопролития. К этому скорее всего ведет современное положение вещей. И тем не менее политические деятели продолжают почти совершенно игнорировать признаки надвигающейся бури. Жульнические избирательные методы мешают им видеть происходящее, и когда вместо Твидлдума избирают Твидлди[2](близнецы) , Твидлди кажется, что он тем самым получил право на полную политическую слепоту.
-------------------
Если невозможно создать иные правительственные органы, нежели те тупые, медлительные сборища болтунов, что сейчас управляют Францией, Англией и Америкой, тогда цивилизованное человеческое общество исчерпало все свои возможности. Эти сборища совершенно не способны глубоко проникнуть в проблемы, представляющие интерес для всего общества; только наука и рациональный социализм предлагают тот коллективный подход к этим проблемам, который остро необходим, если мы хотим избавиться от теперешнего бесконтрольного расточения естественных богатств и избежать полного банкротства человечества.

В неумелых и нечистых руках современных правителей и так уже сосредоточено слишком много власти, и сейчас единственный для нас выход — это попытка использовать просвещенный индивидуализм, попытка всячески лимитировать и ограничить государственную власть и временно создать маленькие частные островки знания и культуры среди всеобщего беспорядка и разложения. Все идеалы коллективизма, весь рациональный социализм — если только социалисты захотят понять это, — в сущности, все чаяния человечества, зависят исключительно от вероятности создания лучшей системы правления, чем любая из существующих.
-------------------
Вооруженное восстание «юнионистов» в Ульстере, саботаж рабочих, забастовки солидарности и всеобщая стачка — все эти события имеют одну общую особенность: их участники заявляют, что Парламент — это обман и в нем нет и не может быть справедливости и что искать разрешения своих обид у Парламента — пустая трата времени и сил.
-------------------


Сообщение отредактировал s.t. - 20.6.2015, 11:23
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

Ответить в данную темуНачать новую тему

 



Текстовая версия Сейчас: 27.11.2021, 20:59